Пять лет власти между арестами: как Аун Сан Су Чжи сначала отбила Мьянму у военных, а потом вновь потеряла все

Фото Mark Metcalfe / Getty Images
Фото Mark Metcalfe / Getty Images
Аун Сан Су Чжи провела 15 лет под домашним арестом, чтобы потом стать главой родной Мьянмы. За свою борьбу она получила Нобелевскую премию, о ней снял фильм Люк Бессон и спела песню группа U2. Ее же позже осуждали за геноцид мусульман-рохинджа. Несколько дней назад в результате военного переворота ее сместили с поста и вновь арестовали

Дочь революционера

Отец Аун Сан Су Чжи — Аун Сан — был создателем Коммунистической партии Бирмы. В течение 10 лет он боролся за независимость страны от британского владычества и в 1947 году добился успеха. Ослабленная войной Британская империя согласилась на проведение выборов в Учредительное собрание Бирмы, которому предстояло проголосовать за независимость страны. Аун Сан фактически возглавил переходное правительство и был одним из главных авторов Конституции Бирмы. Однако 19 июля 1947 года он вместе с шестью другими членами правительства был убит группой правых заговорщиков.

Его дочери, Аун Сан Су Чжи, тогда только исполнилось два года. Воспитывала ее мать, Кхин Чжи, также крупный бирманский политик. В 1953 году, сумев поладить с новыми властями, она стала первой в истории Бирмы женщиной-министром социального обеспечения. А семью годами позже была назначена послом страны в Индии, также став первой бирманкой во главе дипломатической миссии. 

Су Чжи последовала за матерью. В 1964 году она окончила колледж в Нью-Дели, после чего поступила в Оксфордский университет, откуда через пять лет выпустилась со степенью бакалавра философии, политики и экономики. После окончания университета она переехала в Нью-Йорк по приглашению друга семьи, некогда популярной бирманской певицы Ма Тан И Фенд. В Нью-Йорке Су Чжи прожила три года, работая в ООН над бюджетом организации. В это же время завязалась ее переписка с британским тибетологом Майклом Эйрисом, который жил в Бутане. Они поженились в 1972 году, и спустя год у них родился сын, а спустя четыре — еще один.

В 1980-х Су Чжи занялась академической карьерой, сначала получив степень магистра по бирманской литературе в Лондонском университете. Два года она проработала в качестве исследователя в Индийском институте перспективных исследований в Шимле. Но в 1988 году в Бирме тяжело заболела ее мать, и она вернулась на родину, чтобы за ней ухаживать.

Свобода и плен

В Бирме как раз в это время пал режим генерала У Не Вина, 25 лет правившего страной. Он взял курс на построение «буддийского социализма», национализировал все крупные предприятия и загнал оппозицию в подполье. Накопившееся в народе недовольство вырвалось наружу после затеянной диктатором экзотической реформы: любитель нумерологии, он постановил вывести из обращения все денежные знаки, номинал которых не делился на 9 — «счастливое число». Охватившие страну массовые протесты У Не Вин пытался жестко подавить, но в результате лишился власти.

У руля встала военная хунта во главе с генералом Со Маунгом. При нем страна была переименована в Мьянму (что на местном языке означает «быстрый», «сильный»), а в 1990 году прошли первые за много десятилетий демократические выборы в парламент. Убедительную победу на них одержала партия «Национальная лига за демократию» (НЛД), которую возглавляла Аун Сан Су Чжи. Дочь видных бирманских политиков, хорошо образованная и амбициозная, она не могла остаться в стороне от происходивших в стране изменений. Ей прочили пост премьер-министра.

Но у продолжавших прочно удерживать власть военных были другие планы. Результаты выборов были отменены, демократизация остановлена, а сама Су Чжи на 15 лет оказалась под домашним арестом в Янгоне. Несколько раз за эти годы ее здоровье ухудшалось, и ее приходилось госпитализировать. В 1996 и 2003 годах, когда Су Чжи находилась вне дома, на нее и ее сторонников совершались нападения. После 1995 года в Мьянму, несмотря на ходатайства папы римского Иоанна Павла II и генсека ООН Кофи Аннана, не пускали ее мужа, у которого был диагностирован рак простаты в терминальной стадии. Майкл Эйрис умер в 1999 году в возрасте 53 лет, так и не увидев жену. Сама уезжать Су Чжи из страны отказывалась.

Находясь под арестом, она изучала буддийские практики и много читала, причем не только политическую литературу, но и биографии, книги по философии, художественные произведения. «Я не хотела превратиться в «политическое животное», — скажет она потом.

Своим главным оружием Аун Сан Су Чжи избрала ненасилие в духе Ганди, подчеркивая, что придерживается этой доктрины «в силу не моральных, а политических и практических причин». В 1990 году она получила от Европарламента премию «За свободу мысли» имени Сахарова, а годом спустя — Нобелевскую премию мира. В пресс-релизе Нобелевского комитета говорилось, что ненасильственная борьба Аун Сан Су Чжи — «один из самых потрясающих образцов гражданского мужества в Азии в последние десятилетия», а сама она «стала важным символом борьбы против угнетения». Нобелевскую премию за лауреата получили сыновья, денежная часть ($1,3 млн) была пожертвована на развитие здравоохранения и образования в Мьянме.

Опасные компромиссы

В 2007 году в Янгоне, крупнейшем городе Мьянмы, произошли массовые антиправительственные демонстрации — их назвали «шафрановой революцией», из-за цвета ряс буддийских монахов, с протеста которых все началось. В следующем году на страну обрушился циклон Наргис — крупнейшее стихийное бедствие в истории страны, унесшее более 100 000 жизней. Под влиянием внутренних неурядиц и внешним давлением (уговаривать тогдашнего лидера хунты Тан Шве приезжал лично генсек ООН Пан Ги Мун) военные пошли на уступки. В 2008 году была принята новая либеральная конституция Мьянмы, политзаключенные начали выходить на свободу. В ноябре 2010 года была освобождена и Аун Сан Су Чжи. Государственная газета «Новый свет Мьянмы» объяснила это ее «хорошим поведением».

Сразу же после освобождения она выступила на большом митинге для своих сторонников. «Демократия — это когда народ контролирует работу правительства, — сказала Су Чжи. — Чтобы достичь демократии, мы должны создать сеть не только в нашей стране, но и по всему миру. Я постараюсь сделать это».

Долгое время казалось, что у нее получается. В 2015 году Национальная лига за демократию триумфально выиграла парламентские выборы, получив 135 из 224 мандатов в верхней палате и 255 из 440 — в нижней. Президентом Су Чжи стать не позволили под предлогом иностранного гражданства ее покойного мужа. Несмотря на это, она стала фактической главой государства, заняв специально учрежденную должность государственного советника (де-факто — премьер-министра).

Но на самом деле политическая реальность Мьянмы была не столь радужной. Военные оставили за собой право назначать четверть депутатов парламента. Более того, армия и связанные с ней структуры, носящие общее название «Татмадау», остались самой могущественной корпорацией в стране, фактически «государством в государстве». У них есть собственные СМИ, оператор мобильной связи и банк, а контроль над ними со стороны гражданского правительства сведен к минимуму. «Политическая гегемония военных [в Мьянме] сохраняется и даже укрепляется», — с тревогой писало в декабре 2020 года аналитическое издание The Diplomat.

В 2016-2017 годах мьянманские военные, не особо оглядываясь на правительство, развернули жестокий геноцид против этнического меньшинства — народа рохинджа, который живет на северо-западе страны и исповедует ислам. 68% населения Мьянмы составляют буддисты-мьянманцы, из них же полностью комплектуется армия. Власти Мьянмы традиционно не признают рохинджа гражданами страны, ограничивая их в правах. Те в ответ совершают теракты. Новый всплеск насилия начался с серии нападений боевиков-рохинджа на военных. В ходе последовавшей антитеррористической операции минимум 6700 рохинджа, включая детей, были убиты, свыше 700 000 бежали в соседний Бангладеш, где до сих пор живут в плохо оснащенных лагерях для беженцев. Очевидцы говорили о тысячах случаев физического и сексуального насилия по отношению к представителям рохинджа на территории Мьянмы.

Зверства мьянманских военных потрясли мировое сообщество. Однако в самой Мьянме большинство населения их поддержало — в том числе благодаря грамотно проведенной военными информационной кампании. Аун Сан Су Чжи пришлось фактически поддержать геноцид рохинджа, что сильно подорвало ее авторитет на Западе. Раздавались даже призывы отнять у нее Нобелевскую премию, но в итоге этого решили все же не делать в память о прошлых достижениях. Кроме того, ее критиковали за преследования оппозиционных журналистов. Но худшее ждало Су Чжи впереди.

Новая хунта и первая прививка

1 февраля 2021 года мьянманская преподавательница фитнеса Кхинг Хнин Вай вышла на улицу, чтобы записать видео с упражнениями под музыку. Выложенный в Facebook ролик облетел весь мир: на нем за спиной танцующей девушки к парламенту Мьянмы идет колонна военной техники. В этот день Татмадау снова захватила власть в стране, совершив переворот. Иронично, что сама Кхинг Хнин Вай, записывая ролик, ничего об этом не знала.

Мьянманским военным не понравились результаты ноябрьских выборов в парламент, на которых их Партия солидарности и развития Союза (ПСРС) получила всего 6% голосов, в то время как правящая НЛД — 60%. Представители ПСРС заявили о фальсификации выборов, но ЦИК, контролируемый демократами, отказался даже рассматривать их претензии. В результате переворот произошел буквально за несколько часов до открытия первой сессии нового парламента.

Аун Сан Су Чжи, президент Вин Мьин и верхушка НЛД были арестованы. Военные на год ввели в стране режим чрезвычайного положения, пообещав провести новые выборы «после восстановления суверенитета» страны. Пока же во главе страны встал главнокомандующий армией Мин Аун Хлаин. Путчисты также сформировали новый кабинет министров, целиком из генералов.

Мьянма вернулась в состояние военной диктатуры, будто и не было последних 10 лет. Для большинства жителей страны это не означает ничего хорошего. Уже 1 февраля они выстроились в очереди к банкоматам и начали скупать золото, опасаясь коллапса финансовой системы, как это уже было во время предыдущих переворотов. В стране начались перебои со связью: интернет военным отключить полностью не удалось, но уже 4-5 февраля были заблокированы Facebook, Instagram, WhatsApp и Twitter. Несмотря на это, в стране ширятся массовые акции протеста против военной хунты: в воскресном шествии в Янгоне, по данным AP, приняли участие десятки тысяч человек.

О самой Аун Сан Су Чжи, которая вновь находится под домашним арестом, известно немного. По сообщениям СМИ, в субботу она получила первую из двух доз вакцины от COVID-19. Речь идет о вакцине Covishield, первую партию которой Мьянме на днях подарила Индия. Таким образом, Су Чжи стала одной из первых привившихся у себя в стране. Сколько времени ей на этот раз предстоит провести в неволе, никто не знает. Несмотря на призывы международного сообщества (США и ООН) и демонстрантов внутри страны, Татмадау пока явно не собирается возвращать опасному противнику свободу. При этом большинство аналитиков сходятся во мнении, что новая военная хунта в Мьянме — это надолго.

Что бы ни случилось дальше, можно сказать одно: история ненасильственной борьбы Аун Сан Су Чжи за свободу в свое время вдохновила людей во всем мире. Еще в 2001 году группа U2 посвятила ей песню Walk On («Не останавливайся»). А после ее освобождения в 2011 году Люк Бессон снял о ней биографический фильм «Леди», главную роль в котором сыграла Мишель Йео («Завтра не умрет никогда», «Мемуары гейши»). В том же году она получила награду от Университета Мичигана  — Медаль Валленберга,  ее вручают борцам за свободу угнетенных. И хотя скандал вокруг геноцида рохинджа испортил репутацию Сун Чжи, последние события показывают: последняя страница в ее истории еще не написана.

Дополнительные материалы

От премьер-министра до лидера BLM: 12 женщин, которые вошли в историю науки, политики и гражданского активизма