«Приходится быть громче, чтобы тебя услышали»: продюсер Мэрил Дэвис — о том, как женщины меняют киноиндустрию

Кадр из сериала «Ради всего человечества»
Мэрил Дэвис — исполнительный продюсер сериалов «Электрические сны Филипа К. Дика», «Чужестранка» и «Ради всего человечества». Последний рассказывает альтернативную версию истории космического противостоянии США и СССР. Forbes Woman поговорил с Дэвис о женщинах в Голливуде и в космосе

Мэрил Дэвис выступила исполнительным продюсером таких сериалов, как «Электрические сны Филипа К. Дика», «Чужестранка» и «Ради всего человечества». Последний построен на альтернативной истории космического противостояния СССР и США: по его сюжету первым человеком на Луне стал Алексей Леонов. Недавно на стриминговом сервисе Apple TV+ стартовал второй сезон, в котором, как обещает Дэвис, зрители увидят холодную войну с противоположной точки зрения. 

— Многие ваши проекты связаны с альтернативной реальностью («Электрические сны Филипа К. Дика», «Чужестранка», «Спираль», «Звездный крейсер «Галактика»: План»). Почему эта тема так важна для вас и что нового привносит в нее второй сезон сериала «Ради всего человечества»?

— Интересно, что вы задали этот вопрос. Мне-то как раз так не кажется. Конечно, в «Чужестранке» есть элемент путешествия во времени, но когда она возвращается назад, все довольно реалистично. То же самое в «Ради всего человечества». Мы видим, как в 1969 году Советский Союз обогнал американцев и высадился на Луне и это меняет всю последующую историю человечества, но что мне нравится в этом шоу, так это то, что события, происходящие в нем, очень близки к реальным. В нашей альтернативной реальности мы не отходим далеко от реальных событий, потому что это лучше всего работает — показать что-то знакомое, но в необычном ракурсе. Мы как бы даем зрителю точки опоры, которые делают проект более достоверным, хотя, когда события развиваются в альтернативном ключе, их последствия тоже несколько отличаются от тех, что были в действительности.

— Историй о противостоянии США и России или Советского Союза очень много, и образ «злобных русских» в американских фильмах уже стал мемом. Как вы работаете с этим стереотипом?

— Во всем, что мы делаем, мы стараемся избегать взгляда на мир как на черно-белый. Иногда вы думаете о каких-то людях, что они злодеи, а все оказывается полностью противоположно. Эта идея проходит через весь второй сезон. 

По законам драмы всегда нужен агрессор, который помогает создать конфликт, и холодная война — плодотворная почва для этого. Во втором сезоне произойдет «переворот», и мы увидим, что обе стороны воюют за одно и то же и русские хотят того же, что и мы. Есть, например, миссия «Союз-Аполлон», на которой американцы и русские должны пожать друг другу руки. Интересно показать, что то, как русские относятся к космической миссии, очень похоже на то, что чувствуют американцы. 

— Астронавт Анна Фишер в интервью Forbes Woman говорила, что в НАСА никому нет дела до вашего пола. Это тот принцип, которого вы придерживались при создании вашей истории? 

— Мне очень нравится этот подход, я рада слышать, что он действует в НАСА. Когда мы проводили ресерч для проекта «Ради всего человечества», то узнали, что в то время, о котором рассказывает сериал, костюмы для астронавтов, например, делали определенного размера, который не всегда соответствовал параметрам женщин, в особенности миниатюрных женщин. Одно это очень красноречиво говорит о том, что женщин среди астронавтов того времени не подразумевалось. Возможно, это стало одной из причин, по которой Америка на 20 лет отстала от СССР в том, чтобы отправить женщину в космос. 

В нашем шоу мы показываем, что инклюзия женщин-космонавтов в Америке происходила поздно и не приветствовалась НАСА в начале пути. Но во втором сезоне женщины в космосе становятся нормой, что значительно помогло развитию этой отрасли в США. Персонаж Молли Кобб в нашем проекте, например, делает совершенно невероятные вещи на Луне и двигает космическую программу вперед уже в первом сезоне. Во втором сезоне мы показываем, что большая включенность женщин в космические исследования больше не аномалия, а норма. 

— Несмотря на то что СССР первым отправил женщину в космос, всего за все время существования космических программ мы отправили четырех женщин, а США — 50...

— Я не знаю, с чем это связано, но я бы хотела поаплодировать СССР за то, что они были первыми — на 20 лет опередили США. Это одна из ситуаций, которую мы в нашей альтернативной реальности хотели «исправить». Мы также упомянули программу «Меркурий 13», которая была предназначена для женщин-астронавтов и была свернута, несмотря на то, что женщины показали себя в испытаниях не хуже астронавтов-мужчин. Просто в то время представители власти не считали, что женщины способны полететь в космос. 

Без сомнения, в нашей стране было сильное движение за равноправие, и, хотя пришли мы к этому не быстро, я рада, что разнообразие по половому и расовому признаку становится неотъемлемой политикой НАСА.

— Образ продюсера в нашей культуре — это мужчина с большими деньгами, но в индустрию приходит все больше и больше женщин. Какие проблемы вы видите для себя в киноиндустрии? Как женщины-продюсеры меняют отрасль?

— Это очень интересный вопрос. Я думаю, что вы правы насчет этого стереотипа. И действительно, появляется все больше женщин-продюсеров. 

У меня, как у человека, выросшего в этой индустрии, никогда не было ощущения, что я не могу высказаться. Мне посчастливилось работать с большим количеством людей, которые интересовались моим мнением и поддерживали меня. Таков, например, Рон (Рональд Д. Мур, продюсер «Ради всего человечества». — Forbes Woman) — мы были сопродюсерами на нескольких проектах, он всегда был очень деликатным и поддерживающим коллегой. Я всегда чувствовала поддержку, все проекты, над которыми я работала, были созданы при участии или под руководством женщин. Я счастлива оттого, что работаю в такой отличной команде. 

Иногда, работая в этом бизнесе, я чувствовала, что мне нужно быть громче и настойчивее, чтобы быть услышанной. Еще недавно женщину могли не заметить, но сегодня мы движемся к паритету. Не могу говорить про кино — я больше работала в телевизионных и стриминговых проектах — и не могу говорить за все страны, но в Америке этот год был явно годом женщин! Мне кажется, что еще очень много историй о женщинах ждут того, чтобы их рассказали, и это замечательное время для нас, работающих в этой индустрии.

— Чувствуете ли вы давление, избыточные требования или наличие «стеклянного потолка»?

— Честно говоря, в первые годы развития моей карьеры я получала комментарии типа «вы наиболее высокопоставленная женщина-продюсер здесь». Вообще-то я была просто самым высокопоставленным специалистом, но люди подчеркивали, что я женщина. У меня был довольно легкий и быстрый карьерный рост, мне в этом смысле повезло, я работала с большим количеством людей, которые меня поддерживали, но порой я чувствовала, что мне нужно приложить больше усилий, чтобы завоевать свое место под солнцем. 

С годами я поняла, что не обязательно постоянно вступать в борьбу — твои дела говорят больше, чем слова. Важно просто иметь свое мнение и выражать его наиболее элегантно, не беспокоясь о том, услышат ли вас, и не думая о том, имеете ли вы на него право. Невозможно постоянно думать о мнении других людей, нужно просто идти своим путем. 

Когда вы молоды и только начинаете свой карьерный путь, вам, конечно, приходится говорить громче, чтобы донести свою позицию. Из-за этого иногда некоторые женщины получают репутацию стерв. К сожалению, сильная независимая женщина возмущает окружающих, но женщины ведут себя так потому, что путь наверх для нас намного более сложен. 

10 женщин, которые влияют на мировой кинематограф прямо сейчас

— Что вы думаете о кампании по разоблачению тех режиссеров и продюсеров-мужчин, которые превышали свои полномочия в отношении коллег-женщин?

— Если говорить об индустрии развлечений в нашей стране, то неприемлемое поведение  было очень распространено здесь в последние годы. Людей, которые совершали мерзкие поступки, оправдывали их артистической натурой или говорили что-то в духе «надо заниматься творчеством, чтобы иметь право говорить о них» — что, на мой взгляд, неприемлемо. 

Я не считаю, что подобное поведение исходит только от мужчин, но думаю, что мужчины у власти совершают большую часть таких поступков. Ситуация постепенно меняется, людей начинают привлекать к ответственности за их неприемлемое поведение, конечно же, как индустрия, мы пытаемся исправить эту ситуацию, не молчать, когда мы видим, что происходит что-то плохое. Мне кажется, очень важно, где бы ты ни был, говорить об этом, высказываться. 

Я думаю, изменить ситуацию могут люди, находящиеся у власти, потому что, как правило, члены съемочной группы очень уязвимы, и те, кто управляют ими, должны сделать шаг навстречу, дать знать, что они в курсе всего происходящего на площадке. Если есть режиссер, актер, продюсер, чье поведение неприемлемо, наш долг заявить об этом и противостоять этому. 

Травмоопаснее, чем трюки и бои: интервью с координатором интимных сцен в кино Лиззи Тэлбот

— Как пандемия изменила отрасль? Будет ли она влиять на то, как люди смотрят и снимают кино в долгосрочной перспективе?

— На самом деле я надеюсь, что пандемия изменит стиль работы и то, как мы в Голливуде делаем некоторые вещи. Очевидно, во времена пандемии на съемках возникают дополнительные сложности. Снимать интимные сцены или сцены с большим количеством людей сегодня еще сложнее, на многие вещи, очевидно, нужно взглянуть по-новому, что-то переоценить. Тем не менее я надеюсь, что одна из положительных особенностей этого периода, которую мы возьмем с собой в будущее, — сокращение рабочих часов. Мы пошли на это в съемках «Ради всего человечества», когда мы снимали последний блок сериала сразу после некоторого ослабления ограничений, связанных с эпидемией. И в будущем мы планируем оставить эту практику и работать меньше часов, чем до пандемии. Это, на мой взгляд, хорошая новость для нашей индустрии, я считаю, что у нас слишком много рабочих часов. Я понимаю, почему это происходит, съемки — очень длительный процесс, на четыре страницы сценария может уйти 12–14 часов. 

— Не хотите попробовать свои силы в игровом кино?

— Мне нравится игровое кино, но моя страсть — ТВ. В телевизионной индустрии сейчас происходит столько всего интересного, это прекрасное место для работы, здесь огромное количество историй, которые можно рассказать совершенно разными способами. ТВ — это то медиа, которое я искренне люблю. 

Дополнительные материалы

Вне гравитации: шесть женщин-космонавтов, меняющих мир