Как эмиратские женщины запускают спутники и готовятся лететь в космос

Фото AFP via Getty Images
Сара аль-Амири, заместитель руководителя проекта Марсианской миссии ОАЭ, во время церемонии открытия миссии 6 мая 2015 года в Дубае Фото AFP via Getty Images
В 2020 году ОАЭ запустили свой первый межпланетный космический аппарат. Женщины составляют 80% научной команды миссии, а руководит ими 34-летняя Сара аль-Амири. Forbes Woman разбирается, зачем Арабским Эмиратам космическая программа и какую роль в ней играют женщины

14 февраля 2021 года свой первый снимок с орбиты Марса прислал космический зонд «Аль-Амаль» (в переводе — «Надежда»), созданный Объединенными Арабскими Эмиратами. Это не только первая подобная миссия для арабского мира, но и пример активнейшего участия женщин: научная группа проекта на 80% состоит из женщин, руководит ими Сара аль-Амири — министр передовых технологий, самый молодой в кабинете ОАЭ. 

В 1999 году 12-летняя Сара Аль-Амири увидела снимок галактики Андромеды, удаленной от нас на 2,5 млн световых лет. «Световые годы? Что имеется в виду? Для меня тогда свет был просто светом, а год — мерой времени», — вспоминала она позже свои детские впечатления. Разобравшись, Сара поразилась масштабам Вселенной, «количеству звезд, солнечных систем, планет — объектов, которые существуют где-то там и которые мы даже не можем сосчитать». Но также тому, что телескопы и космические аппараты позволяют нам приблизиться к ним и узнать больше. Сара поняла, что хотела бы заниматься исследованиями космоса. 

В ОАЭ, куда ее семья переехала из Ирана, такой возможности не было, и Сара обратилась к другой сфере, также интересовавшей ее, — программированию. После школы она поступила в американский Университет Шарджи и получила степень бакалавра, а затем и магистра компьютерной инженерии. В 2008 году начала работать в Эмиратском институте передовых наук и технологий (EIAST), а в 2009 году присоединилась к космической программе ОАЭ. 

Первое, что обнаружила Сара, — что ей не у кого учиться. Она рассчитывала найти в команде руководителя, который дал бы ей хоть какие-нибудь ориентиры. «Но единственное, чем нас всех обеспечили, — цель». Целью был запуск спутников дистанционного зондирования Земли Dubai Sat-1 и Dubai Sat-2. «Я решила принять этот вызов, — вспоминает Сара. — Это мой девиз: я никогда не говорю «нет» возможностям, появляющимся на моем пути, не попробовав. Ошибки для меня не проблема — я на них учусь».  

«Надежда» на будущее

Средний возраст участников команды аль-Амири — 27 лет. Это неудивительно, учитывая, что космическая программа ОАЭ существует с 2006 года, когда был основан EIAST, а само государство моложе, чем космические программы России или США. 

Космическая программа — часть курса ОАЭ на переход к постнефтяной экономике. Нефть делает страну уязвимой перед топливными кризисами, а хорошие зарплаты в госсекторе и щедрое субсидирование энергии снижают мотивацию граждан заниматься бизнесом или наукой. Как и другие мегапроекты Эмиратов, отправка космического аппарата на Марс призвана вызвать «сдвиг в мировоззрении», говорит руководитель миссии Омран Шараф. «Добраться до Марса важно, но то, как именно мы туда доберемся, еще важнее», — соглашается аль-Амири. Она считает, что без смелых проектов страна не сможет держать темп развития: «Для нас это не роскошь. Не прикольная фишка. Совершенно необходимо развивать навыки и умения и развивать нацию в целом».

С этой целью еще в 2007 году началась работа над первым эмиратским спутником DubaiSat-1, в 2009 году он был запущен; в 2013-м на орбиту вышел DubaiSat-2. Сара аль-Амири приложила руку к обоим — как программный инженер. В 2015 году был создан Космический центр имени Мухаммеда бин Рашида, поглотивший EIAST, где аль-Амири успела стать директором направления перспективных авиационных систем. В 2016-м в возрасте 29 лет она возглавила Совет ученых ОАЭ, а в следующем году стала министром передовых наук. 

Наука, в том числе космическая, в ОАЭ только начинает развиваться. До 2010 года в стране не было аспирантов, а в 2017 году докторанты составляли менее 0,8% населения с высшим образованием, что вдвое меньше, чем в арабских странах в целом. Привлечение молодых людей в фундаментальную науку — одна из задач аль-Амири на посту министра и одна из целей марсианской миссии. В своем выступлении на TED она связала название марсианского зонда «Надежда» с тем, что создавшие его молодые специалисты, среди которых сама аль-Амири одна из самых старших, — в прямом смысле будущее страны. А в интервью для программы New Champions Всемирного экономического форума упомянула еще одну причину, почему это важно: «Наша основная цель — послать сигнал нашей молодежи, показать, что есть путь, основанный на науке и технологиях, а не на радикализме». 

Сто дней, шесть лет и 27 минут

О том, что ОАЭ планирует миссию на Марс, аль-Амири узнала в день запуска спутника Dubai Sat-2 — в ноябре 2013 года. «Я словно в перемотке вернулась в свои 12 лет… Это же то, чем я всегда и хотела заниматься», — рассказывала она позже. Официально о миссии было объявлено в 2014-м. 

Сара Аль-Амири
Сара Аль-Амири / DR

Помимо описанных выше целей, у нее была и еще одна, символическая: отметить 50-летнюю годовщину создания ОАЭ. Это означало сжатые сроки — до 2 декабря 2021 года. «Обычно миссии, связанные с исследованием планет, занимают 10 лет, включая подготовку. Ее первая фаза — определение научной составляющей. Вы отправляете на другую планету орбитальную станцию, спускаемый аппарат или планетоход: что он должен делать? Постановка научной задачи занимает примерно год. Но поскольку наша миссия должна была уложиться в шесть лет, мы подсчитали, что на постановку научной задачи у нас всего 100 дней», — объясняла аль-Амири, которая стала научным руководителем проекта.

Она вспоминала, что первые два месяца допоздна созванивалась с коллегами (в команду проекта вошли ученые из Лаборатории атмосферной и космической физики Университета Колорадо, а также университетов штата Аризона и Калифорнийского университета в Беркли), снова и снова обсуждая научную задачу «Надежды». Озарение случилось в сентябре 2014-го, во время запуска первой дубайской HAPS (атмосферной станции связи, от high-altitude platform station — «система станций на высотных платформах»). Аппарат поднялся на высоту 21 км, аль-Амири смотрела видеотрансляцию с его камеры. «Примерно в 13:30, когда мы достигли стратосферы, я увидела нечто, что напомнило мне, зачем мы вообще все это делаем… Я увидела край космоса. Я увидела горизонт, береговую линию — и границу, на которой небо темнеет». К концу ста дней команда сформулировала научную задачу марсианской миссии: создание полной картины атмосферы Красной планеты.

20 июля 2020 года аппарат был запущен c космического центра Танегасима (Япония), а 9 февраля 2021-го вышел на эллиптическую орбиту над экватором Марса, для чего на 27 минут запустил двигатели. Маневр выполнялся автономно, поскольку задержка передачи радиосигнала делала невозможным управление с земли. «Мы получили сигналы, свидетельствующие о выходе на орбиту Марса. Это было путешествие, похожее на поездку на американских горках. На ум приходит слово «облегчение», — прокомментировала это событие аль-Амири. Бюджет миссии составил $200 млн. Данные, полученные спутником, будут полностью открыты для ученых всего мира.

Из домохозяек — в астронавты

34% всей команды и 80% ученых «Надежды» — женщины. Цифры не такие уж неожиданные для страны, где 77% женщин имеют высшее образование и составляют 70% всех выпускников вузов, в том числе 56% выпускников факультетов естественных и точных наук. Однако, по данным Всемирного банка, на долю женщин приходится только 17,7% всего работающего населения ОАЭ. Они получают высшее образование, но не работают — в том числе потому, что общество привыкло видеть их в роли домохозяек.

Правительство старается изменить ситуацию собственным примером: из 33 министров 9 — женщины, первой стала Любна бинт Халид бин Султан аль-Касими еще в 2004 году. В 2005 году 40% женщин работали в госсекторе. Женщинам гарантирована равная с мужчинами оплата труда, а в официальных отчетах говорится о намерении правительства продолжать движение в сторону гендерного равенства: «Хотя в ОАЭ не существует формальной системы квот ни в правительстве, ни в государственном секторе, руководство ОАЭ считает, что позитивная дискриминация в отношении женщин и активное поощрение их вступления в области, в которых ранее доминировали мужчины, является важным первым шагом на пути к равноправному обществу». Тем не менее трудовое законодательство ОАЭ подразумевает ряд ограничений: за некоторыми исключениями женщинам нельзя работать в ночное время, а также на опасных и «вредных для нравственности» работах.

Космическая программа к таковым, очевидно, не относится: 5 из 14 кандидатов в астронавты, проходящих подготовку в Космическом центре имени Мухаммеда бин Рашида, — женщины. Сейчас в отряде астронавтов ОАЭ двое мужчин — доктор Султан аль-Нейади (опыта полетов не имеет) и майор Хазза аль-Мансури (совершил полет на МКС в сентябре–октябре 2019 года). По результатам текущего набора к ним присоединятся еще двое. По словам руководителя программы подготовки астронавтов Салема аль-Марри, нет никаких препятствий для того, чтобы в отряд вошли женщины: «Мы определенно хотели бы, чтобы была выбрана женщина. Мы это поощряем». Он отметил, что среди 1400 женщин, подавших заявки, было немало достойных кандидаток, однако подчеркнул, что критерии отбора не связаны с полом: «Мы выберем лучшего, самого блестящего и наиболее подходящего [для целей миссии]». Ожидается, что имена двух новых астронавтов будут объявлены в 2021 году.

Дополнительные материалы

Первые леди: как женщины покоряли космос, горы и небо