«Работают с удовольствием, но денег не дают»: молодые героини Forbes Woman — о том, что им мешает строить бизнес

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Основательницы Hydrop, Fitmost, Elementaree рассказывают о том, каково это — быть предпринимательницей в России

В России выросло новое поколение предпринимательниц — за последние несколько лет их бизнесы из стартапов превратились в важных игроков и лидеров рынка, они не просто смогли пережить сложный 2020 год, но и укрепили свои позиции. При этом Россия остается страной с не самыми лучшими условиями и возможностями для женщин в бизнесе. По итогам прошлогоднего исследования Mastercard мы не попали даже в первую двадцатку мирового рейтинга (в нем учитываются такие показатели, как финансовые и образовательные инструменты, поддержка условий для предпринимательской активности и улучшение положения женщин). Forbes Woman спросил молодых предпринимательниц, что им помогает и что мешает развивать свое дело и как изменилось отношение к девушкам в бизнес-среде за последние годы. Получились искренние и остроумные манифесты — о силе духа, проблемах рынка, сексизме, страхах и важных людях, которые помогают двигаться вперед.

Марина Росс 

Hydrop

Я с детства хотела быть проводником крутых инопланетных технологий. Но это было просто абстрактной мечтой. Только когда я познакомилась с Андреем Груниным, ученым из МГУ и моим будущим бизнес-партнером, я узнала, что в недрах лабораторий находится такое количество невероятных разработок, что на внедрение их в реальный мир жизни не хватит. Вторым стимулом для создания своего бизнеса стал MBA в «Сколково» — во время обучения я поняла, как превращать научные разработки в прикладные продукты.

Любой бизнес — это сложно, а технологический — вообще задача со звездочкой. На каждом шагу что-то может пойти не так, и, как правило, не так идет абсолютно все. В такие моменты великая цель — сделать мир лучше — уже не кажется такой великой. Хочется зарыться в одеяло и сказать, что мир справится и без меня. Поэтому двигаться вперед, продолжать работать и не опускать руки мне помогает более приземленная мотивация — ответственность перед клиентами, сотрудниками и инвесторами.

С женщиной как с партнером мужчины в нашей стране работают с удовольствием, но денег не дают 

Свой бизнес — это путь, состоящий только из препятствий, поэтому чисто технически делать его мешает абсолютно все. Среди глобальных преград — маленький домашний рынок, особенно для инновационных продуктов. Если бы мы производили то же самое, но жили в Китае, США или Европе, то размер компании сегодня был бы в десятки раз больше. К тому же опыт работы в России нельзя проецировать на другие рынки — у нас в стране все иначе.

Второй вопрос — инвестиции. Девушке в нашей стране сложно, практически невозможно привлечь серьезные инвестиции. При этом с женщиной как с партнером мужчины в России работают с удовольствием, но денег не дают. Вижу это на примере нашей компании и многих других. Вот цитаты из реальных разговоров с потенциальными инвесторами: «Проект хороший, только наймите мужчину 35–40 лет, пусть он приходит представлять вас как СЕО»; «Зачем тебе это? Ты же симпатичная, давай тебя замуж хорошо выдадим, и все»; «Почему вы опоздали? Наверно, красилась долго?» Это полный мрак и верх сексизма. А чтобы привлечь зарубежные инвестиции, нужно иметь штаб-квартиру и продажи за границей. Российский инновационный рынок никому не интересен.

В предпринимательстве я около девяти лет и могу сказать: постепенно в нашей стране отношение к женщине в бизнесе меняется — и меняется в лучшую сторону. Я горжусь тем, что, строя компанию, я не стала мужиком в юбке, а осталась такой же жизнерадостной девушкой — в первую очередь благодаря моему кофаундеру Андрею и другим нашим партнерам.

Ольга Зиновьева

Elementaree

Когда я решила открыть свое дело, степень моей романтичности в этом вопросе зашкаливала. Я думала, что сейчас всем покажу, как можно и нужно делать в России честный консьюмерский бизнес. При этом плохо представляла, как все работает в реальности и как строить хоть какой-то бизнес. Но надо признать, что такой неадекватный романтизм имел свои плюсы: он давал мне много уверенности там, где здравый человек давно бы развернулся и ушел. 

Переломным стал такой момент: мой кофаундер покинул проект, когда в компании закончились деньги и буквально нечем было платить зарплату. Я же не сдалась, мобилизовала команду, и мы вскоре вышли на окупаемость, а потом привлекли инвесторов на развитие. Тогда во мне что-то поменялось, я осознала, что помогает мне не кто-то и не что-то абстрактное, а реальные люди: наша команда, без которой вообще никуда, клиенты, которые оставляют позитивные отзывы (когда знаешь, что твои действия несут смысл для конкретных людей, это дает силы двигаться дальше), инвесторы, которые доверяют нам. Дело в том, что бизнес-модель сегмента «милкитов» (meal kit — набор для быстрого приготовления блюд. — Forbes Woman), на котором работает Elementaree, требует достаточно долгих инвесторских денег для развития и набора клиентов.

И, конечно, помогает семья — это люди, которым я достаюсь в свои худшие моменты, когда я злая, обиженная или просто грустная и обессилевшая. С мужем мы на берегу договорились, что будет сложно, так что сейчас это не сюрприз. С детьми стараюсь просто включаться — они могут давать очень много энергии.

Мне кажется, самое большое препятствие для роста и развития всегда внутри. Это наши собственные шаблоны, заблуждения, представления. Поэтому мне хочется сказать девушкам, что не надо бояться создавать свой бизнес и ждать для этого мифического оптимального момента. Параллельно с развитием Elementaree я родила и воспитываю двоих детей. И мне кажется, если есть упорство и желание, можно найти способ совмещать семью и бизнес и делать это осмысленно. 

Квантовый скачок: почему фудтех-стартап Elementaree пошел против тенденций на своем рынке

Мария Бородецкая

«Синхронизация»

Десять лет назад я и подумать не могла, что у меня будет свой бизнес. Никто не говорил мне, что так можно. Успешных женщин-предпринимателей в моем окружении и в информационном поле почти не было. К собственному бизнесу меня привело то, что я не могу сидеть на месте, мне важны чувство свободы, вариативности будущего, смысла и движения вперед. Работая в больших компаниях, я этого не находила. 

Самые трудные препятствия те, которые я придумываю себе сама. Вечно ищу реальные подтверждения тому, что никакой я не предприниматель и ничего у меня не выйдет. Кто я такая, чтобы быть директором большой компании? Однажды мой инструктор по серфингу сказал мне: «Все испытывают страх перед большой волной, но это ничего не значит, если каждое утро ты берешь доску и заходишь в океан».

Я не верю, что можно найти одного ментора на всю жизнь, но понимаю, как важно вовремя услышать ценный совет. Есть лайфхак, которым я всегда пользуюсь: если не знаю, как что-то сделать, ищу того, кто такую задачку уже решал. Это помогает не только в бизнесе, так я познакомилась с людьми из разных областей, какие-то из них стали моими друзьями.

«Меня периодически спрашивают, кто строит бизнес за меня. Такие вопросы только раззадоривают»

Если честно, мне никто никогда не мешал развиваться, не дискриминировал меня в реальных бизнес-вопросах. Конечно, на первых порах в окружении было много сомнений и нас не особенно воспринимали как бизнес. Помню, когда я говорила, что развиваю курсы по искусству, мне отвечали: «Ой, это, наверное, весело». Сегодня «Синхронизация» — один из крупнейших образовательных проектов России, и никто уже не удивляется тому, что после работы можно послушать лекцию о Тарантино или Сартре. Но в 2015 году мы создавали рынок с нуля, мы тогда в себя очень сильно поверили.

Еще забавно, что на протяжении всех пяти лет развития компании меня периодически спрашивают, кто строит бизнес за меня. Такие вопросы только раззадоривают, но было бы здорово, если бы люди искали в чужом успехе не подвох, а мотивацию. И спрашивали не «Кто ей помогал?», а «Как ей это удалось? Могу ли я сделать так же?». 

Мне очень хочется, чтобы девушек-предпринимателей было больше. Во-первых, им понравится. Это страшно интересная жизнь, в которой каждый день не похож на предыдущий. В ней есть баланс неопределенности и контроля. Ты решаешь сама, каким будет следующий шаг, чем хочешь заниматься и в каких областях развиваться, выбираешь людей, с которыми хочешь работать и видеться каждый день, — это роскошь и привилегии, которые я очень ценю. А во-вторых, я уверена, что девушкам есть что сказать. Мне кажется, мы можем привнести в бизнес-среду больше эмпатии, новых ценностных парадигм и наполненных смыслом проектов, которые изменят наш мир.

«Казалось, я прыгаю в ледяную воду»: как бывший маркетолог из Тамбова заработала миллионы на лекциях и спасла бизнес в пандемию

Дарья Алексеева

Charity Shop

Моей компании со 100 сотрудниками вообще бы не случилось, если бы несколько подруг не присоединились к идее устроить благотворительную гаражную распродажу. Как говорят в бизнес-школах, важно любое дело начинать с проверки гипотезы и создания MVP. Шесть лет назад я об этом не знала, но интуитивно так и действовала, и в результате вокруг проекта сформировалось сообщество неравнодушных людей, которые помогали советами, ресурсами, контактами. 

Значительный импульс дала учеба в бизнес-школе «Сколково». Я бегала вокруг кампуса перед занятиями с ребятами, у которых оборот стремился к 1 млрд рублей в год, и думала: «Что меня от них отличает?» Этот вопрос заставлял двигаться быстрее и искать способы масштабироваться и задавать новую планку. 

У меня есть ментор Ника Жукова (директор управления финансовых продуктов и развития платформы Sber Private Banking. — Forbes Woman). Встреча с ней — одно из лучших событий, которое случилось на старте проекта. Благодаря ей мы научились делать финансовые модели, смогли начать работать с корпоративными партнерами. Еще, мне кажется, с ментором связано много моментов про гармонию в жизни. Это не злой тренер, который стоит с секундомером и ругает тебя, когда ты бежишь слишком медленно. Это человек, который поможет ответить на важные вопросы: зачем ты что-то делаешь, куда двигаешься, нужно ли тебе это. 

«Не всегда масштабирование — это путь к развитию компании, как бы противоречиво это ни звучало»

Я бы не сказала, что государство, партнеры или пандемия стали препятствиями для нашего развития. Но есть два других мощных стоп-фактора — не внешних, а внутренних. Первый — это недоверие к самой себе. Бывает, что продолжаешь вести какой-то проект, заранее понимая, что это в лучшем случае ничего не даст, в худшем — выйдет в минус. Или нанимаешь человека, который подходит по всем параметрам, но чувствуешь, что энергия при общении с ним куда-то утекает, что он не усиливает общий результат. Когда спустя полтора года, поработав со средним результатом, он уходит, я каждый раз думаю: «Почему это так долго тянулось, если я все видела с самого начала и за это время мы уже в стратосферу могли улететь?» Сейчас таких ситуаций все меньше, но если бы я сразу доверяла интуиции, мы бы развивались быстрее.

Второе препятствие — это вопрос роста в принципе. Я думаю, не всегда масштабирование — это путь к развитию компании, как бы противоречиво это ни звучало. Наш бывший операционный директор назвал рабочую переписку, где мы обсуждали корпоративных клиентов, «Даешь 300 партнеров», а другой, пришедший после него, переименовал тред во «Вполне достаточно партнеров». Потому что их действительно было достаточно, мы не успевали отрабатывать запросы, нам важно было работать с их лояльностью и величиной среднего чека, а не увеличивать количество. Для меня это яркий пример того, что рост ради роста, непонимание своих целей, излишнее влияние мотивационной литературы — это препятствие для развития многих организаций, а иногда и причина их самоуничтожения.

Народное потребление. Как в 29 лет зарабатывать 40 млн рублей в год на продаже ношеных вещей

Александра Герасимова

Fitmost

В 2015-м я смотрела, как диджитализируется весь мир. Появление сервисов по заказу такси, еды, записи к врачам очень сильно меняло нашу жизнь. Я тогда увлеклась спортом и поняла, что между этим новым миром и фитнесом — большая пропасть, потому что в индустрии ничего не менялось десятилетиями. К тому моменту я уже долго мечтала о собственном бизнесе, перебирала идеи, расписывала в заметках потенциальные проекты, но ничего не запускала, хотя какие-то из них казались очень перспективными.

Они были хороши, но для того, чтобы решиться полностью поменять траекторию своей жизни и уйти в стартап, а значит, отказаться от определенности и стабильности на годы вперед, этого оказалось мало. Думаю, я просто не горела этими идеями, какие бы крутые они ни были. А вот когда я придумала Fitmost, сомнений не было и никогда не появлялось. Вопрос «А тем ли я занимаюсь?» ни разу не возникал даже в самые сложные периоды — и это то, что очень помогало преодолеть все «долины смерти», в том числе пандемию

«Как только начинало казаться, что мы на вершине успеха, случались ситуации, которые тут же ставили на место» 

В начале пути я старалась собрать как можно больше разного опыта. Участвовала во всех конкурсах и мероприятиях для стартапов, которые могла найти. Я постоянно изучаю кейсы других компаний, читаю бизнес-медиа и много-много литературы нон-фикшен. Мне кажется, в рамках ограниченного времени лучше изучать опыт разных компаний на разных рынках, чем опыт одного человека, поэтому постоянного ментора у меня нет.

Для меня всегда была очень важна самодисциплина, и со временем я еще больше убедилась: не нужно давать себе «улетать». Как только начинало казаться, что я все знаю и умею и мы на вершине успеха, случались ситуации, которые меня тут же охлаждали и ставили на место. Еще было очень сложно находить правильных людей в команду. Я верю, что первые 50–100 человек в коллективе — это фундамент. Невозможно заложить ценности только одному сотруднику, их должны разделять все эти люди, чтобы дальше компания развивалась по заданной траектории. А вот как находить таких людей в стоге откликов на вакансии — для меня до сих пор вопрос. Многие вакансии мы закрывали очень долго. Правда, в конечном счете закрывали удачно. 

Уберизация всего на свете нам, конечно, помогла — люди быстро начали привыкать получать сервисы через сайты и приложения. С другой стороны, мы совершенно не ожидали, что нам придется самим диджитализировать рынок. Быстро выяснилось, что в фитнесе почти никто не использует CRM-системы. Мы понимали: если студии и клубы продолжат вести свой учет на бумаге, мы не сможем масштабироваться, в результате пришлось самим разрабатывать решение.

Бизнесом я занимаюсь пять лет и вижу, что с каждым годом женщинам в этом деле становится все проще. Когда начинала, еще сталкивалась с мнением, что успешных IT-предпринимательниц в России нет. Сейчас уже такое мало кому придет в голову.

Дополнительные материалы

Self-made: 11 женщин, попавших в рейтинг Forbes впервые