«Мой бывший мне так не врал, как военные»: как женщины Мьянмы борются с хунтой

Фото Anadolu Agency via Getty Images
Фото Anadolu Agency via Getty Images
В Мьянме уже полтора месяца не утихают массовые протесты против захватившей власть военной хунты. Важную роль в них играют женщины, которые помогают раненым, запускают кампании солидарности и строят баррикады, якобы отнимающие у солдат мужскую силу

«Все будет хорошо» 

3 марта 19-летняя жительница Мьянмы Ма Киал Син, также известная как Энджел («ангел» в переводе с английского), вышла из своего дома в городе Мандалай в футболке с надписью «Everything will be OK» («Все будет хорошо»). Она присоединилась к десяткам тысяч других демонстрантов, протестующих после захвата власти в стране военной хунтой. Вечером, при разгоне демонстрации она была убита выстрелом в голову (силовики, кроме слезоточивого газа, водометов и резиновых пуль использовали также, несмотря на заверения своего руководства, боевые патроны).

Спустя несколько дней, после похорон, власти эксгумируют тело девушки и заявят, что кусочек свинца, извлеченный из её головы, отличается от используемых полицией наконечников пуль и что Ма Киал Син «предположительно, убили противники стабильности» (то есть сами протестующие). Люди заявлению властей не поверят, изображение Ма Киал Син и фраза «Все будет хорошо» станут символами протеста.

В тот же день, в том же городе 49-летняя До Пион спрятала у себя в доме пару десятков студентов, убегавших от стрелявшей по ним полиции. Силовики ворвались внутрь, арестовали большинство студентов, а защищавшей их хозяйке дома, по словам ее дочери Тин Нилар Сан, прострелили голову. До Пион отвезли в близлежащий буддийский монастырь, где медики-волонтеры лечили раненых протестующих, но туда тоже ворвались солдаты и не позволили оказать женщине медицинскую помощь. В результате она умерла.

Это лишь две истории, которые произошли в Мьянме 3 марта — в самый кровавый день подавления протестов, когда в стране погибло не менее 38 человек. Всего же с тех пор, как военные захватили власть в стране 1 февраля, арестовав законное правительство во главе с лауреатом Нобелевской премии Аун Сан Сун Чжи, в Мьянме было убито не менее 149 протестующих (оценка ООН). Задержано уже свыше 2000 человек, многие из которых сообщали о пытках и избиениях. 

Женщины с самого начала протестов играли в них заметную роль. В числе тех, кто первым вышел на улицы, были работницы швейных фабрик в крупнейшем городе страны Янгоне. Их поддержали профсоюзы учителей и врачей, среди которых тоже большинство составляют женщины. Политические активистки не отставали. Например, Эи Тхинзар Монг, которая на недавних парламентских выборах была одной из самых молодых кандидаток в депутаты, призвала более чем 360 000 своих подписчиков в соцсетях выходить на митинги, написав: «Женщины в авангарде!» 

Второй пол

«Молодые женщины сейчас возглавляют протесты, потому что мы по своей природе матери. Мы не боимся за свою жизнь. Мы заботимся о будущих поколениях», — сказала журналистам 28-летняя доктор Йин Йин Хнун, сама попавшая под обстрел в Мандалае. Однако, помимо беспокойства о будущем страны под военным правлением и примера свергнутого лидера страны Аун Сан Су Чжи, которая боролась за демократию годами, у женщин Мьянмы есть еще как минимум одна серьезная причина выступать против хунты.

В традиционной культуре страны укоренилось представление о второстепенности женщин. В исповедуемом здесь буддизме существует концепция «пхон», духовной энергии, которой у мужчин якобы больше, чем у женщин. Женщины-монахи имеют более низкий статус по сравнению с послушниками мужского пола. Захватившие власть силовики (армия, военно-морской флот и военно-воздушные силы, объединенные под общим названием Та’мадо) придерживаются ярко выраженных консервативных взглядов, в том числе и по поводу роли женщин в обществе. 

Однако сегодня все больше женщин этой страны получают высшее образование, делают карьеру, занимаются бизнесом. Разумеется, при этом они не готовы продолжать играть традиционную роль второго пола. На последних (пока) демократических выборах, прошедших в Мьянме в ноябре, примерно 20% кандидатов от Национальной лиги за демократию — партии Аун Сан Сун Чжи — были женщинами. Сегодня они понимают, что под властью военных будут отброшены на десятилетия назад в борьбе за свои права.

И они уже не в первый раз встают в авангарде борьбы за свободу. Они были активистками студенческих движений, боровшихся против диктатуры генерала У Не Вина (правил в 1962–1988 годах), выходили на акции протеста, поддерживали политзаключенных, попадали в тюрьмы сами, гибли от пуль. «Моя бабушка, политическая активистка, всегда находилась под надзором и просидела в тюрьме несколько лет [за участие в движении 1988 года], — рассказала журналистам молодая участница сегодняшних протестов. — То были ужасные времена, и я почувствовала, что должна внести свой вклад, чтобы история не повторилась».

«Во сне я без страха пою и танцую»: рассказ об Исламской революции в Алжире через истории женщин

Революция саронгов

В самом начале протестов, когда казалось, что они будут носить исключительно мирный характер, в разных городах прошли костюмированные акции — бодибилдеров, трактористов, людей в надувных бассейнах. На «протест принцесс» вышли девушки в бальных платьях. На марш невест — в свадебных. На шествие королев красоты — в вечерних нарядах и диадемах. Многие держали плакаты с язвительными лозунгами: «Мне нужны отношения, а не диктатура» (игра слов, основанная на сходстве звучания relationship и dictatorship), «Мой бывший мне так не врал, как военные».

Та’мадо неоднократно заявляли, что женщины должны одеваться «скромно», а главнокомандующий Мин Аунг Хлаинг недавно презрительно отзывался о «неподобающей» одежде многих протестующих девушек (джинсах и футболках). Но именно традиционная одежда — хтамейны (женская разновидность саронга) — неожиданно стала оружием протестующих, когда военные начали применять силу. 

В Мьянме считается, что мужчины не должны касаться хтамейнов, ведь тогда они потеряют свою мужскую силу — тот самый «пхон». Женские и мужские саронги даже стирают отдельно. Молодые люди не верят в эти суеверия, но военные с их приверженностью традициям подвержены предрассудкам. Поэтому активистки развешивают свои хтамейны (нередко вместе с нижним бельем) на веревках, перегораживая улицы и дворы и мешая проходу силовиков. Некоторые протестующие женщины используют хтамейны в качестве флагов. 

Кроме того, уже в первые дни протестов женщины-медики стали объединяться в группы и патрулировать улицы городов, находя раненых и оказывая им первую медицинскую помощь.

Anadolu Agency via Getty Images
Anadolu Agency via Getty Images / Anadolu Agency via Getty Images

Многие выходцы из Мьянмы, живущие в других странах мира, поддерживают своих оставшихся на родине соплеменников в борьбе за свободу. В этой международной кампании большую роль также играют женщины.

Одна из них, представительница народа чин, живущая сейчас в США (в Мьянме чин живут на северо-западе страны), рассказала агентству Al Jazeera: «Когда произошел [путч], мы собрались вместе, чтобы организовать серию мирных правозащитных демонстраций в центре города, где мы живем. Самое эффективное, что мы можем сделать, — это рассказать международному сообществу о том, что происходит, и одновременно показать обществу в Бирме, что мы поддерживаем его».

В тех же целях в соцсетях была запущена кампания поддержки протестующих с хештегами #savemyanmar и #saveburma. Ее поддержали многие знаменитости Мьянмы, включая, например, 24-летнюю актрису и бьюти-блогершу (входит в десятку самых популярных блогеров в стране) Най Чи У — примечательно, что ее семья, владеющая несколькими бизнесами, связана с военными. Пока что это не дало такого международного резонанса, как аналогичная кампания в соцсетях в поддержку протестов индийских фермеров (в которых тоже велика роль местных женщин). Впрочем, с начала гражданских акций в Мьянме и времени пока прошло гораздо меньше.

«Полю все равно, какого я пола»: почему индийские женщины протестуют из-за аграрной реформы

Медийная кампания и усилия международных активистов, в том числе из Amnesty International и Human Rights Watch, уже дала некоторые результаты. ООН призвала военных остановить насилие. США, Великобритания и Канада вводят санкции против хунты, а YouTube стал блокировать каналы, связанные c Та’мадо, — после чего местные силовики начали публиковать видео с угрозами протестующим в TikTok.

Известно, что во время геноцида народа рохинджа они не останавливались перед изнасилованиями — правозащитники считают, что подобная угроза стоит и перед участвующими в нынешних протестах женщинами. Несмотря на это, женщины продолжают активно выступать против хунты. «Возможно, кого-то из героинь мы в этой революции потеряем», — говорит помощница генерального секретаря Конфедерации профсоюзов Мьянмы Ма Сандар.

Дополнительные материалы

Фемтех против стыда: пять сервисов для женского здоровья, работающих в развивающихся странах