Не папин бизнес, а мой: как продолжить семейное дело на своих условиях

Фото DR
Фото DR
Мари Лангер — дочь первого миллиардера в области 3D-печати — хотела быть психологом, но, как это часто бывает, столкнулась с намерением отца передать ей семейный бизнес. Семья привлекла медиатора, который помог найти решение, устроившее всех. Рассказываем, как Мари исполнила желание родителей и при этом осталась верна себе

Более трех лет Ганс Лангер, основатель немецкой компании EOS Group и первый в мире миллиардер, занимающийся 3D-печатью, вместе с двумя своими взрослыми детьми работал над планом по передаче полномочий. Осенью 2019 года 34-летняя Мари Лангер (психолог по профессии) стала генеральным директором крупнейшего предприятия группы, EOS GmbH, которое производит принтеры для металлов и полимеров. Это был тяжелый период: той зимой разразилась пандемия COVID-19, и продажи EOS, как и многих производственных компаний, упали. К концу года выручка EOS Group снизилась более чем на 20% и составила около $325 млн.

«Для меня это было в новинку, — рассказала Мари Лангер американскому Forbes. — Только через полгода я поняла, что такое «антикризисное управление».

По ее словам, главная задача заключалась в том, чтобы в условиях экономической неопределенности привести бизнес (базирующийся в Крайлинге недалеко от Мюнхена) к стабильному состоянию, не прибегая к массовым увольнениям, и одновременно подготовить его для будущего роста. И ей это удалось. По ее словам, количество ежемесячных заказов уже вернулось к прежним значениям, а это значит, что худшее позади. Например, в последнем квартале 2020 года объем заказов превысил $120 млн, включая самый крупный заказ компании на 3D-принтеры по металлу от американской аэрокосмической компании.

В прошлом году EOS открыла свою первую опытную фабрику, которая теперь печатает на 3D-принтере очки. Кроме того, компания находится на завершающей стадии разработки новой системы полимерной 3D-печати, которая использует до 1 млн лазеров для более быстрого и кастомизированного производства и в некоторых случаях может заменить литье под давлением. В целом ожидается, что в этом году выручка группы составит около $385 млн.

«Мы использовали это время, чтобы хорошо подготовиться, чтобы сказать, что после кризиса наступит время, когда бизнес снова пойдет вверх. И мы уже чувствуем это, — говорит Мари Лангер, — нам действительно повезло».

«Стресс-тест для каждого человека и бизнеса»: героини Forbes Woman подводят итоги 2020 года

В прошлом году EOS открыла свою первую опытную фабрику, которая теперь печатает на 3D-принтере очки
В прошлом году EOS открыла свою первую опытную фабрику, которая теперь печатает на 3D-принтере очки

Как передать семейный бизнес детям

Ханс Лангер, которому сейчас 69 лет, был одним из первопроходцев 3D-печати: он основал EOS более 30 лет назад и превратил ее в одного из ведущих игроков промышленной 3D-печати. В число клиентов компании входят BMW, Boeing, Siemens и Lockheed Martin. Он и его семья полностью владеют EOS Group, в которую входят EOS GmbH и другие связанные с ней компании. Во время кризиса его состояние заметно сократилось, однако оно все еще равняется $2,5 млрд, согласно оценке Forbes.

Мари и ее старший брат Ули, 37-летний физик, который теперь управляет венчурным подразделением группы, AM Ventures, росли вместе с семейным бизнесом: они бывали на летних корпоративах и приходили к отцу на работу. «Мы участвовали во многих жарких спорах, которые наши родители вели по поводу управления кадрами, стратегии и клиентов за обедом и ужином», — вспоминает она.

По ее словам, в юности она знала, что, возможно, однажды присоединится к семейному бизнесу, но не была уверена, что хочет последовать именно этим путем. «Для меня это было чуждым, — вспоминает она, — и мне казалось, что мне нужно подольше насладиться свободой».

Она изучала психологию в Венском университете, специализируясь на психологии организации и психологии обучения, и провела семестр за границей, в Стелленбосском университете в ЮАР. После выпуска некоторое время проработала в организации, которая помогала улучшать санитарные условия для малообеспеченных семей в Перу, и основала Element A, инициативу по продвижению инноваций в дошкольном образовании.

«Когда мне исполнилось 25 лет, папа снова начал спрашивать: «Не хочешь к нам присоединиться?» А я отвечала: «Нет, не сейчас, может быть, попозже». Пять лет назад мы решили, что нам стоит всерьез задуматься об этом, поскольку компанией владеет наша семья. Папа сказал: «Если ты не хочешь занять мой пост, нам придется найти другое решение».

Чтобы понять, что они как семья хотели сделать, Ханс, Мари и Ули начали работать с Майклом Бордтом, иезуитским священником, который возглавляет Институт философии и лидерства в Мюнхенской школе философии. Бордт, автор множества книг, в том числе «Искусства разочаровывать родителей», работал и с другими состоятельными европейскими семействами, а также топ-менеджерами корпораций вроде BMW и химической компании Wacker Chemie, помогая провести передачу бизнеса. Во время своих интенсивов он, используя медитацию, помогает людям лучше понять свои мотивы. Но Бордт работает только с теми владельцами компаний, которые готовы согласиться с отказом детей.

Основатель EOS Ханс Лангер
Основатель EOS Ханс Лангер / Jamel Toppin for Forbes

В ходе этого процесса члены семьи вместе составили описание миссии группы компаний, обдумав, что именно помогло им добиться успеха за последние 30 лет и в каком направлении они хотели бы двигаться дальше. Пока Мари перебирала варианты, она не только участвовала вместе с отцом в рабочих встречах, но и общалась с другими владельцами крупных семейных компаний, в том числе с Рут Вертхаймер, дочерью израильского промышленника Стефа Вертхаймера. «Я часто обсуждала с отцом возможное влияние этой технологии на мир. Я всегда хотела добиться чего-то масштабного и изменить мир», —  говорит она.

Свои люди. Как привести семейный бизнес к процветанию

Игра по своим правилам

В отличие от своего отца, физика, который создал компанию на основе своих знаний в области лазерной технологии и который остается председателем EOS Group, Мари не инженер и не ученый. По ее словам, получив образование в области психологии и организационного поведения, она надеется расширить компанию и изменить ее подход к ведению бизнеса. Например, когда она формировала собственную команду, она создала две новые позиции: директора по производительности и директора по трансформации. На обе должности она пригласила людей, которые ранее не работали ни в этой компании, ни в этой отрасли: Флориана Меса и Руху Рейхани. «Я рада возможности задействовать видение людей с другим культурным опытом», — говорит она.

В производстве заметна острая нехватка женщин, и одна из ключевых целей Мари заключается в том, чтобы добиться соотношения 50/50 между женщинами и мужчинами в компании (сейчас этот показатель составляет 30/70). По ее словам, Рейхани строила симуляции, чтобы понять, сколько времени займет этот процесс, и результаты оказались обескураживающими: если 70% новых сотрудников, закрывающих открытые позиции, будут женщинами, на это уйдет 11 лет (обычная текучесть кадров в компании составляет 6% в год). Разрыв между мужчинами и женщинами на руководящих должностях оказался еще более выраженным. «Мы сказали: «Нам пора начинать, потому что мы тут играем вдолгую», — говорит Мари.

Экологическая устойчивость — еще одна важная цель, которая сыграла ключевую роль в ее решении занять пост CEO. Лангер увидела, как технология 3D-печати EOS может сделать производство более экологичным, позволив фабрикам производить детали на заказ вместо того, чтобы создавать запасы из миллионов запчастей, которые могут никогда не потребоваться в сложных цепях поставок.

Теперь она надеется продвинуться еще дальше: использовать зеленую энергию на небольших фабриках с компьютеризированным управлением, создавать биоразлагаемые материалы и сокращать объем отходов. Финальная цель — производство с нулевым выбросом углерода. Говоря о том, как изменился наш образ мышления, она упоминает новую книгу Билла Гейтса об изменении климата: «Пять лет назад все говорили, что я сошла с ума, а теперь клиенты именно этого и хотят».

Перевод Натальи Балабанцевой.

Дополнительные материалы

Деньги умных женщин: как распорядились своим состоянием Екатерина Дашкова, Ида Рубинштейн и Лорен Джобс