«Я работаю в Tesla»: как россиянка Татьяна Борзова влияет на цены в компании Илона Маска

Фото DR
Фото DR
Старший менеджер программ логистики Tesla Татьяна Борзова рассказала Forbes Woman о своем карьерном пути в крупных международных компаниях, опыте переезда в США и особенностях местного трудового законодательства, а еще о том, как ее работа в Tesla влияет на конечную стоимость автомобилей

Татьяна Борзова занимается в Tesla оптимизацией складской логистики, чтобы сделать машины дешевле для конечного потребителя. До того, как прийти в Tesla, она координировала проект Northern Distribution Network по перевозке грузов для американских военных и НАТО в Афганистан, а также 10 лет проработала в датской группе компаний A.P. Moller-Maersk, на чью долю приходится самый большой объем контейнерных перевозок в мире.

Мы поговорили с Борзовой об особенностях работы в международных компаниях, политике diversity & inclusion и позитивной дискриминации, а также том, из чего складывается цена машин Tesla и как на нее влияет логистика.

— Когда вы начали работать на иностранные компании?

— Я попала в международную компанию, когда начинала карьеру в 2006 году в России, а в США уехала в 2016-м. В моей компании были офисы в США, куда я очень хотела попасть, поэтому сначала я думала перевестись, но это оказалось непростой задачей. Я поняла, что этот путь не работает, и решила получить MBA. На самом деле это очень важная строчка в резюме, если есть желание найти работу в США и вы не программист или инженер, которых оторвут с руками и ногами. Всех остальных не ищут, потому что местный рынок переполнен и здесь очень высокая конкуренция. Для меня МВА стал билетом для переезда и получения американского опыта работы.

Америку я выбрала по нескольким причинам. Во-первых, бизнес-образование зародилось в этой стране и многие крупные международные компании основаны именно тут. Во-вторых, в США двухлетние программы, в отличие от европейских однолетних. И в-третьих, Америка больше подходила моему характеру.

Тридевятое царство, тридесятое государство: зачем женщины уезжают в Кремниевую долину и можно ли построить там успешную карьеру

— Как вы выбирали университет для MBA?

— В ретроспективе, уже окончив MBA и зная все нюансы, я понимаю, насколько более стратегически можно было подойти к его получению. Для меня поступление в американскую школу было скорее мечтой. Мне хотелось кардинально поменять жизнь, взять паузу в карьере и поучиться в настоящем американском кампусе.

Поступала я два года подряд. В первый год подавалась всего в одну школу, да еще и с самым низким процентом поступления. На второй год я подала документы уже в шесть школ, это повышает шансы на поступление. Кроме того, наличие нескольких офферов дает возможность торговаться со школами и просить лучшие условия, что я и сделала.

MBA скорее не про получение знаний, а про развитие «мягких» навыков: коммуникации, работы в команде и установления контактов

При выборе школы важно учесть множество факторов: бренд, рейтинг, местоположение, качество преподавателей, какие компании набирают на работу студентов из этой школы, есть ли у школы определенный уклон (например, финансы или маркетинг), дает ли она стипендии (что часто зависит от того, частная школа или государственная), разнообразие (diversity) студентов, в особенности процент женщин в классе.

Очень сомнительная инвестиция. Почему после COVID-19 МВА больше не стоит своих денег

Для меня решающими факторами были рейтинг школы, ее культура, местоположение и предложенная стипендия. Кроме того, я подавала как плюс тот факт, что я — девушка из Восточной Европы с нестандартным для бизнес-школы опытом (не консалтинг и не финансы). Исторически бизнес-образование получают мужчины, поэтому школы стремятся привлекать больше женщин. Я знала, что мой профайл внес бы разнообразие в состав класса.

MBA скорее не про получение знаний, а про развитие «мягких» навыков: коммуникации, работы в команде и установления контактов. Последнее — самый важный элемент, который будет работать на вас всю жизнь. Для людей из Восточной Европы построение контактов — довольно неестественный процесс, именно поэтому школы специально учат этому навыку.

— Сложно ли было получить работу?

— В США подход «я повесила резюме на сайте и жду, пока со мной свяжутся» не работает. Здесь соискателю приходится быть очень активным. Есть такое понятие, как информационное интервью: вы находите через LinkedIn сотрудника компании, в которую хотите попасть, и предлагаете созвониться. Но не чтобы он помог устроиться, а чтобы узнать, какая в компании культура, какие есть плюсы и минусы. Это нужно для понимания, как все устроено внутри, и очень помогает на собеседовании.

Подавать резюме через официальный сайт компании не всегда эффективно. По моему опыту, это черная дыра: ты отправляешь резюме, и оно будто ни до кого не доходит. Поэтому я использовала контакт с бывшим коллегой из A.P. Moller-Maersk, который работал в Tesla. Мы виделись всего один раз в России, я связалась с ним через несколько лет, рассказала о себе и отправила резюме, а он передал его в HR внутри компании. Именно так и работает нетворкинг.

— По вашему опыту в A.P. Moller-Maersk, есть ли разница между работой на международную компанию в локальном офисе и главном?

— Да, потому что локальные чаще всего придерживаются местной культуры. В A.P. Moller-Maersk часть ценностей спускалась к нам из главного офиса в Копенгагене: формат общения по электронной почте, коммуникационные процессы. Но понятно, что локальный менталитет всегда влияет. Как минимум если с тобой работают россияне, то среда ощущается как более родная. Хотя тогда у нас было много экспатов, и они тоже привносили свою культуру.

— Было ли ощущение, что в локальных офисах меньше крупных задач и возможностей для роста?

— Не уверена, что головной офис дает больше возможностей. Сейчас я работаю в Tesla, компания строит один завод под Берлином и второй в Техасе. Мне кажется, что там есть огромный потенциал для сотрудников — можно хорошо и быстро вырасти.

Я проработала в одном месте десять лет и думаю, что если вам хочется развиваться и расти, то легче менять место работы с повышением в должности, как я и сделала

Когда я пришла в A.P. Moller-Maersk, то была совсем зеленой и параллельно училась в университете, поэтому у меня был простор для карьерного роста, но в какой-то момент стало скучно. Если представить это как график, то сначала рост, а потом замедление или даже плато. Я проработала в одном месте десять лет и думаю, что если вам хочется развиваться и расти, то легче менять место работы с повышением в должности, как я и сделала впоследствии.

Я знаю, что многие коллеги из A.P. Moller-Maersk уезжали в головные офисы, чтобы продолжить рост, потому что в России он и правда был ограничен. Плюс это зависит от задач компании в конкретной стране. Чаще я замечаю, что руководство хочет продвигать людей с амбициями, но не может сделать это со всеми, и сотрудники уходят органически.

— Где женщине комфортнее двигаться по карьерной лестнице — в России или в США?

— Мне кажется, что в США, так как здесь сильнее развит феминизм. Но с точки зрения трудового законодательства в России лучше защищают матерей. Например, максимальный отпуск по уходу за ребенком длится три года. В США же в лучшем случае вам дадут от трех до шести месяцев в зависимости от компании. С другой стороны, если женщина долго сидит дома, то ей, скорее всего, будет сложно влиться в рабочий процесс и дальше расти в профессии, так что тут стимулируют активнее развиваться.

— Не думаете, что большой декретный отпуск может мешать женщинам получить работу? Компании боятся, что она может в любой момент уйти, поэтому нанимают мужчину.

— Я слышала, что такое бывает. У меня есть подруги из России, которым после декретного отпуска даже предлагали худшие условия работы. Но бизнес в данной ситуации тоже можно понять. Он не может ждать три года и держать определенную позицию под определенного человека. В современном мире технологии так быстро меняются, что за три года компания или ее организационная структура могут полностью поменяться.

Думаю, отпуск по уходу за ребенком в России и США — это два экстремума. В России он слишком длинный для компаний, а в США слишком короткий для сотрудниц. Однако в России женщинам хотя бы дают право выбирать, насколько долгую паузу в карьере она хочет взять. В США такого выбора на законодательном уровне, к сожалению, нет. Только сами компании могут предоставить дополнительное время.

Знаю, что в России при найме на работу могут спросить про семейное положение, национальность, гендер. В США есть похожие пункты в анкете, но отличие в том, что можно не раскрывать эти данные. И на собеседовании женщину не спросят, одна она или замужем, собирается ли рожать детей, — это табу.

— Много ли в логистике женщин-топов?

— Если попытаться вспомнить, что было в России, то, наверное, был небольшой перевес в сторону мужчин, но не скажу, что в логистике мужчины доминируют. В начале моей карьеры в Tesla я пришла на встречу с подрядчиком, где сидели 12 мужчин. Иногда было сложно донести и отстоять какую-то мысль, и сейчас в моей команде чуть больше мужчин. Но, возможно, такое гендерное неравенство скорее связано с тем, что я работаю со складами и производством.

Когда на встрече женщина одна среди мужчин, ей может быть некомфортно предлагать свою идею, даже если она считает, что права

— Почему вы выбрали именно Tesla? 

— Студенты MBA подают резюме в множество компаний, а дальше уже что выстрелит. Мне было важно найти компанию-производителя с цепочкой поставок, так как это моя специализация, а их в Кремниевой долине, где превалируют компании по разработке программного обеспечения, не очень много. Хотя на тот момент у меня не было мысли, что я могу попасть в Tesla. Казалось, что это что-то недостижимое.

Я больше ориентировалась на такие компании, как Amazon или Apple, — гигантов в области управления цепями поставок, в которых запчасти делают и собирают в Китае, потом транспортируют и оформляют дистрибуцию. У меня было три оффера, из которых я выбирала. Один я получила из стартапа, подобного Tesla, у которого был готов только прототип машины, а это довольно рискованно. Второй оффер был от компании, которая занимается сетевым оборудованием. Она была более стабильная, но когда я узнала про предложение из Tesla, то, конечно, захотелось именно туда. Сомнений, честно говоря, не было.

Tesla vs Apple: что общего между двумя компаниями и почему они разные

— Какие обязанности вы выполняете в Tesla?

— Я работаю в корпоративном офисе, отвечаю за склады как часть цепи поставок, складские операции и сокращение расходов. Не все запчасти идут от поставщиков напрямую на завод. Прямые поставки возможны тогда, когда цепь поставок четко отлажена (lean supply chain). Такую систему внедрила и использует компания Toyota. В ней по максимуму исключены ненужные операции и расходы, а запчасти доставляются в определенное время в определенном количестве.

Моя роль заключается в том, чтобы искать те самые операции, не добавляющие ценности, улучшать процессы, иногда внедрять процессы, искать более эффективные решения для работы склада и сокращать расходы.

Кроме того, я координирую проекты c кросс-функциональной командой: отдел планирования, системные инженеры, операционная команда на складе и на заводе, промышленные инженеры, закупщики, логистика и финансы. Иногда достаточно улучшить какой-то процесс внутри склада, а иногда нужно вовлекать десяток людей, чтобы решить более глобальную проблему. 

Если описать общими словами, то я анализирую процессы и расходы, идентифицирую проблемы и ищу варианты их решения.

— Из чего складывается стоимость машин Tesla?

— Как и цена любого другого товара, стоимость машины складывается в основном из расходов на производство, логистику, транспортировку, операционных расходов и пошлин.

Когда крупные компании запускают рекламу, вы постоянно видите их по телевизору, и на это тратятся огромные бюджеты. Между первым и вторым годом MBA все студенты проходят летнюю стажировку. Я работала в Mattel, которые производят кукол Barbie, машинки HotWheels и игрушки Fisher Price. Помню, что там был гигантский отдел маркетинга. Tesla же реклама не нужна. Фигура Илона Маска заменяет рекламные бюджеты. Я думаю, что в цену машин заложены минимальные расходы на пиар.

Как тебе такое, Илон Маск? Мать миллиардера — о том, как уйти от абьюзера, одной вырастить троих детей и быть моделью в 70 лет

— Есть ли какая-то цена, к которой стремятся в Tesla?

— Изначально компания продавала Tesla Roadster — полуспортивную модель, рассчитанную на людей с высоким достатком. За счет продажи дорогих машин компании удалось собрать капитал, встать на ноги и начать производить более дешевые машины для массового рынка. Когда выпускали Model 3, заявленная базовая цена была около $35 000, и сейчас идет тренд на удешевление машин, чтобы их могли позволить себе больше людей. Понятно, что конечная стоимость может увеличиться в зависимости от конфигурации, но базовая цена остается доступной за счет упрощения и исключения дополнительных функций, например дверей-крыльев. Компания стремится сделать машины более доступными для массового потребителя, постоянно сокращая расходы и оптимизируя процессы.

— А как изменения в логистике влияют на конечную цену продукта?

— Сильно влияют транспортные расходы — это существенная часть цены любого продукта. Особенно важно, каким транспортом вы доставляете грузы. Железная дорога — самый дешевый вариант, но она не подходит для трансатлантических перевозок. Далее по возрастанию цены идут морские перевозки и авиафрахт. Apple, например, пользуется авиафрахтом, и это колоссальные расходы, однако компания экономит за счет более низких расходов на производство в Китае. До недавнего времени, а именно открытия завода в Шанхае, машины Tesla собирались только в Калифорнии. Расходы на рабочую силу там намного выше, чем в Китае, поэтому цена любого продукта, собранного здесь, будет больше. Однако расходы на транспортировку стоит рассматривать не отдельно, а в совокупности с другими: на производство, растаможку, складирование и дистрибуцию.

— Как в Tesla обстоят дела с гендерным равенством и инклюзией? Я видела, что у компании есть отчет о принципах разнообразия, справедливости и инклюзии (DEI).

— Этой теме уделяется большое внимание. Есть даже специалисты, которые отвечают за diversity & inclusion, и так не только у нас. Я вижу в офисе людей с особенностями, в инвалидных креслах, и их нанимают не на какие-то второстепенные задачи — они работают наравне с остальными. Еще у нас есть программа Women in Tesla, проходят разные тренинги от спикеров-женщин. На одной из таких встреч приводили пример, что, когда на встрече женщина находится среди исключительно мужчин, ей может быть некомфортно предлагать свою идею. Даже если сотрудница считает, что права, она может просто постесняться заговорить. Но если рядом есть хотя бы еще одна женщина, то появляется больше раскрепощенности и уверенности в себе.

Я верю, что чем больше девушек в компании, тем лучше. Мы привносим немного другую перспективу в решение проблем, более детализированный подход. Иногда мужчины могут даже не задуматься о каком-то функционале в продукте, ориентированном на девушек, и тогда женский взгляд становится как никогда важным.

— Сталкивались ли вы с дискриминацией, мизогинией или неравной оплатой труда при построении карьеры?

— Думаю, что в России это существует, и, скорее всего, в США тоже, иначе бы не было разговоров на эту тему. Но я не сталкивалась с дискриминацией, особенно в том, что касается зарплат и найма. Иногда, когда работодатель берет в руки резюме, он не может четко сказать, указано там имя мужчины или женщины.

Но один раз я столкнулась с не самой приятной культурной особенностью. Мы возили грузы в Афганистан, а коммуникация шла с операционными сотрудниками в Пакистане. Наши отношения с ними стали напряженными, и я не понимала почему. Я общалась с ними в обычной манере, рассказывала, как должно быть, и поясняла, почему я не могу сделать, как они хотят, но они все равно продолжали настаивать. Я рассказала об этом менеджеру, который предположил, что проблема в том, что мусульмане не привыкли слышать инструкции от женщин. Я немного изменила стиль общения, даже летала в Пакистан, и отношения наладились.

— Вы чувствуете себя комфортнее в компании, где развиты diversity & inclusion?

— Конечно. Среда менее агрессивна, и есть больше свободы и возможностей. В США очень развита судебная система: если женщина заподозрит дискриминацию по гендерному признаку и подаст в суд на компанию, это обернется огромными репутационными рисками. Здесь будут ориентироваться на аргументы, почему человек считает свое мнение правильным, но никак не на пол.

— Как думаете, можно ли считать тренд на diversity & inclusion позитивной дискриминацией?

— Такого нет. Когда я поступала на MBA, то у меня была небольшая фора как у девушки из Восточной Европы. Но я хорошо сдала GMAT (стандартизованный тест для определения способности успешно обучаться в бизнес-школах. — Forbes Woman), отлично знала язык и имела большой опыт в своей сфере. То же самое с работой: чтобы ее получить, недостаточно быть женщиной или представителем ЛГБТ, ключевую роль играют компетенции. Если вы обладаете опытом, идеями и талантом, то вас не будут дискриминировать.

— Реально ли вести бизнес в США, не поддерживая идею равенства?

— Я не встречала такого. Большинство знакомых работают в крупных компаниях типа Apple, Google или Amazon, которые двигают всю страну, и там полностью поддерживают эти принципы. Компании, которые не берут на работу определенные группы людей, теряют таланты и, возможно, репутацию.

В Штатах есть сайты, где люди анонимно делятся отзывами о своем месте работы. И если о ком-то начнут писать, что они занимаются дискриминацией, ситуация не останется без внимания.

— В Tesla так же внимательны к отзывам?

— В США вся фишка бизнеса в том, что он ориентируется на конечных покупателей. Если им что-то не нравится, то их услышат и исправят недочеты. Tesla не исключение. Например, от владельцев машин я слышала, что сервис немного хромает. Знаю, что компания прислушивается к отзывам, просто улучшения занимают время.

— Что для вас главное в работе в Tesla?

— Мне важен драйв, чтобы постоянно было что-то новое и интересное, и в Tesla не бывает скучно — все очень быстро меняется. Когда я говорю «очень быстро», я имею в виду буквально каждый час. В отличие от традиционных производителей, Тесла внедряет небольшие изменения в дизайн на постоянной основе. Машина, купленная сегодня, будет немного отличаться от машины, купленной вчера. Компания не останавливается ни на минуту, что заставляет работать в очень высоком темпе. Еще можно назвать плюсом то, что это компания с высокой репутацией, и я испытываю гордость, когда говорю, где работаю.

Без надрыва, но с опытом: как женщины из бизнеса строят системную благотворительность