Идеальная наследница: как Франсуаза Бетанкур-Майерс сохранила и приумножила семейный капитал

Фото Reuters
Фото Reuters
Франсуаза Бетанкур-Майерс заняла 12-е место в списке богатейших людей мира по версии Forbes: состояние ее семьи оценивается в $73,6 млрд. Большая его часть — наследство от матери, Лилианы Бетанкур. Однако в том, что семейный капитал был сохранен, несмотря на череду скандалов, а затем вырос более чем в 1,5 раза, есть и заслуга Франсуазы

Родители Франсуазы Бетанкур познакомились при обстоятельствах, о которых позже предпочитали не вспоминать. В 1930–1940 годах основатель L'Oréal Эжен Шюлле поддерживал профашистскую организацию CSAR (Comité Secret d'Action Révolutionnaire — «Секретный комитет революционных действий»), члены которой собирались прямо в парижском офисе его компании. Среди них был молодой католик Андре Бетанкур, писавший антисемитские статьи для газеты La Terre Française. После высадки союзников в Нормандии Бетанкур изменил свои взгляды и, согласно официальной биографии, примкнул к силам Сопротивления. В 1950 году он женился на дочери Эжена Шюлле Лилиане, а в 1958 году родилась Франсуаза. 

В последующие десятилетия Андре Бетанкур сделал успешную политическую карьеру (был министром в правительствах де Голля и Помпиду), а Лилиана развивала бизнес, ставший «национальным достоянием Франции». Об их прошлом снова заговорили в 1984 году, когда Франсуаза вышла замуж за Жан-Пьера Майерса, сына сотрудника L'Oréal и внука раввина, погибшего в Освенциме. «Возможно, мои родители предпочли бы, чтобы я вышла замуж за католика, как они сами, но они были рады уже тому, что я счастлива», — говорила она позже в интервью. Через три года после свадьбы Жан-Пьер вошел в совет директоров компании, а с 1994 года стал его зампредом. Сама Франсуаза присоединилась к совету директоров только в 1997 году.

Она не очень активно участвовала в делах компании — в отличие от матери, для которой L'Oréal была делом жизни (Лилиана с 15 лет клеила этикетки на флаконы с шампунем, а в 35 взяла на себя управление бизнесом). Франсуаза оставалась в тени в течение двух десятилетий, пока семья не оказалась втянута в очередной скандал.

«Заноза в заднице»

Все эти 20 лет Лилиана тратила огромные суммы на подарки своему другу, фотографу и светскому персонажу Франсуа-Мари Банье. Франсуаза не вмешивалась, не желая ставить семью под удар, но после смерти отца поняла, что пора брать ситуацию под контроль. К тому времени Банье получил от Лилианы подарки на сумму $1,3 млрд, включая страховой полис на €262 млн и произведения Пикассо, Матисса и Мондриана, и имел контракт с L’Oréal на €700 000 в год в качестве «художественного консультанта».

В 2007 году Франсуаза подала на Банье в суд, заявив, что он злоупотребляет доверием Лилианы. Та в ответ обвинила дочь во вмешательстве в личную жизнь и пригрозила лишить ее наследства. Однако в 2010 году полиция получила аудиозаписи, сделанные дворецким Бетанкур. На них, например, слышен голос советника Лилианы по управлению активами Патриса де Местра, который упоминает очередной подарок Банье — остров. «Я собиралась подарить ему остров?» — недоумевает Лилиана, а потом начинает жаловаться, что Банье стал слишком требовательным. Из записей следовало, что она действительно не всегда отдавала себе отчет в собственных действиях. 

Записи произвели эффект разорвавшейся бомбы, когда на них услышали голос тогдашнего министра бюджета Эрика Вёрта, который просил Лилиану трудоустроить его жену. Позже выяснилось, что во время пребывания Вёрта в министерском кресле Лилиана Бетанкур получила налоговую скидку в €30 млн. Скандал коснулся даже лидера Франции Николя Саркози — бывшая бухгалтер Лилианы сообщила, что во время президентской кампании Вёрт в качестве казначея его партии «Союз за народное движение» получил от Бетанкур €150 000 наличными. В 2013 году Саркози предъявили обвинения в незаконном получении денег, однако дело было закрыто в связи с неубедительностью доказательств. Франсуаза утверждала, что политика в этом деле ее не интересовала — она лишь хотела уберечь мать от влияния Банье.

Вскоре после того, как были обнародованы скандальные записи, Лилиана узнала, что ее советники потеряли $22 млн, вложив средства в Madoff Investment Securities — финансовую пирамиду председателя совета директоров NASDAQ Бернарда Мэддоффа (в 2009 году он был приговорен к 150 годам лишения свободы). Тогда Франсуазе удалось примириться с матерью. Но в 2011 году она выяснила, что Лилиана по совету одного из своих юристов инвестирует в игорную компанию. Франсуаза обратилась в суд с требованием лишить мать дееспособности. Лилиана заявила, что «готова к ядерной войне» за право распоряжаться делами самостоятельно.

Войну она проиграла довольно быстро — суд назначил Франсуазу опекуном Лилианы. Следить за здоровьем последней было поручено ее внуку, Жан-Виктору Майерсу. В 2012 году он занял пост главы L'Oréal.

Лилиана дала интервью Le Journal de Dimanche, в котором обвинила дочь в корыстных интересах и зависти: «Ей хотелось быть похожей на меня… и все же она моя полная противоположность. Она просто заноза в заднице, ею движет подлость… Мы с ней не можем разговаривать. Знаете, когда между матерью и дочерью такие отношения, это кранты». Франсуаза все обвинения отвергла, вспоминая, как близка была с матерью в детстве: «Отец занимался политикой, часто бывал в отъезде, но [мама] восполнила этот пробел. Когда я была маленькой, меня называли мидией, прилипшей к камню, так сильно я была к ней привязана. Я много путешествовала с мамой и постоянно видела ее до того, как некоторые люди вмешались в нашу жизнь и наши отношения». В 2017 году Лилиана Бетанкур умерла в возрасте 94 лет.

Через два дня после смерти богатейшей женщины мира ее состояние выросло на $1 млрд

Инвестиции и благотворительность

Наследство Франсуазы Бетанкур-Майерс — 33% концерна L'Oréal, капитализацию которого в 2017 году Forbes оценивал в $107,5 млрд. В 2018 году Франсуаза и ее семья заняли 18-е место рейтинга богатейших людей мира по версии Forbes с $42,2 млрд. Тогда же их компания продемонстрировала лучший рост продаж более чем за десять лет, благодаря чему к 2019 году Бетанкур-Майерс увеличили свое состояние на $7,1 млрд — и переместились на 15-ю строчку рейтинга. К следующему году их состояние немного уменьшилось — до $48,9 млрд, но 15-е место Бетанкур-Майерс сохранили. В 2021 году Франсуаза Бетанкур-Майерс и семья заняли 12-ю строчку с $73,6 млрд.

Косметика и игрушки: на чем разбогатели новички рейтинга Forbes

Акциями L'Oréal семья Бетанкур-Майерс владеет через холдинг Téthys, председателем которого является Франсуаза. Генеральным директором до 2010 года был Патрис де Местр (тот самый, с которым Лилиана Бетанкур обсуждала подарки Франсуа-Мари Банье), но после скандала с аудиозаписями этот пост занял муж Франсуазы Жан-Пьер Майерс.

В 2016 году, желая диверсифицировать активы, супруги объявили о создании дочерней компании Téthys Invest — фонда, который будет инвестировать в различных секторах экономики. Возглавил его Александр Бене, инвестиционный банкир, который с 2011 года был управляющим партнером банка Lazard и в этом качестве уже представлял интересы L'Oréal.

Одной из первых инвестиций фонда стало приобретение в 2017 году миноритарного пакета акций французской группы частных больниц Elsan (сумма сделки не разглашалась). В заявлении, распространенном семьей Бетанкур-Майерс, говорилось, что это часть плана по поддержке проектов в сфере здравоохранения, медицинских исследований и наук о жизни. Незадолго до этого Elsan купила своего конкурента MediPole, превратившись в группу с оборотом $2,28 млрд.

А в 2018 году Téthys Invest приобрел 20% акций Galileo Global Education — компании, работающей в сфере частного образования, стоимость которой на момент сделки составляла €1 млрд. В группу входят около 30 учебных заведений, включая миланскую школу моды и дизайна Instituto Marangoni, Лондонский Университет Риджентс, Парижскую бизнес-школу.

Кроме того, Франсуаза является президентом благотворительного Фонда Бетанкур Шюлле (Fondation Bettencourt Schueller), ее муж занимает пост вице-президента, а младший сын Николя — управляющего директора. Программы фонда нацелены на поддержку медицинских, культурных и гуманитарных проектов. В апреле 2019 года фонд пообещал пожертвовать €100 млн на восстановление Нотр-Дама после пожара, еще столько же выделил концерн L'Oréal. Правда, позже появились сообщения о том, что пожертвования так и не поступили: пообещавшие их миллиардеры — не только семья Бетанкур-Майерс, но, например, Франсуа Пино (Kering) и Бернар Арно (LVMH) ждали подробного плана расходов.

Еще один благотворительный проект, которым Франсуаза занимается лично, — помощь глухим. Однажды на благотворительном ужине она услышала выступление профессора-отолога Брюно Фраше, и ее поразило, насколько глухота скрыта от общества: слабослышащие и потерявшие слух люди оказываются в изоляции, при этом их особенность часто вызывает у окружающих раздражение, а само состояние стигматизировано из-за стереотипного образа «вечно переспрашивающего старикашки». В 2005 году Франсуаза Бетанкур-Майерс начала поддерживать Ific — организацию, устанавливающую слабослышащим людям кохлеарные импланты (приборы, способные компенсировать потерю слуха некоторым пациентам с нейросенсорной тугоухостью) и так погрузилась в тему, что написала в соавторстве с Фраше книгу «Слух для чайников».

Другие ее книги — «Греческие боги. Генеалогии» и написанная под впечатлением от собственного брака «Взгляд на Библию: лучшее понимание между евреями и католиками» в пяти томах. 

Дополнительные материалы

20 богатейших self-made женщин России. Рейтинг Forbes Woman