Одна вокруг света: год ожиданий и дорога в Мексику

Фото Ирины Сидоренко
Последние километры по США Фото Ирины Сидоренко
115-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты. После годовой задержки из-за пандемии и долгих сомнений о том, не лучше ли вернуться домой, Ирина получает мексиканскую визу и может продолжить свой путь вокруг планеты

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку на автомобиле в компании своей собаки Греты. За ее передвижениями в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина пережила землетрясение в Лос-Анджелесе, оказалась на «Аллее славы» в Голливуде и наконец нашла возможность продолжить кругосветное путешествие.

Кто-то когда-то (к сожалению, не запомнила) сказал обо мне в ответ на вопрос о том, как мне удалось проехать столько стран и континентов: потому что она не боится просить помощи.

В моей жизни было много моментов, когда я боялась попросить помощи. Это даже не страх попросить, а страх быть непринятой, непонятой, отвергнутой. Страх показать свою слабость и уязвимость. И проще было пострадать, помучиться, многое потерять и многим пожертвовать, чем столкнуться с отказом. Пока я не поняла, что этот страх — высшая степень высокомерия по отношению к себе и к людям.

Мое сознание перевернула случайная встреча в Касабланке. На паперти у мечети сидела женщина. Люди приносили ей еду, какие-то вещи. Она принимала эти дары, как царица принимает дань от своих подданных, — столько грациозности и принятия было в ее жестах. Это выглядело как высшая данность, а не как насущная потребность. Это настолько отозвалось в сердце, что я посмотрела на вопрос принятия совершенно с другой стороны.

Я наблюдала за той женщиной очень долго, у меня было время: кончился бензин и деньги, и я пробыла возле той мечети несколько дней, не решаясь что-то предпринять.

Сан-Диего
Сан-Диего

К чему это я? К тому, что несколько последних месяцев, что я провела в США, я чувствовала себя как тогда, в Касабланке. Потому что надо было просто отбросить свое высокомерие и попросить помощи. Только вместо пустого бака — глухая стена в мексиканское консульство, в которое я очень долго не могла достучаться. Время легального пребывания в США подходило к концу, а я так и не смогла попасть на прием, чтобы запросить визу в Мексику. Я была близка к депрессии и уже просчитывала варианты возвращения в Россию. И только за несколько дней до момента «икс» решилась обратиться в российское консульство в Хьюстоне. Там меня не отговаривали продолжать кругосветку, а просто выслушали, вникли в ситуацию и без лишних слов помогли попасть на прием. Далее были сбор документов, собеседование. Не хватало двух бумаг из длинного списка, но и их удалось раздобыть за ночь. Помогла большая разница во времени с Москвой: пока у меня ночь, в Москве день, и там готовились для меня необходимые письма. К утру я получили их на электронную почту, помчалась в консульство, — и вот она, заветная виза Мексики, у меня в паспорте.

Год (!) мы с Гретой провели в США. Столько сил было потрачено годом ранее, чтобы попасть в эту страну, и она задержала нас так надолго в своих объятьях. Да, это был очень интересный год, с потрясающими встречами и незабываемыми ситуациями, с возможностью учить язык и погрузиться в совершенно иную жизнь. Но этот год прошел под знаком ожидания. Долгого ожидания. Сначала я ждала машину, которая плыла ко мне через океан. Потом пережидала пандемию в самоизоляции. Потом искала возможность въехать в Мексику. Целый год! Я могла путешествовать из штата в штат, из нацпарка в нацпарк, от Атлантического океана к Тихому. Но весь этот год меня не покидало ощущение, что я никак не могу вырваться из колеса сансары.

Сан-Франциско
Сан-Франциско

Именно в этот год я получила больше всего вопросов: «Ты не устала?», «Ты не собираешься возвращаться?», «Может быть, пора уже домой?», «Может быть, надо спасать тебя оттуда?», «Где драйв? Где эмоции? Где улыбка?». Признаться честно, я устала.

Устала находиться на одном месте. Вернее, в одной стране. Все-таки я планировала кругосветное путешествие, а не путешествие вокруг США. Возможно, эта усталость и проявлялась все это время. Это моральная усталость в ситуации, когда неизвестно, откроются ли границы, и, может быть, действительно надо возвращаться? И какими бы красотами и впечатлениями я ни компенсировала эту неопределенность, она все равно считывается между строк.

За три с половиной года, что экспедиция #сГретойВокругсвета колесит по миру, было много трудностей и препятствий разной сложности. Но к пандемии я, впрочем, как и весь мир, не была готова. И к такому масштабу сложностей, которые она создала, тоже. Мне понадобился целый год, чтобы принять этот факт и перестать ему сопротивляться. Но ведь именно в этот год я получила возможность пересмотреть свою жизнь, в том числе и свои истинные желания: хочу и должна ли я двигаться дальше? Не устала ли я, действительно? Что меня мотивирует? Насколько важно мне замкнуть этот круг и обогнуть земной шар? И зачем?

Ремонт перед стартом в Мексику
Ремонт перед стартом в Мексику

Я снова в дороге. И снова ловлю от нее кайф. Возможно, он не похож на то, что принято считать удовольствием от путешествия, и в нем нет видимого драйва, эмоций и тех самых улыбок. Но я вся за эти три с половиной года стала тише, уравновешеннее, спокойней, глубже. Благодаря дороге, как мне кажется. 

Это и есть настоящая жизнь, а в ней есть место не только радости. И счастье — это не бесконечный восторг. Для меня это то состояние, когда эмоции не зашкаливают, но становятся глубже.

Скорее всего, многие мои друзья и близкие не узнают меня. И, возможно, по возвращении в Россию мое окружение радикально изменится. Не исключаю. И очень страшно пойти на это осознанно. Но и не идти не могу. И это и есть драйв.

Сэлинджер, окаменелости и далматинцы: 10 новых фильмов и сериалов про женщин