К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Учебная тревога: как говорить с детьми о трагедии в Казани

Фото Getty Images
Нужно ли обсуждать с детьми трагедии, участниками которых становятся другие дети, или это их только травмирует? И какие выводы из подобных ситуаций стоит сделать родителям? Разбираемся вместе с педагогом Инной Приборой

11 мая в казанской гимназии №175 произошла массовая стрельба — 19-летний Ильназ Галявиев убил девятерых (двух учителей и семерых учеников) и ранил еще 21 человека. Почти сразу в СМИ начали появляться сообщения о личности стрелка: в одних о нем говорят как о человеке тихом и неконфликтном, подвергавшемся буллингу, в других вспоминают плохое поведение и низкую академическую успеваемость. Пытаясь понять причины, побудившие Галявиева совершить преступление, обсуждают его отношения с родителями, медицинские диагнозы и даже роль государственной идеологии: все пытаются понять, как трагедия стала возможна.

Одновременно появляются предложения по предотвращению подобных ситуаций в будущем. В школах вводят дополнительные меры безопасности. Министерство образования Мурманской области составляет список «неблагонадежных» подростков. Совет Федерации предлагает усилить контроль над компьютерными играми. Председатель Госдумы Вячеслав Володин считает необходимым обсудить предложения «уйти от анонимности в интернете». А вице-губернатор Санкт-Петербурга Ирина Потехина обратила внимание на нехватку школьных психологов.

Что в этой ситуации могут сделать родители школьников?

Реклама на Forbes

Как говорить с ребенком о трагедии

Взгляните на свою реакцию. Для детей часто важен не сам информационный фон, а то, как на новости реагируют близкие взрослые. Да, в такие моменты нам всем сложно контролировать себя, но если мама с папой рвут на себе волосы, ребенок рискует получит дополнительную дозу паники.

Говорите с ребенком прямо, ориентируясь на его запрос. Дошкольникам, если они сами не задают вопросов и вы знаете, что они не просидели целый вечер перед телевизором, можно не рассказывать о происходящем. Однако у человека в любом возрасте должна быть возможность делиться сомнениями и задавать вопросы. Порой ребенок может спрашивать одно и то же много раз. Это нормально: так некоторые дети обрабатывают информацию. Отвечайте прямо, не увиливая, но без кровавых подробностей.

Подростку дайте пространство для открытого разговора и возможности действовать. Подростки не столько нуждаются в вашей трактовке, сколько стремятся к разговору по душам. Спросите, как ребенок себя ощущает, что он думает по этому поводу. Выслушайте, даже если то, что он сообщает, вам неблизко. Подумайте вместе, что можно сделать в этой ситуации.

Ограничьте просмотр новостей. Не ищите виноватых и не ругайте вслух, даже если вы их нашли. Когда мы встревожены, нам хочется выяснять все больше подробностей происходящего. Но застрять в этом потоке — плохая идея, особенно если рядом дети. Они, как правило, не очень хорошо ориентируются в новостной информации: путают факты с истерическими допущениями, могут истолковывать чужие мнения превратно. Если вы делитесь страхами и сомнениями, или кого-то при детях обвиняете, то объясняйте, что это не факт, а ваше допущение.

Избегайте обобщений. Нам очень легко проецировать все происходящее на ребенка и, например, сразу начать рассказывать ему, как нужно действовать, если завтра он придет в школу, а там взрывы и стрельба. Да, безусловно, важно научить человека, как вести себя в опасной ситуации, но лучше не смешивать «курс молодого бойца» и обсуждение происходящего. В первую очередь ваша задача — дать ребенку понять, что он в безопасности, что он может на вас рассчитывать, и его жизнь не изменится.

Позже научите вести себя в случае опасности. Когда накал схлынет, с ребенком можно поиграть в словесную игру «Что, если…»: «Представь, что ты сидишь в классе, слышишь крики из соседнего кабинета… Что ты делаешь?» Пусть ребенок последовательно опишет свои действия: бегу (куда?), ложусь, звоню… Ознакомьтесь с инструкциями, которые действуют в странах, где нападения стрелков — частое явление: например, инструкция, разработанная Министерством внутренней безопасности США, советует следующее:

  • обратите внимание на два ближайших выхода в любом учреждении, которое вы посещаете;
  • если вы находитесь в комнате (классе, офисе), оставайтесь там и запирайте дверь;
  • если вы в коридоре, войдите в комнату и закройте дверь;
  • по возможности позвоните в службу спасения, не привлекая внимания стрелка.

Убедитесь, что ребенок понимает, что делать в трудных случаях и куда звонить.

Что родители могут сделать в долгосрочной перспективе

Позаботьтесь об эмоциональном благополучии ребенка. Подростковый возраст — время сложное, но крайне важное для формирования его эмоционального благополучия. Специалисты Всемирной организации здравоохранения уверяют что примерно 10–20% подростков (то есть людей от 10 до 19 лет) во всем мире страдают из-за нарушений психического здоровья — тех, что не диагностируются, а значит, никак не лечатся.

Однако эмоциональное благополучие — это не то, о чем принято переживать. Обычно родители гораздо сильнее озабочены фактическими показателями ребенка: результатами экзаменов, оценками, тестами на профпригодность. Так, некоторые международные опросы показывают, что российские школьники испытывают самый сильный стресс из-за академической успеваемости. Тут мы обогнали даже Китай.

Есть смысл обращать внимание не только на то, «как дела в школе», но и на досуг ребенка. Что ему интересно? Что он любит? Как он отдыхает и восполняет силы?

Не пытайтесь запрещать игры. Когда дети проявляют крайнюю степень жестокости, взрослые склонны искать причину в насилии на экране — в фильмах и компьютерных играх. Результаты исследований противоречивы — одно из последних отмечает высокую вариативность влияния игр с элементами жестокости на агрессивность подростков в долгосрочной перспективе.

В школе, где я работаю, есть традиция: раз в месяц после уроков подростки носятся по коридорам, стреляют друг в друга из нерф-ганов, строят баррикады из парт. Руководству школы не жаль полок и цветов, ведь если дети играют — это хорошо. Они взаимодействуют на равных, работают в командах и, даже когда в одиночку выбегают из-за баррикад, ощущают поддержку товарища.

Лучший образовательно-воспитательный момент после таких игр — рефлексия. Когда игроки садятся вместе и обсуждают, что именно с ними происходило, в какой момент кто из них был особенно доволен, а что вызвало разочарование, они присваивают совместно прожитый опыт. Об этом же говорит и соавтор упомянутого выше исследования Сара Койн: она советует обсуждать игры с ребенком. Другие исследователи отмечают, что одни и те же игры могут как притуплять эмпатию, так и развивать навыки командной работы — все индивидуально.

Учите детей устойчивости. Показывайте, как вы справляетесь со стрессом. Если ребенок пока не знает, что именно ему помогает справиться с нагрузкой, ищите вместе — это может быть чтение, занятия спортом, прослушивание музыки, просмотр кино, прогулки, ведение дневника. Стрессовые ситуации — нормальная часть жизни, здорово, если человек будет понимать, что выручает конкретно его.

Будьте готовы к буллингу. Ребенок не может справиться с буллингом или травлей самостоятельно — подобную ситуацию должны брать под контроль взрослые: родители и учителя. Важно уметь правильно действовать:

Реклама на Forbes
  • уметь отличать травлю от рядовых конфликтов или непопулярности;
  • не ждать, что она пройдет сама («дети разберутся»);
  • не возлагать ответственность на жертву и не рассчитывать, что какие-либо действия жертвы могут остановить агрессоров («изменись, и тебя оставят в покое»); 
  • требовать, чтобы к решению проблемы подключился классный руководитель (травля — групповая проблема, а значит, справиться с ней может только взрослый, постоянно работающий с группой);
  • не оставаться в стороне, даже если ваш ребенок — не жертва, а свидетель (а тем более если он участник или зачинщик).

Более подробные инструкции можно найти в специальной литературе — например, в методичке Травли.net.

Если вы понимаете, что ребенок может подвергнуться травле или стать ее свидетелем или зачинщиком (что тоже травматично!), пусть у него будет взрослый, к которому он сможет пойти. Оставьте на видном месте номер детского телефона доверия (например, Фонда поддержки детей — 8-800-2000-122).

Что известно о стрельбе в школе Казани

Что известно о стрельбе в школе Казани
Фотогалерея «Что известно о стрельбе в школе Казани»
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021