К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

«Я не обсуждаю дела с мужем, я всегда права»: как женщины ведут бизнес в Турции

Эсин Гюрал Аргат (Фото Emre Kapcak для Forbes Woman)
Одна из самых успешных женщин Турции Эсин Гюрал Аргат встретилась с редакционным директором Forbes Николаем Усковым, чтобы поговорить о бизнесе, женщинах и футболе

Босфор — главная улица Стамбула. Вдоль него фасадами к воде расположены самые дорогие виллы стамбульской элиты. Наиболее престижные стоят на азиатской стороне, менее освоенной в предыдущие столетия. В респектабельных районах азиатской ривьеры, где нет ошеломительных и, увы, обычных для Стамбула социальных контрастов, цена на недвижимость в первой линии может достигать €50 млн. Но и на азиатском берегу, насколько хватает глаз, то есть до самого горизонта, уже высятся небоскребы и «человейники». Самое высокое здесь здание — новая телебашня Чамлыджа, по замыслу архитектора воплощающая в камне и стали форму звуковой волны. 

Чамлыджа — единственная достопримечательность Стамбула, которую не видно с причала изысканной виллы Эсин Гюрал Аргат, одной из богатейших женщин Турции. И только потому, что она находится за спиной. Едва войдя в высокие ворота старой, как положено, деревянной стамбульской усадьбы, выкрашенной в цвет бордо, вы не в состоянии отвлечься от главного — панорамы вечного города. Все, насколько хватает взора, прямо перед тобой: Святая София, Голубая мечеть, мечеть Фатих, башня Галаты, старый султанский дворец Топкапы, новые и уже тоже состарившиеся Долмабахче и Чироган. Ажурная мечеть Ортакёй и грандиозный Босфорский мост замыкают панораму на севере. Громады неторопливых грузовых кораблей, стремительные прогулочные лодки, могучие босфорские чайки — глаз всегда найдет себе занятие. 

Редакционный директор Forbes Николай Усков и Эсин Гюрал Аргат (Фото Emre Kapcak для Forbes Woman)

Очень хорошо помню свою первую поездку в Турцию еще в 1990-е годы. Я тогда много путешествовал по древней Ликии, глухой провинции у моря, не освоенной туристами. И меня поразили два обстоятельства. В сонных городках побережья в кафе за стеклянными стаканчиками чая сидели исключительно мужчины. А попадавшиеся на улицах женщины напоминали встреченных Пушкиным татарок во время его путешествия в Арзрум: «Видны были у них только глаза и каблуки». Но стоило немного отъехать и оказаться на оживленных улицах любого мало-мальски крупного города, картина разительно менялась. Я почти не видел женщин даже в платках. Модные тогда мини-юбки и высокие каблуки, открытые плечи, шумные компании подружек, цедящих разноцветные коктейли, — все было, как на каннской ривьере. Это интриговало. Много лет спустя, когда повестка гендерного равноправия стала определяющей, мне захотелось разобраться в том, какой путь проделали женщины в мусульманском мире, казалось бы, совершенно мужском. Моя встреча с Эсин Гюрал Аргат — первый разговор в рамках этого проекта. Когда в 1990-е я путешествовал по Турции, Эсин уже окончила Анатолийский университет и получила магистерскую степень в Стамбульском университете по бизнесу и финансовому администрированию — неудивительный выбор для девушки из предпринимательской династии. 

Реклама на Forbes

«Я из Анатолии. Наша компания Gürok Group была основана в 1948 году моим дедушкой. Я представляю третье поколение, мои сыновья — четвертое поколение. Компания была создана в Кютахье, нашем родном городе, и наш головной офис по-прежнему находится там, но у нас есть офисы и филиалы во многих других местах. История начиналась с бизнеса по деревообработке, который очень быстро стал крупнейшим предприятием в этой сфере. Затем мой дед решил войти в бизнес по добыче угля. Я помню эти дни, это был небольшой разрез рядом с Кютахьей, и это длилось почти 20 лет. Мой отец Реза — старший сын. И поэтому он пошел в бизнес. Реза стал еще одним основателем нашей группы, которая занялась фарфором, керамикой, стеклом, строительством. Наш бизнес по производству стеклянной посуды, сегодня под брендом LAV, был основан 25 лет назад, в 1996 году. Тогда мощности составляли скромные 60 000 т продукции в день. Сейчас мы достигли более 500 000 т в день только для столовой посуды. LAV — пятая в мире компания по объему производства в этом сегменте. Мы экспортируем нашу продукцию более чем в 130 стран, прежде всего, конечно, в Европу, но мы расширяемся теперь и в США. Недавно открыли офис в Нью-Йорке. Со временем мы добавили производство стеклянных бутылок и другой тары, в прошлом году вложились во вторую очередь производства, в этом году начали строить третью. Но еще раньше стекольного мы в 1971 году запустили туристический бизнес. Первый наш отель открылся в Кютахье, мы владеем им по сей день. В 1991 году мы открыли наш первый отель в Анталье, названный «Али-бей», то есть «мистер Али». Так звали нашего деда. Дед умер в 1985 году, поэтому, когда семья искала имя для бизнеса, решили назвать его в честь деда. В сеть входят три отеля в районе Антальи, в общей сложности на четыре тысячи номеров. Недавно мы решили распространить наш бизнес за пределы Турции. Мы выбрали Мальдивы в качестве региона, я много раз бывала на Мальдивах: кораллы, этот лазурный цвет воды меня всегда завораживали. Первый проект Joali открылся в 2018 году. В этом году заработает новый отель по соседству. Но в планах есть и третий. Мы любим вкладываться, нам нравится создавать новые вещи. Это наша культура. Сейчас в Gürok Group почти 5000 сотрудников». 

Эсин Гюрал Аргат (Фото Emre Kapcak для Forbes Woman)

— Эсин, как бы вы описали ваш личный бизнес-стиль?

— Я на рынке, я изучаю рынок, я в курсе трендов, но, когда мы решаем чем-то заняться на уровне идеи, я предпочитаю идти собственной дорогой, основываться на нашей собственной творческой компетенции. Я никогда не иду вслед за кем-то: дескать, тренд блабла-бла или это очень доходно — меня это не интересует, мы прокладываем собственный путь, всегда стараясь мыслить иначе. Мы храбры, мы рискуем — разумеется, в просчитываемых пределах. Обычно я концентрируюсь на цели, на сути бизнеса, мы очень ориентированы на результат. Сейчас у нас много новых идей, новых проектов, и мне очень нравится быть в центре. Знаете значение имени Эсин? По-турецки это значит «вдохновение».

 Если женщина выбирает оставаться дома — окей. Я ее уважаю. Но и социальная страховка очень важна

— Глядя из России, турецкий бизнес — царство мужчин. Это так?

— Не только турецкий бизнес — царство мужчин. В деловой жизни везде доминируют мужчины. Но, как я вам уже сказала, я смелая. В самом начале, когда я была молода, я не замечала, что мужчины доминируют во всем. У меня есть брат, у меня есть кузены того же возраста, что и я, — мы воспитывались вместе, и я не чувствовала никакой разницы, быть мужчиной или быть женщиной. В  детстве я этого не замечала. Я ходила на фабрики, ходила на закупки древесины вместе с моим отцом. Только в университете я стала осознавать, что есть какая-то разница. Мне кажется, все это обусловлено культурой. Как женщина, сформированная определенными культурными кодами, ты сама устанавливаешь себе какие-то границы, в собственном уме. Дело в том, что я никогда не имела никаких границ. И в этом большая разница. Когда я иду на встречу или отправляюсь в  командировку, я не говорю себе, что я женщина. Например, однажды я была в США — в  тот момент я работала над железнодорожным проектом, и у нас была встреча с одной из крупнейших железнодорожных компаний США. Я пришла туда с моими инженерами. И я была единственной женщиной за столом. Они были очень удивлены. Я давала короткую справку о турецкой экономике, о нашей компании. Моя цель была убедить их прийти в Турцию и сделать совместную инвестицию. Они были шокированы, все время переглядывались. Они не ожидали увидеть женщину за своим столом. И тогда я поняла, что это не ограничивается одной нацией. Это касается всей бизнес-жизни. То же я потом наблюдала даже в Нидерландах. На самом деле мне еще повезло быть турчанкой. Знаете, международная консалтинговая компания Grand Teton опубликовала в 2020 году исследование 5000 компаний из 29 стран, включая Турцию. Женское участие в бизнес-мире возросло почти на 2% и достигло 31%. В Турции на уровне бизнес-менеджмента женщины составляют 35%, то есть мы в этом исследовании оказались выше, чем в среднем другие страны. Конечно, мы позади Германии и Канады, но мы опережаем Францию, Великобританию и США. С этой точки зрения в Турции не все так плохо. 

Мы сидим на террасе. Нам сервирован изящный турецкий завтрак: классические буреки — традиционная выпечка с сыром, бараниной и зеленью, фрукты, чай, кофе. За этим столом я единственный мужчина. Рядом трое сотрудниц Эсин — молодые женщины с прекрасным английским. В наряде никакой этники, азиатской пышности или, наоборот, нарочитой скромности. Универсальный бизнес-стиль, впрочем, не лишенный некоторого изящества. Все-таки встреча у нас неформальная.

На террасе с прекрасным видом на Стамбул был сервирован изящный завтрак (Фото Emre Kapcak для Forbes Woman)

— Вы сказали, что в детстве никогда не чувствовали ограничений, связанных со своим полом. В вашей семье была какая-то особая атмосфера?

— Мы из Кютахьи, это маленький турецкий город в центре Анатолии. Наша семья типична для Турецкой Республики. Фундаментально наше государство светское, социальное, правовое и демократическое. У нас в  семье верили в эти ценности, и я выросла на них. Впрочем, уже в детстве я осознала, что должна заявлять о своих правах. И когда я заявляла о них, я добивалась своего. Если бы я не заявляла о своих правах, я бы не была на этом уровне. Это нечто, связанное с личностью, с личным ощущением границ.  

Ценности diversity — это не нечто эмоциональное или романтическое. Это конкретная цель, достижение которой обеспечивает экономический рост

Но я не единственная женщина, которая достигла этого уровня. У меня много подруг, которые делают очень хорошие бизнесы, в том числе глобальные, работают в международных компаниях на высоких позициях. Есть частные предприниматели, есть инженеры, юристы

— В российском списке Forbes женщин совсем немного. Как обстоят дела в Турции?

— В нашей сотне 25 женщин, причем это не жены или родственницы. 

— Говорят, что в определенный момент женщина выбирает семью, а не карьеру.

— Но у меня же есть семья, у меня муж и двое мальчиков.

— Ваш муж в бизнесе?

— У него собственный бизнес. Это мой принцип. Я никогда не буду работать с моим мужем.

Реклама на Forbes

— Чем он занимается?

— Международной торговлей. Я не думаю, что женщины предпочитают семью. Конечно, это зависит от условий. Забота о детях, о родителях — это дело женщин. И забота о доме — женское дело. Полагаю, правительства должны поддерживать семьи с детьми, пожилых людей. Это очень важно с точки зрения обеспечения равноправия. Но я верю, что каждая женщина должна принимать собственное решение. У каждого из нас только одна жизнь. Что бы человек ни выбрал, он должен жить так, как хочет. Если женщина выбирает оставаться дома — окей. Я ее уважаю. Но и социальная страховка очень важна. И образование очень важно. Правительства должны гарантировать равный доступ к  образованию, к возможностям для самореализации.

— Инклюзивность важна для турецкого корпоративного сектора?

— Конечно. Ценности diversity очень важны для турецкой бизнес-среды. Это не нечто эмоциональное или романтическое. Это конкретная цель, достижение которой обеспечивает экономический рост. Если вы поддерживаете в компании гендерное разнообразие, вы видите результаты в короткой перспективе. Гендерное разнообразие не только обсуждается, все над этим работают. Например, в  Gürok Group мы поставили цель достичь 50% сотрудниц-женщин. В бренде LAV мы достигли уже 45%. И мы хотим поднять этот процент в других компаниях, включая Joali. Там я поставила цель достичь 30% женщин. Дошло уже почти до 25%. И это Мальдивы, тоже мусульманская страна. Если женщины будут в полном объеме участвовать в экономике на равных правах с мужчинами, глобальный ВВП вырастет к 2025 году на $28 трлн, или 26%.

— А как дела обстоят в менеджменте?

Реклама на Forbes

— Конечно, 20 лет назад все было не так, как сейчас. Например, наш менеджер по экспорту в LAV — женщина, директор по маркетингу — женщина. В Joali директор по маркетингу — женщина. В «Али-бей» гендиректор — женщина. Она, кстати, первый гендиректор-женщина в Турции. Генеральный директор нашей строительной компании — женщина. Она отвечает за все строительство на Мальдивах. Поверьте, это очень жесткий бизнес. 

— Видите ли вы разницу в мужском и женском лидерстве?

— Разумеется. Почему важно добиваться гендерного разнообразия? Если все управленческие позиции занимают только мужчины или только женщины, это неэффективно. Женщины больше ориентированы на результат, они очень глубоко погружаются в детали, у них сильные коммуникативные навыки, и они с легкостью фокусируются на том, чем заняты, они используют свой социальный и эмоциональный интеллект, что очень важно. Мужчины же хороши в выработке долгосрочной стратегии. Надо уметь комбинировать эти компетенции. Это великая комбинация для бизнеса, впрочем, не только для бизнеса, для жизни в целом.

Эсин Гюрал Аргат на фоне своей изысканной старинной виллы в Стамбуле (Фото Emre Kapcak для Forbes Woman)

— Вы обсуждаете ваш бизнес с мужем? Надеюсь, это не слишком личный вопрос.

— Да, он личный. В общем и целом я не обсуждаю с ним бизнес… Потому что я всегда права. 

Реклама на Forbes

— Он думает так же?

— Да, он думает так же… что я всегда права. Я определенно самая счастливая женщина в мире. Он всегда рядом и тоже очень счастлив. Кстати, мы болеем за разные футбольные клубы. Я за «Фенербахче». Он за «Бешикташ». 

— Ну футбол-то вы обсуждаете?

— Мы стараемся избегать этой темы. Ясно же, что «Фенербахче» сильнее.

— Расскажите про ваших детей.

Реклама на Forbes

— Я стану свекровью в сентябре. Одному 30, другому 28. Старший, отучившись в Турции и США, основал собственный стартап в области логистики. Младший оканчивает университет в Нью-Йорке.

— Вы думаете они будут работать в вашей компании?

— Если они захотят, ну и если смогут. Но старший не очень хочет. «Моя мечта и моя единственная цель, мам, — сказал он мне однажды, — создать собственную компанию». И я это уважаю и поддерживаю. Он делает правильные вещи. Если это его мечта, то ее надо реализовывать. Что касается младшего, то, думаю, он будет с нами работать. И он сейчас уже в нашем нью-йоркском отделении стекольного бизнеса. Я уверена, что дети должны научиться сами стоять на ногах. Они должны работать, они должны что-то делать. 

— Ваш отель на Мальдивах позиционирует себя целиком через женскую тематику, практически как идеальное место для современной женщины. Вы запустили даже особый арт-проект по поддержке местных женщин-художниц — Women-in-Art-Project. В рамках этого проекта вы предоставляете женщинам-художницам со всего мира пространство для жизни и работы, организуете воркшопы для местных художниц силами приглашенных звезд. А ваши гости могут приобретать созданные в Joali произведения или освоить какую-нибудь ремесленную технологию. Это маркетинговая стратегия, отталкивающаяся от хайпа вокруг женской темы?

— Это не столько маркетинговая стратегия. Joali  — бренд, которым руководит женщина. Но вообще-то вы знаете, кто обычно принимает решение по выбору места для отдыха? Женщина! Поэтому женская тема для нас важна. Что касается Women-in-Art-Project, я считаю, что женщины недостаточно представлены в искусстве. Например, в коммерческих галереях США они составляют всего 30%. Хотя 63% выпускников арт-вузов — женщины, только 29% выставленных в лучших лондонских галереях работ созданы женщинами. На Мальдивах же нет вообще ни одной арт-школы. Надеюсь, Joali станет платформой для местных женщин, чтобы они могли выразить себя и состояться. Вообще гендерное равноправие и, шире, цели устойчивого развития — это не маркетинговые фишки. Это моя вера. Для маркетинга мы можем придумать что-нибудь попроще.

Реклама на Forbes

— И подешевле. Думаю, устойчивое развитие обходится недешево.

— Если вы делаете инвестицию, она должна быть устойчивой. Количество ресурсов в мире ограничено. И мы должны использовать их эффективно. Поэтому цели устойчивого развития важны как в производстве, так и в гостеприимстве. Разумеется, мы тратим деньги, но это все инвестиции в наше будущее.

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание « forbes.ru » зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+