К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Синяков нет, но душа искалечена: ответы на важные вопросы о психологическом насилии

Кадр из сериала «Уборщица»
Обязательно ли эмоциональное насилие приводит к физическому? Почему пострадавшие от психологического абьюза не всегда понимают, с чем столкнулись? Почему именно те, кто оказался в особенно тяжелой ситуации, отказываются помощи? Можно ли «вылечить» отношения, в которых присутствует нефизическое насилие? Разбираемся вместе с психологом

Не так давно на Netflix вышел сериал Maid (он же «Уборщица: история матери-одиночки» в русском переводе), посвященный проблеме эмоционального и психологического насилия в семье. По сюжету сериала Алекс (Маргарет Куэлли) уходит от мужа, который не умеет сдерживать вспышки гнева . Особенно пугает Алекс его поведение в состоянии алкогольного опьянения. Героиня находит в себе силы разорвать эти отношения, но не сразу обращается за помощью — ей сложно признать и принять, что она столкнулась с насилием, ведь агрессор ее не бил. Соучредитель и супервизор центра психологической помощи «НеТерпи», в прошлом психолог центра «Насилию.нет» (признан в России иностранным агентом) Татьяна Орлова рассказывает, почему человеку, попавшему в ситуацию эмоционального абьюза, тяжело осознать, что происходит, может ли единственной причиной агрессии быть алкоголь и куда обратиться пострадавшим. 

Человек не всегда может осознавать, что находится в ситуации психологического насилия

Почему так происходит? Здесь может быть несколько причин. Человек, столкнувшийся с насилием, мог в детстве жить  в подобных отношениях — например, его жестоко наказывали или не обращали на него внимания. Он воспринимает это как норму. Или же насилие возникает очень постепенно, добавляется маленькими порциями. Тогда наше сознание успевает к нему адаптироваться, создать защитные механизмы (например, жалость к обидчику) — и тоже перестает его замечать. Есть и третья причина: сразу очень жестокое отношение, которое наносит серьезную травму. А травма переживается нашим сознанием за счет вытеснения: мы как будто забываем травмирующие нас эпизоды и поэтому не можем сделать из них должные выводы.

Реклама на Forbes

Психологическое насилие сложно заметить на ранней стадии

Поэтому если отношения развиваются слишком стремительно, если партнер постоянно требует от вас пойти на какие-то жертвы, если он очень ревнив, ругает и обвиняет бывших партнеров и друзей или рассказывает о случаях жестокости и мести по отношению к ним, стоит вести себя осмотрительно и дать себе время. Если не приближаться слишком быстро, постепенно станет понятно, кто перед  вами и сможете ли вы построить с таким человеком диалог, найти что-то общее и выстроить уважительный контакт.

Эмоциональное насилие не менее, а часто более разрушительно для личности, чем физическое

Психологическое насилие не всегда приводит к физическому, но оно не менее разрушительно для личности

Отношения, в которых присутствует психологическое насилие, бывают значительно чаще, чем отношения, в которых есть насилие физическое, и первое совсем не всегда приводит ко второму. Но эмоциональное насилие не менее, а часто и более разрушительно для личности, чем физическое насилие. Оно подразумевает унижения, обесценивание, сравнения, шантаж и угрозы, давление и контроль. Когда ты живешь в таких отношениях, ты вынужден соглашаться с тем, что внушает тебе тот, кто применяет эмоциональное насилие, и постепенно начинаешь думать, что, действительно, «это я во всем виновата», «у меня и правда проблемы с самооценкой, мотивацией, тайм-менеджментом», «я плохо танцую и недостаточно умна». Несмотря на то что синяков на теле нет, душа человека оказывается изранена и искалечена.

Пострадавшие от психологического насилия склонны преуменьшать серьезность происходящего

Это не свойство пострадавших как какого-то особого типа личности, а свойство любой человеческой психики: наше сознание не хочет находиться в состоянии беспомощности. Это самое неприятное  для сознания состояние, так как возникает потеря контроля, когда невозможно управлять своей жизнью. Поэтому сознание по возможности прячет от нас такие травмирующие переживания. Поэтому человеку, переживающему психологический абьюз, кажется, что ничего особенного не случилось.

Человек, столкнувшийся с насилием, часто не может понять, что пора обратиться за помощью

Обычно именно те, кто находится в особенно тяжелой ситуации, склонны отрицать необходимость помощи. Такому человеку всегда кажется, что есть кто-то, кто нуждается сильнее, да и ситуация не слишком критическая, может, на этот раз все обойдется. Чтобы реально оценить опасность, надо понять, есть ли угроза для жизни и здоровья. Если хотя бы однажды было физическое насилие, если скандалы и угрозы повторяются и нарастают, если обидчик  употребляет наркотические вещества или алкоголь, то опасность очень велика. Не стоит дожидаться следующего эпизода, надо уходить как можно скорее. Оттого, что вы находитесь рядом, ситуация не улучшится и обидчик не исправится, а вы и ваши дети получат психологическую травму.

Алкоголь не может быть единственной причиной агрессии по отношению к партнеру

Алкоголь не причина, а следствие перенесенного когда-то насилия. Алкоголь и наркотики, конечно, усугубляют абьюз — разрушается контроль над эмоциями, и человек уже не может управлять своими реакциями. Но даже бросив пить, человек может не перестать быть агрессором. Лечить алкоголизм, безусловно, стоит, но это не значит, что стоит продолжать отношения с тем, кто лечится, и забыть ради этого о себе. Свои потребности желательно оставить на первом месте.

Если изменений хочет только потерпевшая сторона и стремится «вылечить отношения своей любовью», то дело обречено на провал

Психологическое насилие можно прекратить, но этого должны хотеть оба партнера

Отношения можно попробовать «наладить», если этого хочет не только пострадавший, но и тот, кто применяет насилие. Или если агрессоров в паре двое, что тоже очень распространено. Тогда им стоит параллельно работать с психологом, занимающимся травмой насилия, и ЭФТ-терапевтом (ЭФТ — эмоционально-фокусированная терапия. — Forbes Woman), который поможет восстановить доверие в паре и улучшить коммуникацию между партнерами.

Но если изменений хочет только потерпевшая сторона и стремится «вылечить отношения своей любовью», то дело обречено на провал. Поскольку чем больше любви вкладывается и чем больше прощения и смирения демонстрирует пострадавший партнер, тем больше может позволить себе обидчик и тем больше он будет думать, что у его поведения нет отрицательных последствий.

Изменить обидчика не удастся

Все усилия, направленные на достижение этого, тщетны. Также нужно осознать, что пока живешь в таких отношениях,  не только сам получаешь ущерб, но и не даешь измениться агрессору, ведь ты служишь ресурсом, который и позволяет ему так себя вести. Необязательно ставить себе и другому диагноз типа «я — жертва» или «он — абьюзер»: это далеко не всегда меняет ситуацию. Нужен выполнимый план побега, поддержка кого-то извне и признание невозможности что-то изменить в этих отношениях.

Реклама на Forbes

Тот, кто производит насилие, часто чувствует себя жертвой

Он видит угрозу в партнере, например, боится, что тот его бросит или будет унижать, — и поэтому нападает первым. При этом он думает, что защищается. Это ошибка восприятия. Вероятно, в прошлом — в основном в детстве — у человека было достаточно эпизодов, когда он действительно был жертвой, и теперь он проецирует этот опыт на реальность.

Психологическое насилие может происходить не только в партнерских, но и в рабочих отношениях

Практически каждый в некоторых случаях использует элементы психологического насилия и сам сталкивается с ним. Мы умеем от него защищаться, и оно не становится чем-то категорически вредным и плохим для нас, если не оказывается постоянным фактором отношений.

Например, начальник может попросить выполнить сверхурочную работу, намекая, что нетрудолюбивые  сотрудники в этой компании не работают. Здесь у человека может быть выбор: выполнить требование или отстоять право на отдых и впоследствии, возможно, столкнуться с ухудшением отношения. Если хотя бы теоретически у человека есть возможность сменить место работы, для него этот выбор не такой уж и критичный, он может в этой ситуации сказать «нет». Но если с работой сложно или же в предыдущем опыте (например, в детстве) у человека не было возможности отказывать, так как за этим следовало наказание, человек лишается этого выбора. Он вынужден согласиться, и в случае продолжения таких манипуляций может стать жертвой насилия.

Реклама на Forbes

Заметить это состояние можно по ощущению безысходности, тревоге и страху, возникающим в контакте с человеком или людьми, нарушающими границы; по ощущению стыда и вины; по внутренним монологам в свое оправдание. Такие  отношения рушат самооценку и в итоге приводят к выгоранию. 

Распознать жертву психологического насилия может быть непросто, но, если вы узнали о таком человеке, расскажите ему о помогающих организациях

Часто пострадавшие держат происходящее с ними в секрете: им бывает стыдно признаться, что с ними так обращаются. Нередко они обесценивают опасность и вред, который наносят им такие отношения. Поэтому даже если мы видим, что человек не сопротивляется, когда с ним обращаются ужасно, не стоит думать, что ему это нравится или его это устраивает.

Чтобы справиться с этим, понадобится профессиональная помощь. Поэтому важно не обвинять пострадавшего и не настаивать на немедленных изменениях. Но точно стоит рассказать человеку, что есть бесплатные службы, где можно поговорить о своей ситуации и лучше в ней разобраться. Например, у старейшего центра «Анна» (признан «иностранным агентом») есть прекрасная карта помощи на сайте. 

Жертвы психологического и финансового насилия имеют право на помощь организаций, занимающихся проблемой домашнего насилия, но получить в России убежище не всегда просто

Реклама на Forbes

За последнее время в России появилось много общественных организаций, которые оказывают помощь жертвам психологического и других видов нефизического насилия. Например, уже год существует центр «НеТерпи», где можно получить психологическую и юридическую помощь в ситуации насилия. У таких центров в основном нет финансовых возможностей создавать убежища, но далеко не всем пострадавшим они необходимы: скорее, им надо принять решение уйти, и для этого им больше всего нужна поддержка и психологическая помощь.

С государственными центрами все сложно. Чтобы получить возможность там пожить, нужна прописка (хотя самые уязвимые — те, у кого ее нет) и порой целая папка справок, которая все равно не гарантирует пострадавшей убежища. 

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021