К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как Магдалина Покровская придумала и испытала живую вакцину против чумы


Во время Второй мировой войны бактериолог Магдалина Покровская лечила раненых с инфицированными ранами, а в мирное время разрабатывала вакцины — в том числе противочумную, которую испытала на себе
Магдалина Покровская ( Фото из личного архива)

Чума в СССР 

В начале августа 1904 года в селе Киселевка на территории нынешней Саратовской области в семье учителя Петра Покровского родилась девочка, которую назвали Магдалиной. О ее детстве и юности известно мало, поэтому сложно сказать, как именно и почему у Магдалины возник интерес к изучению инфекционных болезней и стремление получить медицинское образование. 

В 1923 году Магдалина Покровская окончила Саратовский медицинский институт и начала работать врачом-бактериологом. В 1925-м она возглавила подвижную малярийную станцию Рязано-Уральской железной дороги. Однако главным научным интересом Покровской была не малярия, а чума. В СССР не было масштабных эпидемий чумы, но вспышки случались.  Например, в 1931 году в поселке Александров заразились больше 170 человек, из них выжили трое. 

Первый противочумной институт был открыт в Саратове в 1918 году, после чего противочумные станции начали организовывать по всей стране. Главной задачей таких станций был «контроль за природными очагами инфекции», рассказывает Виктор Малеев, советский и российский эпидемиолог, благодаря которому в конце 1980-х в Москве была предотвращена вспышка чумы.

 

«Были противочумные отряды, сотрудники которых отлавливали сусликов и сурков-тарбаганов, — пояснял ученый в одном из интервью. — В их организмах обитает чумная палочка, бактерия Yersinia pestis, а переносят ее блохи. Чумологи выезжали ранней весной, брали пробы, проводили бактериологические исследования, разрабатывали методы диагностики. Таким образом отслеживались старые, «спящие» природные очаги чумы и выявлялись новые, которые брали под контроль».  

Покровская и ее коллеги изучали природные очаги чумы в степях европейской части СССР. В 1927 году исследовательница получила пост заведующей противочумного отделения государственного микробиологического института в Ростове-на-Дону, а в 1934-м отправилась на Ставропольскую противочумную станцию, где возглавила лабораторию микробиологии. 

Но Магдалине Покровской было мало просто контролировать вспышки заболеваемости: ей пришла в голову идея создать эффективную вакцину, которая помогла бы человеческому организму вырабатывать иммунитет к разным формам болезни.

«Чума, не имеющая жала» 

Впервые противочумная вакцина была введена человеку 10 января 1897 года. Ее создатель, микробиолог Владимир Хавкин решил провести испытания на самом себе. После эксперимента ученый выжил, однако работа над более эффективными противочумными вакцинами продолжилась. Главной проблемой было создать препарат, эффективный сразу против нескольких видов чумы.  

Покровская сделала ставку на бактериофагов — пожирателей бактерий. «Если заразить культуру чумной бациллы бактериофагом, большинство бактерий умирает, — писал журнал «Смена» в 1936 году. — Те, что выходят из схватки, навсегда остаются уродами, непохожими на своих сородичей. Вот из этих-то уродов и можно отобрать неядовитую породу чумы — породу авирулентную, как говорят ученые, — словом, чуму, не имеющую жала. Именно так врач Покровская вывела гладкую бациллу AMP, ту самую «ручную» чуму, за которой охотились многие десятки исследователей». 

 

Она начала эксперименты в 1929 году, и уже через пять лет живая вакцина была готова. Разница с инактивированной вакциной заключалась в том, что препарат изготавливался из «обезвреженных», то есть ослабленных штаммов, а не из «убитых». Такая вакцина могла быть потенциально опасна: существовали риски, что «обезвреженная» чума поведет себя не так, как предполагалось, и испытуемый все же заразится. 

Испытания на животных прошли  успешно, однако никто не знал, что будет, если вакцину ввести человеку. Покровской предложили попробовать поставить эксперимент на обезьянах, но она отказалась. Ученая решила испытать препарат на себе. Вместе с ней в эксперименте согласился участвовать доктор по фамилии Эрлих. 

«Я не была самоубийцей» 

До середины XX века испытания вакцин на себе были «распространенной формой подвижничества врачей», поясняет кандидат биологических наук, микробиолог Павел Зеленихин. «Я хочу, чтобы вы поняли, что я не была самоубийцей, — говорила сама Покровская впоследствии. — Честное слово, я не похожа на самоубийцу. Я очень сильно люблю жизнь. И, конечно, я не была убийцей. Я проделала опыт на себе и докторе Эрлихе потому, что верила в культуру AMP. Верила, что нашла надежное, хорошее оружие против чумы... И оно не обмануло меня».

Накануне начала испытаний Покровская поняла, что заболела — у нее диагностировали грипп. Тем не менее эксперимент ученая отложить отказалась. «Это к лучшему. Я узнаю, безопасна ли вакцина в союзе с вирусом гриппа», — заявила она. 8 марта 1934 года Магдалина Покровская ввела себе первую дозу живой противочумной вакцины. 

К вечеру температура у нее поднялась до 37°, а затем превысила 38°. Большое красное пятно на месте инъекции росло с каждым часом, однако Покровская не паниковала. Наутро жар спал, остались только слабость и легкая боль в месте укола. 17 марта Покровская ввела вторую дозу вакцины, а доктор Эрлих — первую. Оба они в итоге благополучно перенесли вакцинацию. Эксперимент оказался удачным.

Магдалина Покровская собиралась продолжить эксперименты с бактериофагами и считала, что ученым нужно «смелее искать новые пути» и «фантазировать». «Думаю, бактериофаг поможет нам вывести не только «ручную» чуму, — говорила Покровская. — Почему не попробовать создать авирулентные (неспособные инфицировать, — Forbes Woman) формы возбудителей тифа и дизентерии? Я хочу попытаться переделать все это проклятое царство болезнетворных микробов. И когда мы победим в пробирке, можно будет начать широкое наступление на природу. Суслики разносят чуму по степям. Мы создадим фабрику бактериофага и будем распылять его с самолетов. Бактериофаг попадет в кровь миллионов грызунов. Чумная бацилла, которая через многие столетия пронесла свою мощь, начнет вырождаться. В теле суслика возникнет та же форма AMP, которую пять лет назад мы получили в пробирке».  

За последующие десятилетия живой противочумной вакциной были привиты миллионы людей. Однако ученые все же опасались, что от живой, хотя и ослабленной бациллы можно заразиться, к тому же такие прививки тяжело переносились.  Поэтому в дальнейшем были разработаны более безопасные «убитые» вакцины.

Работа после изобретения вакцины 

В 1939 году началась советско-финская война. Покровская применяла свои наработки, чтобы лечить раненых: она предложила использовать бактериофаги для лечения инфицированных ран в военно-полевых условиях. После окончания войны Покровская вернулась к научной работе. Ее интересовала туляремия — зооантропонозная (то есть общая для животных и человека) инфекция, которая вспыхивает очагами. Исследовательница написала ряд работ по диагностике этого заболевания и начала разработки противотуляремийной вакцины. 

Однако вскоре началась Великая отечественная война, и ей пришлось эвакуироваться из Ставрополя. В августе 1942 года, перед тем, как Ставрополь заняли вражеские войска, Покровская рискнула вернуться, чтобы спасти свои наработки — в частности, пробирки с новой вакциной. 

В городе была паника. Шла эвакуация, параллельно двигались колонны военных, но ученой удалось добраться до лаборатории и вынести вакцину. Покровская приехала на спецавтомобиле, однако на обратной дороге водитель дезертировал. Магдалина оказалась в Ставрополе совсем одна. Машину водить она не умела, но не хотела бросить уже погруженную в нее партию вакцины. В итоге ей помогли военные, и Покровской вместе с вакциной удалось уехать в город Фрунзе в Казахстане.

 

Магдалина Покровская, которой присвоили звание майора медицинской службы, продолжила лечить раненых с помощью бактериофагов. За работу она получила медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». 

В 1944 году Покровская вернулась в Ставрополь и восстановила работу противочумной станции. В 1958 году ученую перевели в Москву, где она заняла должность заместителя директора по научной части и заведующего отделом иммунологии в Московском НИИ эпидемиологии и микробиологии Минздрава РСФСР имени Г. Н. Габричевского. Покровская была одной из инициаторов исследований клеточных механизмов в противоинфекционном иммунитете.

За годы научной деятельности Покровская написала более 100 работ и до самой смерти продолжала исследовать инфекционных возбудителей. Ученая умерла в 1980 году в Москве, но похоронили ее в Ставрополе.  

Еще при жизни Покровская стала прототипом главной героини пьесы Петра Жаткина и Германа Вечоры «Сильнее смерти». В ее честь назвали персонажа вышедшей в 2014 году игры «Metro 2033 Wars» — доктора биологических наук.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+