К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Много училась, вызывающе ругалась, любила искусство: история королевы Швеции Кристины

Грета Гарбо в фильме «Королева Кристина» (Фото DR)
Грета Гарбо в фильме «Королева Кристина» (Фото DR)
Шведская королева Кристина была противоречивой личностью: она работала на износ, но при этом умела с размахом отдыхать, славилась дурным характером, но отличалась нехарактерной для XVII века веротерпимостью, отреклась от трона, но искала, где еще можно стать королевой. С разрешения издательства «Азбука» публикуем отрывок о ней из книги Кэролайн Боггис-Рольф «История Балтики»

Книга Кэролайн Боггис-Рольф «История Балтики: От Ганзейского союза до монархий Нового времени» посвящена странам и городам, так или иначе связанным с Балтийским морем. «Моей целью было дать общее представление об истории Балтийского региона, который объединяет различные земли, принадлежащие сейчас Швеции, Дании, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве, Польше, России, Белоруссии и Германии, через жизни сформировавших ее людей», — рассказывает автор. Этот отрывок посвящен шведской королеве Кристине, которая правила в XVII веке.

Присутствуя на собраниях совета с четырнадцати лет, четыре года спустя, в 1644 г., Кристина начала управлять страной самостоятельно. Умная и хорошо образованная, знавшая несколько языков, она добивалась дальнейшего развития Стокгольма как нового научного центра. Считая себя шведской «Палладой» — богиней мудрости, Кристина хотела, чтобы ее столица была признана «Северными Афинами». В стремлении достичь этой цели она изучала работы величайших умов того времени и даже пригласила Рене Декарта переехать в Стокгольм, чтобы основать научную академию. Несмотря на то что Кристина так никогда и не осуществила этой затеи, ей удалось убедить упрямого Декарта поступить к ней на службу в 1649 г. Каждое утро в ту особенно холодную зиму она вставала на занятия в пять утра, но ее рвение наносило ущерб здоровью ее французского гостя. Простудившись в плохо отапливаемых комнатах дворца, где, согласно этикету, требовалось все время оставаться с непокрытой головой, Декарт умер от пневмонии меньше чем через четыре месяца после своего прибытия.

Кристине лучше удалось удовлетворить свою страсть к приобретению дорогих произведений искусства. В последние дни Тридцатилетней войны она приказала своим войскам украсть из Пражского Града как можно больше предметов из коллекции императора Рудольфа II. Хотя эта коллекция уже пострадала от серьезного разграбления курфюрстом Максимилианом Баварским, на начало военных действий в сказочной сокровищнице оставалось достаточно, чтобы войска Кристины смогли захватить около 40 000 драгоценных предметов, включая ювелирные драгоценности, различные инструменты, тонны серебра и драгоценных монет, библиотеку, около 700 картин и бесценный Серебряный кодекс (рукопись перевода Библии на готский язык).

 
Кристина поразила галантных французов своей эксцентричностью, громкой руганью и закинутыми на подлокотники стульев ногами

Кристина правила во времена почти постоянных сражений. В то время Швеция непрерывно усиливала свое господство на Балтике. За десять лет после смерти Густава Адольфа страна потерпела ряд военных неудач, но в 1642 г. ее положение начало улучшаться, когда на месте решающей победы Густава Адольфа при Брейтенфельде фельдмаршал Леннарт Торстенcон разгромил имперскую армию под командованием эрцгерцога Леопольда и О. Пикколомини. Снова уверенные в своей военной мощи, в следующем году шведы вторглись на территорию Датско-норвежской унии и, оккупировав ее земли, заставили Кристиана IV отказаться от всех попыток сопротивления. В результате мира в августе 1645 г. датский король был вынужден принять издевательские условия шведов, предоставив им освобождение от уплаты зундских пошлин и отдав им часть Норвегии и два важных острова Балтики: Эзель у западного побережья Эстонии и еще более важный стратегически Готланд, который принадлежал Дании на протяжении трех веков. Это были только первые достижения Швеции, поскольку всего три года спустя, по завершении Тридцатилетней войны, она также получила Западную Померанию и герцогство Бремен-Верден. Датско-шведская война 1643–1645 гг. успешно положила конец датскому господству в Балтийском море (dominium maris baltici), хотя и не навсегда.

Однако затяжные войны и программа модернизации Густава Адольфа легли тяжелым бременем на государственные финансы. Во время его похорон иностранцев уговаривали не присутствовать, чтобы они не стали свидетелями бедности страны. Ситуацию усугубляла расточительность самой королевы; финансовые затруднения преследовали ее на протяжении всей жизни. 

Пока Кристина росла в доме тетки, она сблизилась со своими двоюродными братьями, в том числе с Карлом Густавом, и незадолго до его отъезда в военный поход в 1642 г. согласилась обручиться с ним, хотя в частном порядке тогда выразила отвращение к браку вообще. Ее родители рассматривали разных женихов, но в свое время эти планы ни к чему не привели. Кристина всегда хотела оставаться незамужней, хотя у нее были действительно близкие друзья. Она проявляла особую привязанность к Эббе Спарре, которую называла «Белль» («Прекрасная»), а позже в Риме к кардиналу Деццио Аццолино. Хотя эти и другие отношения, возможно, были платоническими, их истинная природа неизвестна. Кристина предпочитала носить мужскую одежду, и ее причудливые, если не сказать мужские манеры и внешность давали повод для сплетен. Ряд исследователей считает, что ее поведение «белой вороны» и пренебрежение общепринятыми социальными нормами говорит о необычном поведении, вызванном расстройством аутистического спектра. Позже Кристина поразила галантных французов своей эксцентричностью, громкой руганью и закинутыми на подлокотники стульев ногами. Кристине часто не хватало такта или дипломатичности, она пренебрегала манерами своего времени, а в придворной среде с ее стилизованным этикетом поведение королевы не соответствовало ни традиционному женскому, ни мужскому стилям поведения. 

В январе 1649 г. Кристина остро осознала необходимость обеспечить порядок престолонаследия. Ее кузен Ян Казимир, сын Сигизмунда III, только что вступил на престол в Польше и теперь женился на овдовевшей супруге своего единокровного брата; вполне вероятно, у него могли появиться наследники. Поскольку Кристина оставалась не замужем, польские представители династии Ваза, приверженцы католичества, могли снова претендовать на шведскую корону. По этой причине, намереваясь оставаться незамужней, Кристина решила созвать риксдаг и объявить Карла Густава своим преемником. Это удивило парламент, который, зная о помолвке королевы с двоюродным братом, посчитал ее сомнения относительно преемственности преждевременными. Однако делегации, посланной риксдагом из-за сомнений в ее решении, она ответила, что для нее «невозможно» выйти замуж, отказавшись объяснять причины своего заявления. Сначала риксдаг отказался принять ее решение, но к марту из-за череды восстаний в Европе парламентарии передумали: в Лондоне недавно казнили Карла I, во Франции бушевала Фронда против Людовика XIV, а испанские владения Габсбургов сотрясали волнения. В Швеции были такие же беспорядки, когда требования знати грозили выйти из-под контроля. Из-за череды плохих урожаев и в целом отсталых методов ведения сельского хозяйства не хватало продовольствия, ситуацию усугублял растущий финансовый кризис. Однако, несмотря на эти сложности, в 1650 г. Кристина наконец начала подготовку чрезмерно расточительной коронации, стоимость которой возросла из-за украшения драгоценностями мантии и других искусных нарядов, которые она заказала из Франции. Всего за пять месяцев до мероприятия она заявила, что хочет короноваться в Стокгольме, а не в Упсале, где уже начались приготовления, тем самым еще больше увеличив расходы. Поползли слухи, будто Кристина не планировала долго оставаться королевой. В сентябре она объявила риксдагу о своем желании сделать Карла Густава ее законным наследником, что гарантировало бы его вступление на престол и не зависело бы от любых последующих выборов. Хотя риксдаг сначала отклонил это требование, всего за несколько дней до коронации Кристине удалось повлиять на его решение, пообещав его членам уступки, на которые она, как оказалось на деле, никогда не пойдет. 20 октября (по старому стилю) в церкви Святого Николая состоялась роскошная церемония, после которой последовали салют из 1800 орудий, грандиозный пир, а затем еще несколько дней пиршеств и развлечений. Среди представлений, устроенных для всеобщего удовольствия, были даже рыцарские турниры в средневековом стиле и поединки диких животных.

Однако всего полгода спустя Кристина сказала своим близким, в том числе потрясенному Карлу Густаву, что планирует отречься от престола. Несколько недель она ничего не говорила о своем решении совету, сообщив о нем только в августе. Поскольку они немедленно отвергли эту мысль, вопрос пришлось временно отложить. Кристина на протяжении многих лет часто страдала от ухудшения здоровья и в это время переживала полный упадок жизненных сил, вполне возможно вызванный изнурительным расписанием, которого она придерживалась с юности. По этой причине по совету своего французского врача королева отказалась от своего прежнего образа жизни, меньше занимаясь учебой и больше наслаждаясь жизнью. Это нанесло ущерб ее репутации, и придворный историк Арнольд Мессениус и его сын начали критиковать Кристину за крайнюю расточительность и любовь к исключительно чувственным удовольствиям. Более того, они обвинили ее в том, что она уменьшила собственность короны и разорила государство, наградила новыми графскими и баронскими титулами около семидесяти человек и удвоила число более мелких дворян. Разъяренная предательством двух своих придворных, она приказала арестовать и казнить Мессениусов, старшего обезглавили, а младшего пороли и затем колесовали. Нарастающую напряженность усилило раскрытие заговора, целью которого было заменить королеву Карлом Густавом. Сначала он ничего не знал о заговоре, но позже, обнаружив его, предупредил Кристину и быстро открестился от всей этой затеи.

 

Между тем с весны 1651 г. Кристина обучалась у иезуитов основам католичества, утверждая, что потеряла веру в лютеранское учение своего детства. Хотя она никогда не принимала определенные аспекты католицизма, почитание реликвий и, возможно, даже основные догматы, в том числе таинства, теперь она решила подготовиться к переходу в католическую церковь. Позже некоторые католики сочли ее поведение неправомерным, поскольку она часто проявляла недостаток искренности и благочестия, но для протестантов обращение королевы — дочери их великого победителя Густава Адольфа — было гораздо бóльшим ударом. Понимая реакцию шведов на ее вероотступничество, Кристина некоторое время держала свои намерения при себе.

На склоне лет Кристина не боялась критиковать Людовика XIV за отмену Нантского эдикта о веротерпимости

Кристина наконец сообщила риксдагу о решении отречься от престола, и в мае 1654 г. представители сословий приняли его, удовлетворив ее требования о денежном содержании и сохранении за ней титула королевы. Отречение от престола произошло в июне следующего года в Упсале, в ходе волнующей церемонии присутствующие стали свидетелями того, как двадцатисемилетняя Кристина постепенно лишалась всех своих государственных регалий. Через несколько часов ее кузен был коронован как Карл X Густав, а через несколько дней Кристина покинула страну инкогнито. Прежде чем уехать, она организовала отправку морем на свою новую родину большей части накопленных сокровищ, в том числе 427 живописных полотен и семидесяти одного изделия из бронзы, ранее вывезенных из Праги. В то время как некоторые из этих произведений искусства позже оказались полезным источником средств, чтобы покрыть ее чрезмерно пышный образ жизни, другие отошли по ее завещанию кардиналу Аццолино, чтобы после смерти кардинала рассеяться по миру в результате продажи другим коллекционерам.

Во время путешествия на юг Кристина посетила герцога Гольштейн-Готторпского, заложив основу для будущего брака его дочери и нового короля Швеции Карла X Густава. Прибыв в Брюссель, в канун Рождества она тайно приняла католичество, но опасаясь, что это может послужить поводом для риксдага лишить ее шведской пенсии, она хранила информацию в секрете, пока не добралась до города Инсбрук. Спустя месяц, 20 декабря 1655 г. (по новому стилю), она прибыла в Рим, где папа Александр VII предоставил ей временное жилье в Ватикане. Пока она оставалась здесь, понтифик лично провел ее конфирмацию, в честь чего Кристина получила имя Мария Александра. Через три дня она официально въехала в город верхом, на площадь Пьяцца-дель-Пополо, через недавно перестроенные Бернини Фламиниевы ворота, украшенные в ознаменование ее прибытия. Обращение Кристины было настолько внушительной победой католической церкви в неустойчивую эпоху Контрреформации, что празднества продолжались во время всей Масленицы и несколько месяцев после нее. Теперь Кристина поселилась в первом из своих римских домов, сняв на следующие шесть месяцев палаццо Фарнезе, в котором сейчас находится посольство Франции. Хотя Кристина не заботилась о дворце вплоть до такой степени, что закрывала глаза на кражу некоторых его сокровищ своими же слугами, она сразу влюбилась в Рим и стала покровительницей искусств, подружившись с такими ведущими мастерами, как Джованни Лоренцо (Джанлоренцо) Бернини, Алессандро Скарлатти и Арканджело Корелли. Ее роскошный образ жизни часто осложнялся поиском средств, поэтому оскудевающие поступления от Швеции приходилось иногда дополнять займами от папы, французов и друзей.

Последующие годы в жизни Кристины были более неопределенными. Она сожалела о своем отречении от шведского престола и начала искать другие варианты, какое-то время ведя переговоры с кардиналом Мазарини в попытке стать новой королевой Неаполя. После отречения ее двоюродного брата Яна Казимира Кристина предложила свою кандидатуру на польский престол. Когда ее кузен Карл Х Густав умер в 1660 г., она посетила Швецию, чтобы заявить о себе как о наследнице его пятилетнего сына, но этот визит стал для Кристины мучительным. К этому времени в глазах риксдага католичка Кристина была неприемлема, и он потребовал, чтобы она еще раз официально отказалась от престола. Шесть лет спустя она снова попыталась вернуться в страну, но на сей раз ей запретили посещать Стокгольм, и в конце концов она признала, что в Швеции ей не рады.

Непредсказуемый и порою жестокий характер Кристины серьезно подрывал ее популярность. Даже при католических дворах, где ее принимали как новообращенную королевскую особу, на нее иногда смотрели с отвращением. Во время второго визита Кристины во Францию во время пребывания в Фонтенбло она решила, что ее итальянский шталмейстер маркиз Мональдески предал ее, и потребовала немедленно казнить его без суда и следствия, запятнав себя ужасным преступлением. Непоколебимая в своей решимости, Кристина отвергла все увещевания своего священника и других людей и отказалась сходить с места, пока не совершится варварское убийство. Ее бессердечное поведение потрясло Европу, и теперь, осужденная за свою хладнокровную жестокость, она почти везде стала нежеланной гостьей. Позже в Гамбурге, в качестве другого примера ее недальновидности, она устроила нелепую вечеринку в честь избрания нового папы, что глубоко оскорбило лютеранское население города. Этот промах не только заставил ее бежать из своего дворца, но и вызвал жестокий бунт, в ходе которого многие получили ранения, а несколько человек погибло.

 

Обреченная править с рождения и признанная монархом с раннего детства, Кристина выросла убежденная в собственном унаследованном и неотъемлемом королевском статусе. Хотя она, поклонница искусств, стремилась продемонстрировать свои способности, некоторые критики осуждали ее интеллектуальные занятия за недостаток глубины; в ее погоне за новыми знаниями отразилась неугомонность, которую Кристина проявляла во всех других аспектах своей жизни. Она ненавидела, когда ей возражают, иногда была упрямой, а временами даже зловредной. Кристина была готова выступить в поддержку тех, кто подвергался гонениям, а с ее гибким подходом к тогдашним требованиям католической церкви она не только отвергла жесткие запреты, возложенные на театр, актрис и даже женскую одежду, но и выступала в защиту живущих в Риме евреев. Точно так же на склоне лет Кристина не боялась критиковать Людовика XIV за отмену Нантского эдикта о веротерпимости и преследование гугенотов.

В 1689 г., через двадцать девять лет после смерти своего кузена Карла X Густава, Кристина скончалась в возрасте шестидесяти двух лет в Палаццо Риарио, в своем последнем столь любимом доме на Яникульском холме в Риме. После ее смерти папа распорядился провести официальную церемонию прощания, на которую собрались огромные толпы, чтобы выразить свое почтение; это доказывало, что многие местные жители ее любили за великодушие и искренность по отношению к ним. Затем тело Кристины перенесли в собор Святого Петра, где в знак особого уважения положили в склеп рядом с прежними папами. И наконец, тринадцать лет спустя в нефе самой большой базилики в ее честь был установлен памятник.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+