К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Любимая мать и плохая жена: как «патриархальная сделка» заставляет женщин соперничать

Фото Eric Travers / Gamma-Rapho via Getty Images
Фото Eric Travers / Gamma-Rapho via Getty Images
В современном обществе неравенство воспроизводится в том числе потому, что некоторые женщины видят для себя выгоду в сохранении патриархата. Разбираемся, как соперничество за мужчин и их ресурсы мешает объединяться в борьбе за права

Почему не только мужчины, но сами женщины могут сопротивляться борьбе феминисток за прогресс и равноправие? Все дело в так называемой патриархальной сделке, которую многие из них, сами того не подозревая, «заключают» с текущей системой. Перемены в социальном устройстве ставят под удар те выгоды, которые женщины могли бы получить от сотрудничества с патриархатом. Что представляет собой эта сделка и каким образом она влияет на наше общество?

От Африки до Ирана: такой разный патриархат

Патриархат — термин важный, но слишком размытый, посчитала турецкая исследовательница Дениз Кандийоти (область ее исследований — гендерные отношения и политики развития). Ведь в разных регионах мира, а также в разных социальных стратах патриархатная модель может проявлять себя по-разному. Ученая предложила термин «патриархальная сделка», чтобы с его помощью описывать, как именно женщины в конкретном обществе приспосабливаются к мужскому доминированию. 

В своей научной работе 1988 года «Торгуясь с патриархатом» она приводит в пример две патриархатные системы: классическую и основанную на многоженстве. Первая модель наиболее ярко представлена на Ближнем Востоке, в том числе в Иране и Турции, а также в Азии, включая Индию и Китай. Хотя сейчас классический патриархат можно чаще всего наблюдать в исламских культурах, он точно так же встречается у индуистов, христиан, конфуцианцев и представителей других религий. Проявления патриархатных тенденций в России, Западной Европе и США — тоже отголоски того самого классического патриархата.

 

В его основе — наследование земли и другой собственности по мужской линии. Формироваться такая модель начала, когда люди стали использовать те или иные формы феодального устройства. Ячейкой общества стала многопоколенная семья, возглавляет которую старший мужчина. Женщина, попадая в такую семью как жена одного из сыновей, оказывается бесправной: у нее нет своего имущества, она вынуждена подчиняться не только всем мужчинам, но и старшим женщинам в роду. Приданое невестки тоже достается мужской части семьи. Молодая женщина включается в работу, которой заняты все члены семьи: трудиться на земле, вести хозяйство, воспитывать общих детей — и все это бесплатно, без какой-либо прямой выгоды. Владеть результатами своего труда, продавать их за деньги она не может.

Единственная надежда хоть как-то подняться в этой иерархии — родить сыновей, держать их вблизи себя, а со временем, когда они женятся, занять место своей свекрови и получить власть над новыми молодыми женщинами в семье. Это и есть та патриархальная сделка, которую Кандийоти выделила в классической системе: отказ от имущества и работы вне дома в обмен на защиту и обеспечение мужчинами новой семьи, в особенности подросшими сыновьями, и обещание будущей власти над младшими женщинами.

Обязательно ли все должно быть так? Нет — и это доказывают общества из некоторых африканских стран, расположенных ниже Сахары. До того, как туда в XIX веке пришли колонизаторы, и семья, и процесс производства там выглядели иначе, чем в классическом патриархате. Во-первых, у мужчин часто было несколько жен — но в отличие от исламской традиции в Евразии мужья не отвечали за обеспечение жен. Каждая жена должна была сама кормить себя и своих детей. Вступив в брак, женщины не уходили в другую семью, а оставались в своей и работали на благо своей кровной родни. 

Во-вторых, вне сословного общества у мужчин не было нужды объединять максимум ресурсов под своим руководством, чтобы выплачивать дань представителям высших сословий. Каждый возделывал свой участок земли и распоряжался результатами своего труда. В Гамбии, например, женщины исторически занимались выращиванием риса — и мужья должны были либо платить им зарплату, либо предоставлять землю, если хотели воспользоваться их трудом. Здесь патриархальная сделка «заключалась» на совсем других условиях: меньше гарантий защиты со стороны мужчин рода, зато больше автономии — и наличие своей собственности, возможность торговать и быть экономически независимой. 

Поэтому, когда вместе с колонизаторами на континент пришел европейский тип патриархата, африканские женщины стали открыто протестовать. Они не понимали смысла новой сделки: отдать возможность работать вне дома и зарабатывать — в обмен на что? Возможно, эти африканки одними из первых поняли, что классическая патриархальная сделка — это миф: в ней женщину лишают всех прав и всего имущества, а работать на благо семьи все равно приходится. Только теперь — бесплатно и без гарантий.

 

Суициды и антиабортное движение: к чему приводит отказ от патриархальной сделки

Казалось бы, если при любом раскладе женщине приходится работать — за деньги в тех сообществах, где они более автономны, или бесплатно внутри домашнего хозяйства при классическом патриархате, — то зачем продолжать заключать патриархальную сделку? Не проще ли разорвать ее раз и навсегда — и стать независимой?

Для тех, кто привык жить в патриархате, все не так легко и однозначно, замечают исследовательницы. Марджери Вольф, которая изучала суициды среди женщин в Китае, заметила, что с 1930-х годов пик их стал приходиться на женщин 45 лет и старше, хотя раньше чаще всего их совершали молодые девушки, как правило, недавно вышедшие замуж. Она предположила, что такой сдвиг был связан с возросшей независимостью молодых мужчин: те стали откалываться от родительской семьи, переезжать в свои дома и жить отдельно. Целое поколение женщин, живших в этот период перемен, почувствовали себя обманутыми: они выполнили свою часть патриархальной сделки как невестки в семье мужа, но не дождались роли властной свекрови — ведь их сыновья со своими женами съехали и стали строить жизнь отдельно.

В такой ситуации женщины старшего возраста имеют все основания поддерживать устоявшиеся порядки, пишет в своем эссе Дениз Кандийоти. С этим зачастую связаны конфликты между свекровями и невестками, в которых свекровь как будто «соревнуется» за любовь сына. Взрослой женщине выгодно, с одной стороны, сохранять с сыновьями крепкую связь, с другой — следить за тем, чтобы невестки не становились слишком эмансипированными. А значит, не претендовали на ресурсы, которые, согласно условиям патриархальной сделки, положены старшей женщине. 

Таким образом, патриархальные порядки могут воспроизводиться еще долго — даже когда смысла в них мало, потому что общество уже близко к равноправию. В развитых странах женщины старшего возраста получают пенсию, а ухаживают и заботятся о них в 57–81% случаев другие женщины. Но в тех странах, где пенсий нет или они не позволяют поддерживать приемлемый уровень жизни, патриархальная сделка все еще имеет вес. 

Две трети россиян помогают пожилым родителям материально — мужчины в 83% случаев, женщины в 52%. Это можно объяснить как тем, что мужчины в целом больше зарабатывают, так и тем, что в нашей стране во многих семьях действует патриархальная сделка. А раз помогают в основном сыновья, то и женщинам имеет смысл продолжать воспроизводить патриархатные порядки.

 

В чем это может заключаться? В первую очередь во внутренней мизогинии — пренебрежительном отношении к женщинам со стороны других женщин. Патриархальная сделка учит тому, что главное в жизни женщины — получить одобрение со стороны мужчин. Поэтому зачастую в спорах и конфликтах женщины — особенно старшего возраста, — могут вставать на позицию мужчины, а не женщины. Это может мешать развитию феминизма, так как подрывает понятие «сестринства».

Стремление поддерживать патриархальную сделку имеет и другие последствия. Например, репродуктивное давление. В классическом патриархате многодетность для женщины — скорее плюс, поэтому старшие женщины могут вполне искренне убеждать молодых побольше рожать. А те, кто находится в репродуктивном возрасте, могут участвовать в антиабортном движении: для них распространение абортов — один из способов ограничить их влияние на мужчин, а значит, угроза их патриархальной сделке.

Есть ли способы уйти от патриархальной сделки, чтобы двигаться к реальному равноправию? Многие правительства рассчитывают, что помогут программы, направленные на улучшение экономического положения женщин: доступ к образованию, появление новых рабочих мест и т. д. Но этого недостаточно. Необходимо уделять больше внимания отношениям между разными поколениями женщин, особенно между свекровями и невестками, и бороться с собственной внутренней мизогинией. А молодым женщинам, которые живут в многопоколенных семьях, стоит объединять усилия с мужьями, чтобы сделать свою нуклеарную семью экономически независимой. Так им будет проще перестать воспроизводить патриархатные отношения и выбраться из замкнутого круга патриархальной сделки.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+