К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Помогая кому-то, вы помогаете себе»: как социальный бизнес переживает кризис

Любовь Ермолаева (Фото из личного архива)
Любовь Ермолаева (Фото из личного архива)
Любовь Ермолаева — соосновательница проекта BuySocial, который помогает компаниям заказывать мерч и корпоративные подарки у социальных предпринимателей. Мы поговорили с Любовью о том, могут ли небольшие компании, работающие на стыке бизнеса и благотворительности, конкурировать с крупными производителями «сувенирки» и как проект, связанный с праздниками, чувствует себя в новой реальности

«Помощь — это всегда про радость. Если благодаря вам кто-то смог выйти из депрессии, начать новую жизнь, стать востребованным, нужным, вы чувствуете невероятное моральное удовлетворение, значит, все не зря», — считает соосновательница проекта BuySocial Любовь Ермолаева. В 2016 году вместе со своими подругами Алиной Зубаревой и Викторией Ивановой она запустила маркетплейс, на котором социальные предприниматели могли разместить свою продукцию и найти новых клиентов, а крупные компании — купить корпоративные подарки и сувениры. За время работы BuySocial было продано порядка 144 000 товаров, а среди клиентов такие компании, как «СберСтрахование», «Тинькофф», ABBYY, «Северсталь». О том, как подружить корпоративный сектор и социальных предпринимателей, Любовь Ермолаева рассказала Forbes Woman.

Закончили чтение тут

— BuySocial вы запустили в 2016 году. Как родилась идея проекта?

— Меня всегда увлекало социальное предпринимательство. Я ходила на выставки, мероприятия, посвященные этой теме. И каждый раз меня вдохновляли люди и их истории реально работающих бизнесов, которые не только приносят доход, но и помогают людям. Своими впечатлениями я делилась с подругами Алиной Зубаревой и Викой Ивановой, которые работали в крупных международных корпорациях и одновременно занимались волонтерством. В 2015 году Вика готовилась к свадьбе и искала декоративные изделия для украшения банкета. Ей была важна этическая сторона производства, чтобы оно было экологичным, а товары сделаны с душой. Так родилась идея создать платформу для российских социальных предприятий, где бы они смогли продавать свои товары. Прежде чем запуститься, я поговорила с несколькими предпринимателями; одной из первых, к кому я обратилась за советом, стала Гузель Санжапова, основательница Соссо Bello (cейчас называется «Малый Турыш»). Она поддержала мою идею.

 

— И стала одним из первых ваших партнеров?

— В том числе. Мы начинали сотрудничество одновременно с 14 проектами, сегодня у нас больше 60 партнеров в 14 регионах России. Мы работаем в четырех направлениях. Первое и главное: предоставление работы людям из уязвимых групп населения. В основном это люди с инвалидностью, пожилые люди в глубинке, выпускники детских домов. Мы сотрудничаем с такими инклюзивными мастерскими, как «Антон тут рядом», «Простые вещи» и «Сундук». 

Второе направление — благотворительность. Часть прибыли от продукции, которую вы покупаете, идет в фонды. Например, компания «Вареньевар» с каждой покупки 30% ее стоимости отправляет в фонд «Живой», который помогает взрослым с тяжелыми заболеваниями или нуждающимся в реабилитации. В прошлом году они перевели 680 000 рублей. 

Также мы работаем с проектами, которые пытаются сохранить культурное наследие нашей страны. Одним из таких является кондитерская «Мастерская вкуса» Ирины Синюковой, она возрождает традиции русской северной росписи. И последнее — экологическое направление. Например, upcycling-мастерская Glass Knight дает вторую жизнь стеклянным бутылкам, делая из них предметы для интерьера. 

— Как вы отбираете проекты-партнеры?

 

— Здесь мы руководствуемся тремя критериями. Это должен быть классный продукт по качеству и дизайну. Компания должна иметь социальную, экологическую или культурную составляющую. Также для нас важна надежность поставщика, который будет в срок выполнять крупные заказы и готов подстроиться под желания клиента.

Мы, в свою очередь, не просто служим звеном между заказчиком и исполнителем, — мы отслеживаем тренды, помогаем партнерам сформировать новые линейки продукции и наладить производственные процессы, привлекаем волонтеров при необходимости.

— Кто был вашим первым крупным клиентом?

— Перед открытием BuySocial (сначала это был интернет-магазин) мы старались привлечь как можно больше внимания к проекту, делали анонсы в соцсетях; СМИ подхватили эту новость. Так что уже в первый день работы к нам пришел запрос от финской деревообрабатывающей компании UPM. Они хотели заказать корпоративные подарки, а мы в тот момент даже не задумывались о B2B-направлении, но были очень рады обращению. Это был наш первый крупный заказ. 

За месяц мы сделали каталог корпоративных подарков. Вскоре к нам обратились «СберСтрахование», «Ростелеком». Оказалось, что есть большой запрос со стороны корпоративного сектора на подарки со смыслом, и многие ждали такой проект, который показывает разнообразный ассортимент и позволяет быстро заказать. Мы увидели на практике, что социальные предприятия, в свою очередь, могут справляться с довольно большим объемом заказов, делая качественный стандартизированный продукт. 

 

— Есть мнение, что делать бизнес с друзьями  — плохая идея. Вам дружба помогала или мешала в работе?

— Мы очень дополняли друг друга — у Вики и Алины был большой опыт работы в маркетинге и отделе стратегического развития в корпоративном секторе, я же долгое время работала в некоммерческих организациях, например занималась поставками гуманитарной помощи во «Врачах без границ». Поначалу мы встречались по вечерам, на выходных, в свободное от работы время, обсуждали варианты развития, строили бизнес-план, все это длилось около года. Вложения были маленькие — мы скинулись по €1000, чтобы провести фотосессию, сделать сайт, каталог, арендовали маленький склад. Когда в период долгой подготовки к запуску мой энтузиазм падал, я получала невероятную поддержку с их стороны. Было важно, что, помимо меня, кто-то так же горит проектом. Но полностью посвятить себя BuySocial решилась только я — через год после запуска, когда стало понятно, что проект может зарабатывать и у него есть будущее. Вика и Алина решили продолжить свой путь в корпоративной среде, но до сих пор следят за судьбой проекта, и я всегда могу с ними посоветоваться.

— Каким был оборот в первый год?

— В 2017 году оборот составил 8 млн рублей. Тогда они были для нас показательны, а сейчас кажется, что это смешные цифры. Мы, конечно, совершали ошибки. Например, сделали слишком маленькую маржу. Но мы сразу вышли в прибыль, правда, с учетом того, что сами практически ничего не зарабатывали. В первое время я себе сделала зарплату всего 60 000 рублей. 

В плане привлечения клиентов сработало правило, что сначала вы работаете на зачетку, а потом зачетка работает на вас. В первые пару лет я поднимала все свои контакты, рассказывала про проект. А затем появлялось все больше заказов, которые находили нас сами — клиенты стали нас рекомендовать, приходили и те, кто получал наши подарки и читал в открытке, что они созданы на социальных предприятиях и собраны BuySocial.

 

— Есть ли любимый проект?

— Они все любимые. Например, есть диаконический центр «Прикосновение» в Оренбурге, который помогает людям с ментальными особенностями. Его подопечные занимаются столярным мастерством, шьют. И без опыта крупных тиражей они сделали нам 2500 подставок для телефона к Новому году для «Тинькофф». До сотрудничества с нами они воспринимали свою деятельность больше как развивающие занятия, но, получив крупный заказ, смогли не только сделать все качественно и в срок, но и заработать.

Еще мы плотно сотрудничаем с новосибирским проектом «Рабочее место» — это швейный коворкинг для людей с инвалидностью, работают там в основном женщины. Они могут сшить что угодно — от чехлов для ноутбука до футболок с мерчем.

— Как вы находите новые проекты?

— В кругу социальных предпринимателей уже многие друг друга знают, часто мы встречаемся на образовательных мероприятиях. Еще я активно общаюсь с центром поддержки социальных инноваций и предпринимательства Impact Hub Moscow, в котором сама проходила инкубационную программу 90 Days Challenge. 

 

— Как вы себя чувствуете после 24 февраля?

— Нас, как и всех, подкосило, но мы надеемся на лучшее. 2021 год, несмотря на пандемию, стал очень успешным. Нам удалось вырасти, и оборот достиг 26 млн рублей. Но в этом году для нас было отрезано множество перспектив. 

Например, из-за того, что нет возможности принимать платежи в России, накрылся проект с Ebay, для которого мы специально создали экспортную социальную витрину. Некоторые наши крупные постоянные клиенты из числа международных компаний релоцируют команды, и нам трудно рассчитывать на их заказы. Весной практически все заказы были поставлены на паузу. Уход части заказчиков из России, конечно, стал для нас чувствительным. Летом обстановка начала оживляться, к нам стали вновь обращаться клиенты. В сентябре обычно компании начинают готовиться к Новому году, поэтому мы в ожидании новых заказов. 

— Из-за кризиса компании могут резать бюджеты и отказаться от новогодних подарков… 

— Не думаю, что российская традиция новогодних подарков исчезнет, поскольку подарки решают коммуникативные задачи для бизнеса. Это возможность показать сотрудникам, что о них заботятся, что они важны, в кризис это особенно ценно. А еще это способ поблагодарить клиентов за сотрудничество, напомнить о себе. 

 

На самом деле, помогая кому-то в кризис, вы в первую очередь помогаете себе. Поддержка и помощь — это всегда про радость, про то, что чья-то жизнь меняется к лучшему и вы вносите свой вклад. Такие подарки вызывают больше отклика и у получателей, потому что они тоже становятся причастны к хорошему делу. 

К тому же ESG-повестка по-прежнему актуальна. Крупным заказчикам мы предоставляем индивидуальный отчет о том, сколько людей из уязвимых групп было трудоустроено благодаря заказу, сколько средств было сгенерировано на благотворительность, сколько вторсырья было переработано. 

— Насколько актуальна повестка устойчивого развития для компаний сейчас, когда многие организации пытаются просто выжить?

— Будущее непредсказуемо. С одной стороны, компаниям, которые находятся в сложной экономической ситуации, сейчас действительно не до того, и эта повестка уходит на второй план. С другой — есть отрасли, которые растут в кризис. Например IT-компании, которые работают на замещение иностранной продукции, сейчас активно развиваются. Для компаний, меняющих фокус с западного рынка на восточный, по-прежнему важно соблюдение ESG-принципов. Это история про позиционирование бренда не только для потребителей, но и для соискателей.

Часто слышу разговоры, что в России такие сферы, как социальное предпринимательство, благотворительность, устойчивое развитие в зачаточном состоянии и что никому это не нужно. Но я, находясь внутри системы больше 10 лет, вижу огромный прогресс. Люди стали больше доверять и участвовать в благотворительности, ждут от бизнеса деятельности в этой области и сами чувствуют социальную ответственность перед обществом. Например, все больше людей сортируют мусор, волонтерят. Уверена, что и компании продолжат развиваться в этом направлении.

 

— Какое будущее у социального сектора? В кризисные времена он страдает одним из первых.

— Судя по реакции социальных предпринимателей из моего окружения, он и дальше будет развиваться. Когда происходят тяжелые события и на вас в избытке сыпятся плохие новости, может показаться бессмысленным вообще что-то делать. Вносить свой вклад в поддержку других людей — это то, что может помочь вам обрести какую-то опору. Да, я не могу повлиять на глобальные процессы, но я могу помочь конкретным людям. Это то, что меня поддерживает. Я не могу спасти мир, но, если я могу помочь одному конкретному человеку, это уже очень много, потому что каждая жизнь имеет значение.

— Почему в социальном секторе традиционно больше женщин?

— Из 60 проектов, с которыми мы сотрудничаем, более 70% было основано женщинами. В социальный бизнес идут не за деньгами, статусом или карьерным ростом — сюда идут, чтобы реализовывать свои стремления сделать мир лучше и помогать другим. 

К тому же, на мой взгляд, социальный бизнес более рискованный, чем традиционный. Ведь здесь перед тобой стоят другие приоритеты. Взять хотя бы фабрику «Малый Турыш». С точки зрения бизнеса выгоднее организовать производство в Московской области, зачем делать поставки из маленькой деревни на Урале? Можно сэкономить на логистике, взять на работу не тех, кто нуждается в ней больше, а тех, кто сильнее и выносливее. Социальные предприниматели обращаются к тем, кому нужна помощь, порой пренебрегая экономической эффективностью ради того, чтобы поддержать этих людей. Издержек и рисков здесь больше. 

 

Женщины в силу сложившихся культурных и социальных особенностей чаще решаются выбрать работу, которая не приносит моментального успеха и дохода, но благодаря которой совершаются важные для общества изменения. Хотя, думаю, наш сектор во многом бы выиграл, если бы и талантливые мужчины смелее шли в социальную сферу. Но, к сожалению, мужчины чаще находятся под общественным давлением и вынуждены выбирать работу не «по душе», а «по карману и статусу».

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+