К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Он просил взять вину на себя»: как женщины попадают в тюрьмы и при чем здесь мужчины

Заключенные в Можайской женской колонии (Фото Павла Беднякова / ТАСС)
Заключенные в Можайской женской колонии (Фото Павла Беднякова / ТАСС)
Согласно официальным данным, женщины в России в 10 раз реже мужчин нарушают законы. Нередко они оказываются за решеткой из-за того, что мужчины попросили их взять вину на себя. Forbes Woman рассказывает, почему женщины убивают, крадут или распространяют наркотики — и как это связано с гендерными стереотипами

В российских колониях, по данным ФСИН, находятся около 340 000 человек. Среди них — примерно 30 000 женщин. Несмотря на то что они в 10 раз реже мужчин совершают преступления, Россия входит в число государств с наибольшей долей женщин-заключенных — 8–12%. В странах Европы статистика по женской преступности ниже —  аналогичный показатель составляет лишь 5%. 

Закончили чтение тут

Мошенницы и закладчицы 

Около 16% заключенных женщин в 2021 году находились в колониях из-за преступлений, связанных с мошенничеством (попыткой завладеть чужим имуществом или финансовыми махинациями). Это одна из самых частых причин, приводящих женщин к заключению под стражу. 

По так называемым экономическим статьям сидят в основном сотрудницы коммерческих организаций, рассказывает правозащитница и экс-член ОНК Москвы Ева Меркачева: «Я как-то увидела в СИЗО №6 одну пожилую женщину, очень ухоженную, в очках, прямо классический бухгалтер хорошей фирмы. Вот она и сказала, что 50 лет думала, что она бухгалтер, а сейчас выяснилось, что она, оказывается, была членом преступной банды». 

 

«Преступной бандой» может считаться группа лиц от двух человек, совершившая нарушение закона. А мошенничеством — махинации с суммами от 250 000 рублей (крупный и особо крупный размер — свыше 1 млн рублей). Поэтому даже если  женщина была рядовым сотрудником в небольшой организации, ей может грозить от 1,5 до 10 лет лишения свободы по статье 159 УК РФ. 

«Многие из этих женщин работали бухгалтерами, юристами или кассирами в каких-то юридических фирмах или банковской сфере. А после того, как против руководства компании завели уголовное дело, привлекли и их тоже», — говорит Меркачева.

Она отмечает: зачастую преступления женщины совершают из-за мужчин-руководителей или для мужчин-сожителей — либо попадают за решетку вместо мужчин: «Часто бывает, что супруг или гражданский муж совершает какое-то преступление и просит женщину взять вину на себя. Мол, ты женщина, у тебя двое детей, тебя не посадят, а я помогу. Женщины ведутся на это, берут на себя вину. А на деле выясняется, что и посадят, и никто не поможет. Ни дети, ни пол никаким препятствием не являются». 

В Можайской женской исправительной колонии №5 (Фото Сергя Савостьянова·ТАСС)

Еще одна частая причина, по которой женщины оказываются за решеткой, — это наркотическая статья 228 УК РФ (незаконное приобретение, перевозка, хранение, переработка, изготовление наркотических средств). По ней в прошлом году находились в колониях  около 40% женщин, свидетельствуют данные ФСИН.  Зачастую женщины вовлекаются в наркобизнес из-за желания заработать «легкие деньги»: по данным Генпрокуратуры за 2021 год,  40% от числа всех преступниц окончили от четырех до девяти классов школы, порядка 60% из них были лишены постоянного источника дохода. 

«Я видела совсем молодых девушек, студенток, обычные хорошие девчонки. Очень редко это действительно какие-то страшные, опустившиеся женщины. Просто хотели заработать, а тут вариант с закладками через интернет подвернулся. А получается, что если там даже небольшой объем наркотиков, то уже срок в колонии», — рассказывает правозащитница Екатерина Сажнева. 

«Проблема в том, что часто речь идет не о тех, кто действительно промышляет наркоторговлей в больших объемах, — считает основатель проекта «Женщина. Тюрьма. Общество» Леонид Агафонов. — Это не те наркоторговцы, которые распространяют тонны, килограммы, а женщины, которые получили срок за так называемый социальный сбыт. Это когда женщина, например, покупает дозу себе и подруге, берет у нее деньги (зачастую совсем мелкую сумму) и идет искать закладку. Все, она уже не наркопотребитель, а сбытчик. И таких случаев очень много». 

 

2,5 г героина или мефедрона — уже крупный размер, за который можно получить 10 лет колонии. Например, баскетболистка Бритни Грайнер перевозила для личного употребления гашишное масло, масса действующего вещества в котором всего 0,56 г, — «что составило значительный размер», заявил на суде гособвинитель. За незаконное хранение без цели сбыта и контрабанду в значительном размере (ч. 1 ст. 228 и ч. 2 ст. 229. 1 УК РФ) Грайнер была осуждена на девять лет. 

«Бывает так, что мужчины подталкивают своих женщин, сожительниц к совершению наркотических преступлений, мол, вместе будем принимать, закладки вместе делать. Таких историй очень много. Помню, я разговаривала в колонии с женщиной, которая ради такого мужчины ушла из дома, оставила ребенка, стала с ним промышлять, а потом попалась, но своего любовника не сдала», — рассказывает Сажнева. 

Почему женщины убивают 

Из статистики, опубликованной Судебным департаментом Верховного суда следует, что женщины совершили за 2021 год 14,2% преступлений против жизни и здоровья. Согласно данным ФСИН за тот же период, тяжкие преступления совершили примерно 29% от общего числа заключенных женщин.

«Журналисты «Медиазоны» (издание внесено в реестр СМИ-иноагентов) и «Новой газеты» в 2019 году вручную  проанализировали более 4000 приговоров с 2016 по 2018 год и выяснили, что четыре из пяти женщин (79%), осужденных за умышленное убийство (ч. 1 ст. 105 УК), защищались от домашнего насилия, — рассказывает Меркачева. — Причем почти всегда у них самих психологические травмы, вызванные как раз обратным насилием — со стороны этих мужчин. Это могло длиться годами, прежде чем женщина решила себя защитить — вот таким вот образом, сама».  

Заключенные за работой на швейной фабрике в Можайской женской исправительной колонии (Фото Сергея Савостьянова·ТАСС)

«Причины, по которым убивают, — это домашнее насилие разного сорта, бытовые причины. Поскольку у нас нет статьи, которая защищала бы женщин от домашнего насилия, а статья о самообороне на практике в таких случаях не работает, как правило, даже если женщина защищает себя от обидчика, то ее все равно помещают в колонию», — говорит активистка Надежда Толоконникова (внесена в реестр СМИ-иноагентов).

 

Количество тяжких преступлений, совершенных женщинами, в России могло бы быть меньше, если бы был принят закон о  профилактике семейно-бытового насилия, считают эксперты. Снизилось бы и число жертв: согласно исследованию «Алгоритма света» (программы, которая выявляет факт домашнего насилия в делах по насильственным статьям и была создана при содействии Консорциума женских неправительственных объединений), с 2011 по 2019 год в России 66% убитых женщин были жертвами домашнего насилия.

Первые варианты такого законопроекта обсуждались еще в 1990-е годы. К 2004-му, по подсчетам спецдокладчика ООН по вопросу о насилии в отношении женщин, Госдума успела рассмотреть около 50 проектов закона о домашнем насилии. Последний из них был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, но так и не был рассмотрен.

Сон и явь женской тюрьмы 

«Женщины попадают в фактически рабские условия, — рассказывает Надежда Толоконникова, которая сама провела в колонии общего режима почти два года, работая на швейном производстве. — Там нужно работать и работать, годами, десятилетиями, ты обязан по закону это делать — с утра до вечера, восемь часов в день. Но часто бывает дольше, потому что многие колонии устраивают систему рабского труда, как, например, это было в моей колонии в Мордовии. Женщины-заключенные там работали по 16 часов без выходных». 

Режимы заключения женщин считаются мягче — только колония-поселение и общий (у мужчин есть еще строгий и особый). Но даже в них условия негативно влияют на здоровье заключенных. Правозащитница Людмила Альперн в книге «Сон и явь женской тюрьмы» рассказывает, что из-за условий в колониях возрастает частота заболеваний половой сферы у женщин-заключенных — поскольку из-за особенностей физиологии женщины более уязвимы перед антисанитарными условиями.

«Кровати в изоляторе или колонии — это железные нары, сваренные из стальных деталей, без пружин. К ним прилагается тонкий матрас. Садишься на такую, и железные полосы отпечатываются на теле. Сами женщины на нарушения своих прав жалуются редко, они и не предполагают, что такое обращение с ними незаконно и негуманно», — рассказывает правозащитник Леонид Агафонов, добавляя, что в колониях отсутствуют условия для беременных.

 

Кроме того, в России всего около 50 женских колоний. Как отмечает Альперн, из-за этого осужденные часто оказываются на огромном расстоянии от дома. В результате для них становятся невозможными свидания с родными. «Когда мужчина садится в тюрьму, у него будут мамы, сестры, женщины, все будут к нему ездить с огромными сумками с продуктами, деньги привозить. Если за решетку попадает женщина, а у нее нет матери, то она никому не нужна. Первым от нее отказывается именно ее мужчина — сразу», — добавляет Сажнева.

«Самое страшное — все, что касается детей. Некоторые женщины из-за того, что подследственных ограничивают в свиданиях, годами не могут услышать голос ребенка. Я знала женщину, которая сидела за экономическое преступление четыре года. И все эти годы ее ребенок думал, что она лечится в больнице, причем уехала куда-то далеко. Он писал ей письма, спрашивал, когда же она выздоровеет и вернется», — говорит Ева Меркачева.

Сегодня при женских колониях имеется 13 домов ребенка. Если ребенок родился в тюрьме, он может находиться с матерью только до трех лет, а после отправляется в детский дом. 

Женщины-заключенные со своими младенцами в женской тюрьме в городе Красноярске (Фото Vladimir Davydov·Reuters)

От чего женщины не делают это 

Как отмечает профессор Университета Эссекса Надиа Кампанелло в исследовании, которое она провела в 2013 году совместно с коллегой Эвелиной Гавриловой, судебная система в целом снисходительно относится к женщинам, но эту разницу нельзя считать значительной. 

Кампанелло обращает внимание: женщины редко занимают роли лидеров в преступных схемах. Так же, как и на рынке труда, они вынуждены искать способы, чтобы проявить себя и обойти неравенство. Криминальный мир патриархален, и женщинам просто невыгодно связываться с нарушителями законов. Однако те же стереотипы, закладываемые с детства (женщинам внушают  быть хорошими и послушными), толкают на то, чтобы покрывать в суде сожителей-преступников или брать вину на себя, добавляет Ева Меркачева. 

 

Официальная статистика, наблюдения правозащитников и данные социологов говорят о том, что женщины во всем мире менее склонны к рискованному или агрессивному поведению. Женщины в среднем склонны совершать имущественные преступления (в частности, кражи, мошенничество) и преступления, связанные с наркотиками. При этом уровень их социальной ответственности снижает саму вероятность нарушения закона, считают в университете Сассекса. На женщинах, как правило, лежат обязанности по ведению домашнего хозяйства, воспитанию и уходу за детьми. К тому же они склонны более серьезно оценивать последствия своих преступлений, чем мужчины. Это касается не только тюремного заключения, но и разрыва с семьей, общественного порицания: мужчину-преступника общество осуждает меньше, чем женщину, нарушившую закон.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+