03.05.2007 00:00

Дело техники

Самое неприятное для любого участника судебного процесса — непредсказуемость результатов и расходов

На чем построена технология успеха в судебном споре? Если ответить коротко, то на том же, на чем построена вся современная экономика, — на предприимчивости.

Когда мы с коллегами впервые задумались, как же добиться превосходства над процессуальными оппонентами, мы в первую очередь решили проанализировать, что больше всего мешает эффективной работе. Исследования показали, что самое неприятное для любого участника судебного процесса — непредсказуемость как результатов разбирательства, так и расходов.

Да и экономическая эффективность судебного спора, то есть отношение затрат на ведение процесса к сколько-нибудь значимому результату, оставляет желать лучшего. Для того чтобы решить эти проблемы, мы провели ревизию правовых норм, заложенных в процессуальные и другие связанные с ними законы. Мы пытались разобраться, насколько полно используются в судебной практике предусмотренные законами возможности. Поэтому кроме законов мы внимательно вчитывались в судебные акты. В общей сложности нами проанализировано более двухсот наиболее сложных дел.

Благодаря ревизии удалось обнаружить некоторые спящие, почти не работающие нормы. Например, даже не все судьи знают, когда можно применять аффидевит — удостоверенные нотариусом письменные показания свидетеля. А ведь обеспечить явку свидетеля в суд, особенно если он из другого города, бывает крайне проблематично.

Некоторые инструменты можно усовершенствовать, а некоторые создать с нуля. Например, до сих пор стороны крайне неохотно прибегают к техническим усовершенствованиям. В то время как бизнесмены давно передают друг другу информацию через слайд-презентации (спасибо Microsoft Powerpoint и другим аналогичным программам), участники процесса представляют доказательства по старинке. Но почему они стесняются применять слайды, если те намного нагляднее? А кроме того, можно продемонстрировать обстоятельства по делу с помощью видеореконструкции, компьютерного моделирования, не забывая, конечно, и про традиционные доказательства. Это только слишком самоуверенные юристы полагаются исключительно на свое красноречие и приходят в суд с тоненькой папочкой.

Но когда мы провели инвентаризацию того, что мы можем предложить своим клиентам, стало понятно, что нужно кардинально пересмотреть тактику ведения процесса. Традиционная тактика участника спора обычно проста: попытаться решить проблему самостоятельно, а когда не получается, срочно звать юристов. Но гораздо разумнее поступить наоборот. Глубокая досудебная экспертиза поможет правильно подобрать уместные в этом случае процессуальные инструменты, рассчитать, насколько они трудоемки и затратны и каков предполагаемый эффект применения каждого из них. Простые формулы позволяют математически точно просчитать шансы на успех в случае судебного спора, а заодно и подумать, от каких инструментов можно спокойно отказаться, оптимизировав затраты на ведение дела. Более того, предприниматель самостоятельно принимает решение, ведь он избавляется от традиционного при продаже юридических услуг шаманства, когда клиент, засыпанный непонятными юридическими терминами и безапелляционными обещаниями, сам толком не понимает, под чем подписывается.

Так родилась новая стратегия ведения судебного процесса, которую мы назвали case engineering (от английских case — судебное дело и engineering — инженерное искусство, разработка и управление). Полгода назад мы впервые опробовали новую технологию в арбитражных спорах. За полгода проведено почти сорок судебных процессов, наши клиенты не проиграли ни одного дела. Уровень их удовлетворенности, замеряемый нами по специальной методике, составил 93%, в то время как средний уровень удовлетворенности клиентов фирмы — около 80%.

Впрочем, мы не беремся за дело, когда клиент не прав, так что при однозначно выигрышной правовой позиции победа в деле сама по себе не заслуга. Заслуга в том, что во всех случаях клиент сэкономил существенные средства на судебных расходах, поскольку иногда у оппонентов не возникало даже мысли обжаловать проигрыш — настолько проработанной была правовая позиция наших клиентов и мотивированным судебное решение.

Мы добились практически полной предсказуемости судебного разбирательства. Предсказуемость заключалась и в том, что наши клиенты всегда могли запланировать свои издержки, просчитать юридические и иные смежные риски, убедительно обосновать наши с ними действия перед инвесторами, акционерами, топ-менеджментом компании.

Новости партнеров