03.11.2007 00:00

Урожайный год

Русское искусство по-прежнему дорожает. А Наталья Гончарова стала самой дорогой женщиной-художником в мире

Пессимисты оказались неправы: цены на русское искусство, несмотря на подчеркиваемую экспертами его «вторичность» и «провинциальность», уверенно переместились в шестизначный диапазон. В конце сентября этого года «русская колония» в списке 1000 самых ценных шедевров мира (наша компания составляет этот рейтинг на базе аукционных цен) уже состояла из пяти имен с общей стоимостью работ в $55,7 млн. И это притом, что попасть в первую тысячу в последние годы стало гораздо сложнее, цена отсечения выросла с $2,9 млн в 2001 году до $4,7 млн сейчас — иными словами, на 65% за 6 лет.

Впрочем, такой ценовой прорыв российского искусства сложно назвать уникальным или с какой-либо точки зрения исключительным — динамика цен на работы австрийских, немецких или английских авторов, представленных в Toп 1000, на порядки опережала показатели роста цен и объемов торговли в сегменте русского искусства. Общая стоимость работ русских мастеров в первой тысяче составляет примерно 0,5% от общей рыночной капитализации тысячи мировых шедевров. Для справки: совокупная стоимость всех работ в первой тысяче — $10,9 млрд.

Единственное, чем действительно уникальна русская колония, так это «женским началом». Всего в списке 1000 самых дорогих художественных работ мира представлены 180 мастеров — от Рембрандта и Вермера до Пикассо, Климта и Уорхола. Но женщин среди них всего шесть. И Наталья Гончарова, чья работа «Сбор яблок» является самой дорогой среди работ русских мастеров (323-я строчка в рейтинге), оказалась самым «ценным» художником-женщиной в мировом рейтинге (при этом Гончарова занимает 85-ю строчку в списке самых дорогих мастеров мира).

Извечный вопрос: будет ли русское искусство дорожать и дальше? К нему можно подойти, используя терминологию фондового рынка, с точки зрения технических показателей (динамика цен, спрос, предложение), отбросив фундаментальные («качество» работ). По всей видимости, серьезный приток капиталов в этот сегмент только начинается. Мировые аукционы и крупные дилеры сравнительно недавно обратили серьезное внимание на наше искусство. Рост благосостояния в России и особенно опережающие темпы роста доходов наиболее богатых наших граждан создают устойчивый источник патриотического спроса. А наличие такого спроса служит верным сигналом для профессиональных арт-инвесторов во всем мире, что русское искусство будет продолжать расти в цене. Удвоение доли российских шедевров в мировой тысяче (до 1%, или более $100 млн) представляется вполне консервативным прогнозом на следующие 2–3 года, что предполагает еще минимум десяток продаж по ценам $4–6 млн и выше за работу.

Инвесторам в предметы искусства не стоит недооценивать психологическую привлекательность того, что Гончарова является самой дорогой художницей в мире. Как в случае с Ван Гогом, Пикассо и Климтом, поочередно державшими пальму первенства ценовых рекордов, есть основание ожидать тотальной переоценки работ Гончаровой именно за счет того, что теперь инвесторы и коллекционеры будут готовы платить иррациональную премию за право владения работами самой дорогой художницы. При появлении качественных работ Гончаровой на аукционном рынке их стоимость легко может шагнуть за $10 млн.

Кроме Гончаровой, есть смысл обратить внимание на других мастеров российской школы, произведения которых быстро растут в цене,— Сомов, Яковлев и Серебрякова кажутся наиболее вероятными претендентами на рост в эти несколько лет, при этом цены на работы «европейских россиян» (Сутин, Кандинский и другие) также будут опережать общий индекс рынка.

Кстати, в этом году практически по всем показателям рынок предметов искусства может опередить мировые фондовые индексы, подвергшиеся жесткой коррекции в третьем квартале. Так, за восемь месяцев 2007 года общая стоимость 1000 самых дорогих предметов искусства выросла на 9,9%, цена входа в 1000 — на 12%, а средневзвешенный индекс повторных продаж составляет 6,6% годовых на среднем горизонте владения в 9 лет.