По стопам Достоевского

Павел Миледин Forbes Contributor
Дэвид Херн делает более 100% годовых, удачно совмещая работу в комитете по реформе РАО ЕЭС и инвестиции в российскую энергетику

Если спросить управляющего инвестициями компании Halcyon Advisors Дэвида Херна о его самой удачной сделке, у него есть готовый ответ. В 1996 году он купил привилегированные акции РАО «ЕЭС России» по 0,45 цента за штуку, а в 1997 году продал их по 20 центов: вложенные $5000 превратились в $200 000. Что характерно, в 1990-е Херн и не думал, что операции с бумагами энергокомпаний со временем станут его основной работой и принесут миллионы долларов.

Херн возглавляет теперь комитет по стратегии и реформированию при совете директоров РАО. А его фонды Halcyon Power и HH Generation, инвестирующие в российскую энергетику, — самые успешные в России: за год (с октября 2006-го по октябрь 2007-го) они принесли инвесторам 107% и 100% дохода соответственно.

Американцу Дэвиду Херну, выпускнику Гарварда, 36 лет. В России, вспоминает Дэвид, он оказался благодаря книгам Достоевского: под их впечатлением он решил изучать в университете философию и русский язык, необходимость языковой практики привела его в 1992 году в Москву. Он приехал на три месяца, познакомился здесь со своей будущей женой и остался на год.

Окончив университет, в 1994-м Дэвид вновь отправился в Россию уже в качестве сотрудника компании The Boston Consulting Group. Он занимался разработкой проекта реформирования нефтегазовой отрасли, а в 1995 году уже получал первый опыт управления капиталами в московском офисе инвестиционного банка Credit Suisse First Boston.

Как философ переквалифицировался в инвестиционного банкира? Херн только пожимает плечами: это, по его словам, стандартная практика. Он рассказывает, как в том же 1994-м в Boston Consulting за неделю прошел курс бухгалтерского учета, который обычно занимает год. С тех пор он вообще считает, что в специальном финансовом образовании нет необходимости: его вполне можно получить на работе.

В 1997 году Херн и его коллега Питер Халлоран ушли из CSFB, чтобы создать хедж-фонд Pharos (существует до сих пор). Но в 1998-м, после августовского кризиса, Херн прекратил заниматься этим проектом. Он вспоминает, как осенью поехал на рынок и купил два мешка картошки, чтобы хватило на зиму. К тому времени Дэвид уже обзавелся семьей и его старшей дочери (всего у Дэвида четверо детей) было три года.

В 1999-м Херну, который успел сделать имя на фондовом рынке, подвернулась интересная работа. Инвестировавшие в Россию фонды Templeton, Brunswick, NCH и Soros, владевшие более 10% акций «Аэрофлота», предложили ему представлять их интересы в совете директоров авиакомпании. А в 2001 году он уже представлял миноритариев в совете директоров РАО ЕЭС.

Вокруг РАО, вспоминает Херн, была напряженная ситуация. Реформа готовилась без участия миноритарных акционеров, и в 2002 году они даже грозились созвать внеочередное собрание, чтобы сместить председателя правления РАО ЕЭС Анатолия Чубайса. Миноритарии протестовали против прямой распродажи профильных активов, опасаясь снижения стоимости компании, и писали жалобы президенту Владимиру Путину. Тогда, напомним, были выработаны нынешние принципы реформы: разделение «дочек» РАО по отраслевому принципу, объединение их в новые компании и ликвидация РАО ЕЭС.

Херн оказался скромнее других акционеров, писем президенту он не подписывал. «Было неправильно решать проблему такими методами», — вспоминает он. Именно Херн, а не представители других миноритариев возглавил совет по реформе при совете директоров РАО. «Он принципиальный человек, но не боец, отрывающий головы за идею. Достаточно гибкий» — так характеризует Дэвида член совета директоров РАО ЕЭС, бывший замминистра экономического развития, а ныне управляющий директор «Тройки Диалог» Андрей Шаронов. А член совета директоров от менеджмента РАО Яков Уринсон говорит, что Херн на своем посту устраивает всех: и государство, и миноритариев, и менеджмент. Так что ни у кого даже мысли не возникало его заменить. Херн вообще производит (или хочет произвести) впечатление демократичного парня, который, как и любой инвестор, просто выполняет свою работу, разбираясь в хитросплетениях энергореформы. «Тема сложная, — без тени иронии заявляет он. — Я до сих пор чувствую, что не все понимаю».

Тем не менее Херн, который уже четыре года вплотную занимается стратегией реформирования энергохолдинга, — один из немногих людей, ориентирующихся в «сложной теме» как рыба в воде. И он неплохо на этом зарабатывает. В 2003 году Херн зарегистрировал свой первый фонд — Halcyon Power Investment Company под управлением компании Halcyon Advisors. Сегодня его объем, по данным Bloomberg, $221 млн. Спустя полтора года появились фонды HH Supply, рассчитанный на инвестиции в распределительные сети (сейчас расформирован), и HH Generation, объем активов которого составляет $76 млн. Halcyon Power и HH Generation, как отмечалось выше, показали в этом году изумительные результаты, хотя рынок в целом вырос несильно.

В чем секрет? Херн покупает акции, только когда понимает, какой тип инвестора будет претендовать на ту или иную компанию и почему этот инвестор должен платить за них больше. Общаясь с огромным количеством заинтересованных в реформе людей, выбрать объект для инвестиций проще, признает Дэвид. Но прямых обвинений в использовании служебного положения Херну выслушивать никогда не приходилось. Он считает, что претензии здесь неуместны. Херн говорит, что всегда привлекал к работе в комитете как можно больше людей, информация, получаемая комитетом, не является секретом, а инвестиции его фондов не носят спекулятивного характера.

В портфеле его фондов, на первый взгляд, нет ничего примечательного. Например, по 15% вложений HH Generation приходится на ТГК-7 и ТГК-4. Но именно к этим компаниям проявляют серьезный интерес стратегические инвесторы, поясняет Дэвид. На долю РАО ЕЭС отведено немного — около 5% активов фонда. Пример удачной сделки: в марте 2007 года фонд Halcyon Power продал акции ТГК-1 стратегическому инвестору за $25,1 млн. Этот пакет в 2006 году был куплен за в $8,2 млн. Доходность операции — 141% годовых.

К фондам можно присоединиться. Минимальный размер инвестиций в Halcyon Power — $500 000. Комиссия за управление — 2,5%, плата за успех — 20% от объема инвестиций при доходности свыше 10% годовых. В HH Generation условия более либеральные: минимум — $100 000, плата за управление — 2%, плата за успех та же — 20% от дохода.

Это не единственный способ заработать на реформе РАО ЕЭС. Можно выбрать другие специализированные фонды, например Prosperity Quest Power (+34,5% с начала года) под управлением Александра Браниса. Или открыть счет у брокера и самому покупать акции. Розничным инвесторам подойдут паи российских отраслевых открытых ПИФов. Лучшие по доходности с начала года по 28 сентября —инвестирующие в электроэнергетику фонды «Тройки Диалог» (+20,7%), УК Банка Москвы (+17,4%), «КИТ Фортис» (+9,7%).

Акции фондов Херна тоже можно купить в розницу — на Ireland Stoсk Exchange. В январе будущего года Halcyon Power собирается провести размещение на Euronext и собрать еще $300 млн. Херн считает, что у российской электроэнергетики по-прежнему есть потенциал. Программа-минимум Херна — удвоить инвестиции за три года. Главное, говорит управляющий инвестициями Halcyon Advisors, не лениться. Достоевского Херн уже не перечитывает: времени не хватает. И это, пожалуй, единственное, на что жалуется финансист.

Новости партнеров