03.05.2010 00:00

Буря в бокале просекко

Игорь Сердюк Forbes Contributor
«Просекко» перестало означать сорт винограда и стало названием региона

В итальянском виноделии снова переполох. Не успели в Тоскане утихнуть страсти по поводу добавления сорта мерло в Брунелло ди Монтальчино, как прогрессивные виноделы на северо-востоке страны решили переименовать сорт просекко.

Если год назад авторы журнальных статей о просекко обыгрывали название этого вина игриво и чувственно, в духе Prosecco — Prosexo, то сегодня тон публикаций тревожный: «Prosecco as Prosecutor» («Просекко в роли обвинителя»), «Protecting Prosecco» («Защищая Просекко») и пр.

Родину принято защищать, даже если это холмы с виноградниками в часе езды от Венеции и угрожает ей не орда злобных кочевников, а враждебно настроенный рынок. Велика Италия, но виноделу — совершенно точно — отступать некуда.

Что же вызвало бурю в легкомысленном бокале игристого?

Просекко — одно из тех итальянских вин, которые получили название по сорту винограда. Таких в Италии много. В уже упомянутом Брунелло ди Монтальчино первое слово — название сорта (разновидность санджовезе), а второе — приписка к местности. То же и в Сагрантино ди Монтефалько, и в Москато ди Пантеллерия, и в Верментино ди Сарденья... Но во второй половине ХХ века не без влияния стран Нового Света сортовые названия стали особенно популярны, а трудно произносимые географические имена все чаще опускались — для простоты.

Однако с просекко вышел тот самый случай, когда простота хуже воровства.

Полное узаконенное название лучших просекко — Prosecco di Conegliano e Valdobbiadene — в обиходе по понятным причинам усеклось до минимального количества букв, а просто «просекко» никто никому в мире производить не запрещал.

На рубеже веков вдруг выяснилось, что сорт, давший имя любимому вину венецианских террас и остерий, растет не только на ближайших к Венеции виноградниках с зубодробительными названиями. Мало того что добрая четверть производства игристого вина из этого сорта — с объемом столь заметным, как 20 млн бутылок в год, — приходится на Пьемонт, так еще давние друзья итальянцев австрийцы вспомнили, что и на их виноградниках просекко чувствует себя прекрасно. А в довершение всего отличные новости об экспериментах с просекко стали поступать из-за океана. Технический прогресс и глобализация экономики поставили уникальность холмов Конельяно и Вальдоббьядене под вопрос.

С другой стороны, Италия не была бы родиной комедии дель арте, если бы хрупкий образ набирающего популярность вина не прошел драматического испытания.

Благородным заступником «настоящего» просекко стал Люка Зая, молодой министр сельского и лесного хозяйства Италии и, по счастливому стечению обстоятельств, уроженец города Конельяно.

Посоветовавшись с земляками, он провел через итальянский парламент хитроумный закон, согласно которому слово «просекко» перестало означать сорт винограда и превратилось в название региона. Того самого, «родного», к северо-западу от Венеции. После этого использование слова prosecco применительно к винам, произведенным за пределами региона, по нормам ЕС сделалось невозможным. А собственно сорту винограда, который был всем знаком как просекко, присвоили будто бы старинное и исконное, но никому до сих пор не известное имя Glera.

От такой нетривиальности винный мир на какое-то время опешил. Если бы, например, испанский парламент принял вдруг постановление о том, что спаниелями можно называть лишь тех представителей собачьего племени, которые родились и проживают в Испании, а всех иных спаниелей мира следует переименовать, скажем, в вислоухих тупорылов (под тем предлогом, что их так дразнили встарь), решение это едва ли нашло бы поддержку в большинстве стран Европы.

Очнувшись от оцепенения, оппоненты выкопали в архивах несколько десятков упоминаний сорта Glera и выяснили, что относятся они, скорее всего, к разному винограду. Доказательств того, что «бывший» просекко идентичен всем тем сортам, которые в разных районах северной Италии называют именем Glera, оказалось недостаточно. Не совсем ясно пока даже то, как следует произносить это короткое имя — в сочетании «gl» первая буква, как правило, не читается, но точно это утверждать нельзя.

Защищенное таким диковинным образом просекко приобрело более высокий статус в итальянской винной иерархии. Раньше зона его производства подразделялась на две категории: более престижную DOC (холмы Вальдоббьядене, Конельяно и Картице) и второстепенную IGT (обширные равнинные окрестности Венеции). Со вступлением в силу нового закона бывшие земли IGT вознесутся до уровня DOC, а прежняя зона DOC поднимется до топового уровня DOCG. Понять все это непросто, но Венеция не случайно славится масками и карнавалами.

Чтобы понять карнавальную сущность происходящего, необходимо однажды приехать в Венецию. Прогулку вдоль каналов этого города трудно представить без остановки на площади Святого Марка и бокала просекко, выпитого с видом на великолепный собор и на величественный Дворец дожей. Цветочный аромат, легкий вкус и игра пузырьков в бокале — что еще нужно романтической паре в самом романтическом городе? Виноделам Вальдоббьядене и Конельяно, конечно же, повезло: их виноградники расположены всего в часе езды от одного из самых прекрасных городов мира. И едва ли просекко стало бы вином столь популярным, если бы не Венеция.

А сюжет предрешен — в комедии дель арте он предполагает торжество любви, наказание скаредности и раскрытие секрета Полишинеля.

Новости партнеров