К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Для души можно в теннис играть»: как иммерсивный театр стал успешным бизнесом

Главные действующие лица иммерсивного театра Москвы — Максим Диденко, Федор Елютин, Михаил Зыгарь и Александр Легчаков — рассказывают о секретах своего успеха и конкуренции независимых театров с государственными

Сегодня иммерсивных спектаклей стало действительно много. Вслед за интерактивными прогулками по городу режиссеры и продюсеры разрабатывают новые способы включения зрителей в действие, работают с самыми разными жанрами — например оперой, куда привлекают звезд первой величины типа Равшаны Курковой или Петра Налича. А если сравнить стоимость на классические постановки и иммерсивные, окажется, что именно во втором случае зритель готов заплатить за билет 5000, 10 000 и даже 15 000 рублей. Стоимость аудиоспектаклей — таких как Remote Moscow у «Импресарио» или «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым» у «Мобильного художественного театра» — существенно ниже (379 рублей). И если речь идет о самых популярных иммерсивных постановках, разброс цен будет именно таким.

Несмотря на государственные дотации, похвастаться высокими бюджетами на постановки может далеко не каждый московский театр, не говоря уже о региональных. Крупные компании тоже стараются поддерживать культурные проекты, но ограничиваются Большим театром, Театром наций или другими и без того успешными командами. Почему иммерсивные постановки пользуются такой популярностью и стоят так дорого, а главное, их зрители готовы платить за билет?

Первый ответ очевидный: зритель фактически находится на сцене и видит постановку вблизи, а это уже влияет на стоимость билета. Режиссер и продюсеры первой российской иммерсивной оперы «Пиковая дама» Александр Легчаков, Андрей Исповедников и Алексей Лысов комментируют ценообразование так: «Цена на билеты зависит от множества факторов. Камерность и иммерсивность влияют и на стоимость производства декораций, костюмов, реквизита. Зритель видит постановку вблизи, поэтому важно, чтобы даже мельчайшие детали были тщательно проработаны, а это значительно увеличивает стоимость постановки и стоимость билета. В случае с «Пиковой дамой» цену во многом определяет и количество билетов на показ — их всего 54».

 

По словам Дарьи Золотухиной и Елены Новиковой, продюсеров спектакля «Черный русский», так же было устроено и ценообразование их проекта: «Цены на билеты мы неоднократно повышали, потому что первые несколько месяцев жили в состоянии овербукинга и солдаута вплоть до закрытия проекта. В то же время операционные расходы тоже были очень высокими, потому что мы задали очень высокую планку — дорогие костюмы, угощение для зрителей, лучшие артисты Москвы, ну и аренда площадки и оборудования».

Иммерсивные спектакли быстрее подстраиваются под запрос времени. Исповедников и Лысов замечают, что «иммерсивные постановки реализуют в основном частные театральные компании, способные быстро реагировать на вызовы времени и не поглощенные бюрократией и нормативами, как государственные театры«». Коммерческие проекты, по их словам, «используют самые современные способы digital-продвижения, позволяющие быстро доносить информацию до зрителей — государственные театры не так активно применяют подобные инструменты». Кроме того, иммерсивные спектакли выводят роль продюсера в первые ряды, что свойственно скорее киноиндустрии. Здесь он может выступать инициатором проекта и выбирать режиссера.

Первой громкой иммерсивной постановкой в России стал «Черный русский» режиссера Максима Диденко и продюсеров Дарьи Золотухиной и Елены Новиковой. Инвесторами выступили Лен Блаватник, Алексей Зайцев, . В течение девяти месяцев спектакль собрал 25 000 зрителей, а оборот проекта составил 160 млн рублей. Золотухина и Новикова вспоминают, что постановка работала в условиях постоянного овербукинга. Диденко рассказывает, что инициатива создать спектакль исходила от продюсеров: «Иногда продюсеры ищут режиссера, иногда наоборот. Когда Даша и Лена предложили мне сделать иммерсивную историю, они рассказали, что мы можем реализовать ее в особняке Спиридонова. Отталкиваясь от места, я, в свою очередь, предложил взять за основу пушкинского «Дубровского». Если мы говорим о постановке «Десять дней, которые потрясли мир», то здесь другая история. Изначально мы хотели сделать проект к юбилею Юрия Петровича Любимова и уже после обратились к Дмитрию Владимировичу Брусникину и продюсеру Светлане Доля». Впрочем, никто из них не считает иммерсивный прием единственным рецептом успеха.

Диденко полагает, что «участие режиссеров в постановках нового формата абсолютно точно не является единственным рецептом коммерческого успеха. «В России театр ежегодно получает большие дотации от государства. Другое дело — театр независимый, и здесь действительно возможны сложности, однако можно вспомнить и истории успеха, например, проекты того же Леонида Робермана, которые собирают большое количество зрителей. У его агентства несколько премьер в год, в спектаклях задействованы звезды», — добавляет он. Того же мнения придерживается Михаил Зыгарь, продюсер проекта «Мобильный художественный театр»: «Иммерсивность — не про заработок. Зарабатывать можно и нужно на любом виде искусства. Деньги — индикатор востребованности. Они могут быть в любом театре, в музыке, кино и диджитал-проектах, к которым «для души» прилагаются. Иммерсивность — это возможность. Даже технология».

С точки зрения инвестиций продюсеры оценивают иммерсивные спектакли как рискованное вложение. Продюсеры «Пиковой дамы» причиной рисков считают большие затраты на старте: «создать качественную иммерсивную постановку стоит действительно дорого». А продюсеры «Черного русского» уверены, что «для того, чтобы создать для подобного проекта стабильную монетизацию и маржинальность, нужно иметь площадку в собственности, закупить оборудование и изначально строить более долгосрочную стратегию: «Мы этого не делали, потому что не понимали, какой будет спрос. Теперь, когда в Москве появилось больше подобных проектов, можно прогнозировать объем рынка».

 

Forbes Life поговорил с продюсерами самых громких иммерсивных проектов, которые можно увидеть сегодня, о формировании цен на билеты, бизнес-моделях и будущем театра в целом.

Remote.Moscow
Facebook

Remote.Moscow

Компания: Импресарио
Год создания: 2014 
Репертуар: 9 постановок (+ готовятся 2 премьеры в 2020)
Оборот в 2019-м: 49,6 млн рублей
Зрители: ~ 11 000 за 2019 год

О стоимости билета: У компании «Импресарио» нет билета дороже 4000 рублей. Федор Елютин, продюсер «Испресарио»: «Я знаю, что цены на некоторые постановки в Москве могут быть намного выше. Здорово, что находится [готовый платить эти деньги] зритель, но наша миссия — популяризировать искусство. Мы стараемся всеми возможными и невозможными способами держать доступную цену для широкого круга людей. Интерактивность стала популярной, потому что зрителю хочется смотреть спектакль с другой стороны, ему интересно быть вовлеченным, интересен сам элемент игры, который здесь присутствует».

Бизнес-модель: Сначала Федор Елютин находит интересный ему спектакль, затем выбирает площадку, договаривается об аренде, ищет партнеров или меценатов. «Сборы с билетов покрывают лишь малую часть наших издержек, а большая ставка приходится на наших спонсоров: благодаря их интеграции у нас появляется возможность покрыть расходы на реализацию проекта. Чаще всего нас поддерживают те компании, которым с коммерческой точки зрения интересна аудитория, которую мы привлекаем. В разное время наши проекты поддерживали, например, Dewars, Тинькофф, Asics, Яндекс.Такси, JBL и Perrier. Иногда деньгами, иногда продукцией. На участие звезд средства мы не тратим — привлекаем зрителей иначе. Хороший продукт всегда найдет своего покупателя, и наши проекты окупаются именно потому, что мы подходим к процессу разумно и здраво.

И классический театр, и иммерсивные проекты могут приносить заработок режиссерам и продюсерам — для души можно чем угодно другим заниматься, например, в теннис играть.  Театров и зрителей полно, жанров и форматов хватит на всех, так что ни для режиссеров, ни для меценатов, которые продолжают заниматься классическим театром, я угрозы не вижу. Многие консервативные и известные всем бренды ориентированы на поддержку классического театра: сходите в Большой театр, посмотрите на афиши».

Секрет успеха: Молодые спонсоры. «Молодые и дерзкие поддерживают необычные интерактивные постановки: спонсоры нового поколения ищут что-то новенькое, экспериментируют. А мы уже находим друг друга, дружим и взаимодействуем. Я думаю, что сегодня каждый спонсор найдет для себя что-то интересное, чтобы взаимодействовать со своей аудиторией».

Опера-променад «Пиковая дама»
Facebook

Опера-променад «Пиковая дама»

Компания: Московский оперный дом — независимый оперный театр с собственным репертуаром и площадкой — откроется в декабре в усадьбе Гончарова-Филлиповых

Год создания: 2015-й — 5 показов в закрытом режиме, 2017-й — выход в прокат
Репертуар: Опера-променад «Пиковая дама»
Оборот: 100+ млн рублей
Зрители: 10000+

О цене на билет: Андрей Исповедников, продюсер «Пиковой дамы», не считает, что билеты на иммерсивные постановки всегда обходятся дороже. «Цены на билеты в первые ряды в наших основных государственных театрах бывают на порядок выше. В нашем же случае зрители смотрят постановку, находясь на сцене, им интересно увидеть героев близко, практически вплотную. К тому же мы частная компания, и наш клиентский сервис отличается от привычного сервиса в театре — за это люди тоже готовы платить. По сути, мы — это театр ближайшего будущего».

Бизнес-модель: Состоит не только из продажи билетов. «На сегодняшний день даже при цене в 10 000 рублей за билет иммерсивная постановка нашего уровня не окупится, если не будет дополнительных источников финансирования: спонсоров, частных и закрытых показов, продажи сувенирной продукции. Только эффективная работа во всех этих направлениях позволяет поддерживать работоспособность постановки, при этом отнюдь не гарантирует быстрого обогащения, как и обогащения вообще. Наш проект за два сезона показал выручку более 100 млн рублей. Однако и расходы на постановку оказались существенными. Над постановкой работает более трехсот человек, и мы выплатили порядка 50 млн рублей гонораров артистам и художникам, задействованным как в создании постановки, так и в ее прокате».

Секрет успеха: Из-за больших затрат на старте сроки окупаемости иммерсивного спектакля достаточно длинные. Поэтому постановка должна быть актуальной продолжительное время, чтобы окупить себя. А поскольку в Москве очень большой выбор спектаклей по более доступным ценам, то важно понимать свою аудиторию, быть с ней в постоянном контакте и не теряться в большом спектре предложений.

«1000 шагов с Кириллом Серебренниковым»
Даниил Примак для Forbes

«1000 шагов с Кириллом Серебренниковым»

Компания: Мобильный художественный театр

Год создания: 2019
Репертуар: «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым», «Свинарка и пастух», «Зарядье», «РокТверская»
Оборот: пока нет, существуют меньше года
Зрители: 50 000

Бизнес-модель: Михаил Зыгарь, художественный руководитель «Мобильного художественного театра», отмечает, что проекты театра — это не подкаст, где достаточно записать голос, свести запись и выложить ее. Производство подобных спектаклей подразумевает участие актеров и драматургов, покупку прав на использование музыки, обслуживание и развитие приложения, в конце концов. Так что по сравнению с обычным театром проекты обходятся дешевле, но несущественно.  «Проект МХТ задуман как бизнес, а не арт-проект, поэтому мы довольно быстро идем к тому, чтобы окупить этот проект. Наш инвестор — студия «История будущего». Мы очень удачно запустили приложение в момент массового коммерческого интереса к аудиоформатам, и то, что мы делаем, оказалось понятным многим рекламодателям.  Даже учитывая, что разработка — дорогая затея, — мы на 90% окупили все вложения, которые связаны с проектом».

О цене на билет: Билет стоит 379 рублей, это фиксированная цена. Но благодаря партнерской подписке «Яндекс.Плюс» один спектакль в месяц можно слушать бесплатно. Медиасервисы Яндекса — стратегический партнер проекта«Нам вообще нравится, когда партнеры хотят, чтобы спектакль был доступен бесплатно — и это, пожалуй, ближе всего к нашей бизнес-модели».

Секрет успеха: «Еще в прошлых проектах мы поняли, что у нас получается делать нативные интеграции — когда бренд партнера встраивается на уровне идеи и ощущений, а не просто упоминанием. И конечно, делаем на это ставку и сейчас».

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+