К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как Москва без людей похорошела: уникальные фотографии столицы во время пандемии

Как Москва без людей похорошела: уникальные фотографии столицы во время пандемии
17 июля в Музее Москвы открывается выставка «Москва. Великая пустота» — серия черно-белых панорамных снимков столицы, созданных во время самоизоляции Сергеем Пономаревым, фотографом, лауреатом Пулитцеровской премии, победителем конкурса World Press Photo и обладателем золотой медали Роберта Капы

За плечами у Сергея, проработавшего восемь лет фотокорреспондентом агентства Associated Press, масса самых разных проектов — от съемок на «Евровидении» или мировых спортивных чемпионатов до работы в горячих точках. В интервью Forbes Life он рассказывает о том, как снимал опустевшую Москву, чем хорош фриланс и как избежать паники в необычных ситуациях.

Закончили чтение тут
Сергей Пономарев
Сергей Пономарев·Фото Александр Куликов

Сергей, как возник замысел проекта?

Во время пандемии я работал над проектом для The New York Times. У них была задача сделать серию странных фотографий с изображением опустевших городов по всему миру — Европа, Азия, Америка. В тот момент Россия отставала по темпам развития эпидемии где-то на две недели, поэтому полной пустоты, как в других городах, не было. Когда публикация в The New York Times вышла, Москва была представлена одной моей фотографией с изображением Концертного зала имени П. И. Чайковского, в котором музыканты играли в пустом зале, а зрители могли следить за выступлением только по онлайн-трансляции. Потом город действительно опустел, и тогда я понял, что это очень интересная идея, которую в итоге получилось развить до масштабов полноценного выставочного проекта. Сначала я делал фотографии исключительно для себя, это была панорамная документация пустой Москвы. В процессе я стал по-другому смотреть на город, обращать внимание на необычные архитектурные сочетания. Когда с улиц пропали люди, глаз сам начал подмечать какие-то новые детали, архитектурную поэзию — переклички между стилями зданий разных эпох. Я понял, что на первый план выходят памятники, они становятся главными героями города. Такими маленькими мазками складывалась идея. Затем стало понятно, какие именно здания и точки меня интересуют.

 

Проблем с тем, чтобы туда попасть, не возникало?

Сначала я пользовался цифровым пропуском журнала «Сноб», который поддержал идею проекта, но впоследствии его аннулировали, так как я был внештатным сотрудником. Тогда я как ИП выписал себе пропуск самостоятельно, и он совершенно нормально работал до последних дней карантина. Кроме того, я позвал в команду продюсера, которая помогала мне договариваться о доступе на крыши и балконы зданий, которые выходят на центральные улицы. Проект поддержал городской комитет по архитектуре и градостроительству, они давали контакты людей и советовали, как сделать так, чтобы нас пропустили. Еще нам очень помогла компания «Интеко». Проект я снимал 61 день. Всего было сделано порядка 2000 кадров, из них я отобрал примерно 200 снимков, а уже из них куратор Лина Краснянская составила экспозицию, в которую вошло 45 фотографий. Я давал советы, но основную работу проделал куратор. Она соотносила все снимки с масштабами музея, со стенами, выстраивала логику выставки.

Почему вы выбрали формат горизонтальной съемки? 

У меня осталась камера после другого проекта, да и сам формат мне был очень интересен. Он сопряжен с определенным вызовом, так как такие снимки не влезают ни в интернет, ни на телефон. Горизонтальный формат напоминает о живописной традиции эпохи Возрождения. Это сейчас мы видим переориентацию на вертикальную съемку в связи с популярностью Instagram, поэтому для меня горизонталь — это противопоставление навязываемому нам тренду. Хотя я сам много снимаю на телефон, для меня профиль в Instagram — это что-то типа визитной карточки. Кроме того, я решил снимать в горизонталях, чтобы усилить ощущение, когда зритель буквально смотрит по сторонам — направо и  налево — и видит пустоту, которая характеризуется как великая в самом названии проекта. Она отсылает к великой депрессии и к «Великой красоте» (фильм Паоло Соррентино. — Forbes Life). У нас было несколько рабочих названий, одно из них — «Москва без москвичей». Нынешняя пандемия — это событие, сопоставимое с 11 сентября или чернобыльской аварией, мы сейчас действительно переживаем нечто великое, и я решил это подчеркнуть.

А решение делать фотографии черно-белыми тоже входит в концепцию? 

 

Цветовая пестрота очень мешала мне сконцентрироваться. За линиями проще следить в черно-белой фотографии. Цвет сильно отвлекает. В таком формате даже дорожная разметка становится интереснее, вступая в диалог с линиями зданий. Мне кажется, мы еще не до конца разглядели образ Москвы с этими новыми тротуарами, дорожками и постройками. К нему нужно привыкнуть и самим его пораскрашивать. Раньше в столице шла непрекращающаяся реновация, улицы постоянно ремонтировали, а теперь, во время самоизоляции, у меня появилась возможность посмотреть на новую архитектуру зданий и общественных пространств, но не через зеленую маскировочную сетку, а уже своими глазами.

Ваш восьмилетний опыт работы в Associated Press и в горячих точках помогал снимать в таких необычных условиях?

Главное, чему учит работа в горячих точках, — умение пользоваться протоколами безопасности, не игнорировать их и применять полностью. Здесь это тоже помогло. Меня не шокировала ни пустота на улицах, ни обилие машин скорой помощи. Я понимал, что это временная мера, но при этом она работает, так что относиться к этому надо спокойно. Паники не было, грубо говоря, я не бежал покупать гречку. Все необходимое, включая средства индивидуальной защиты, у меня уже было за неделю до того, как начался всеобщий ажиотаж, а цены взлетели. Больше никаких особых ситуаций не было. Главное — это четкое понимание и планирование. Я прилетел в Москву в начале марта, поэтому мне повезло, что это время я провел дома, а не застрял где-то за рубежом.

Как на вашу работу повлиял переход из агентства на фриланс?

Я сам даю себе задания. Например, в этом проекте я понимал, что большинство фотографов и агентств охотятся за новостной повесткой, и мне с ними конкурировать не удастся. Суть в том, чтобы сделать продукт, отличающийся от остальных. Иначе я бы, скорее всего, снимал полицейских, людей в масках на улицах, курьеров и другой новостной контент. Вместо этого я стал снимать сам город. Ясно, что в новостях это нигде не покажут. Но пока что я не видел, чтобы кто-то еще снимал панорамы пустой Москвы, но это не только документация, но и возможно неплохое интерьерное предложение.

 

Как изменилось ваше рабочее расписание во время карантина?

Я — трудоголик, работаю каждый день. Обычно я много путешествую. Было время, когда я проводил в командировках целый год, а дома бывал всего несколько недель. Попав в Москву, я понял, что не могу сидеть дома, поэтому и придумал проект, который затем превратился в выставку. Лично для меня мало что изменилось, так как мой стандартный горизонт планирования — примерно две недели. Сейчас я сижу в Москве, занимаюсь выставкой и уже где-то месяц не брал в руки камеру и ничего не снимал, но меня все устраивает. Я создал проект, подготовил выставку, потом предстоит период общения со зрителями. Так как сейчас есть ограничение по количеству посетителей, думаю, буду устраивать закрытые показы.

Сергей Пономарев. Памятник Пушкину. Пушкинская площадь. Тверской бульвар
Сергей Пономарев. Вид на Кропоткинскую площадь, МИД и Москва-Сити
Сергей Пономарев. Никольская улица
Сергей Пономарев. Авиапарад на пустой Красной площади
Сергей Пономарев. Вид на Balchug Residence и здание Университета им. А. Н. Косыгина
Сергей Пономарев. Политехнический музей и Новая площадь. Вид со смотровой площадки Центрального детского магазина

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+