закрыть

Новые законы антикварного рынка: как обставить квартиру с пользой для кошелька

Никита Цаплин Forbes Contributor
Фото Getty Images
Рынок антиквариата терпит небывалый кризис: за 10 лет стоимость многих предметов рухнула на 80%. Впрочем, коллекционерам это может оказаться только на руку. Forbes Life рассказывает, какие предметы старины все еще в цене и что можно рассматривать как неплохую инвестицию

Еще в Древнем Риме элита собирала греческую бронзу, скульптуры и вазы, а некоторые хитрые торговцы пытались придать новым вещам потертый вид и продать подороже. Коллекционирование древностей было также распространено среди аристократов во времена Ренессанса и стало еще более популярным, когда европейская молодежь из высших кругов обзавелась в конце XVII века привычкой отправляться в длительные путешествия по всему континенту. «Я погрузился в медали, лампы, идолы, гравюры и... купил бы Колизей, если бы мог», — писал сын премьер-министра Великобритании Роберта Уолпола в письме из своего гранд-тура в 1740 году.

Активно спрос на антикварную мебель начал расти во второй половине XIX века, чему во многом способствовал рост доходов буржуазии. Торговля предметами старины особенно процветала в Лондоне и Париже: к 1890 году в Париже было открыто 300 антикварных магазинов против двух десятков в 1850-м. Очередной бум популярности антиквариата пришелся на 1950-е и 1980-е годы, когда в моду вернулись интерьеры в едином историческом стиле.

Сегодня же рынок антикварной мебели оказался в ужасном финансовом положении. Данные, полученные в результате исследования индекса рынка искусства Knight Frank за 2018 год показывают, что стоимость дорогой антикварной мебели за последнее десятилетие резко упала на 32%. И это притом что за последнюю декаду ни один другой актив индекса не обесценился. Для сравнения: часы выросли на 69%, искусство на 78%, коллекционные вина на 192%, а классические автомобили и вовсе в плюсе на 334%.

При этом покупка антиквариата дело непростое: необходимо понимать рынок, разбираться в нюансах логистики и правилах ввоза, хранения и реставрации, что делает покупку сложной и долгой. Так стоит ли вообще сегодня вкладывать в антиквариат и если да, то какой?

Старикам здесь не место

В нескольких минутах ходьбы от Лувра, неподалеку от улицы Риволи, находится антикварный центр под названием «Лувр антикваров». До недавнего времени сотни дилеров владели здесь галереями, торгующими стульями Людовика XVI, драгоценностями эпохи Возрождения и другими предметами старины для клиентов, стремящихся приобрести кусочек истории. Сегодня же всего несколько магазинов остаются открытыми. Владелец здания планирует превратить пространство в магазин модной одежды.

Магазины, продающие мебель, которая прошла столетнюю отметку (что является общепринятым определением антиквариата), закрываются по обе стороны Атлантики. Раньше на Фулхэм-роуд в Лондоне было так много продавцов старинной деревянной мебели, что ее называли «коричневой милей». Сегодня их осталось всего три. Рынок Бермондси и Портобелло-роуд, две другие известные площадки для охоты за антиквариатом, также переживают не лучшие времена. В 2014 году дилер Kentshire Galleries, один из старожилов антикварного рынка Нью-Йорка, продал свою восьмиэтажную галерею в центре города и выставил свою мебель на аукцион Sotheby's. Третье поколение владельцев семейного бизнеса решило отказаться от антикварной мебели и вместо этого сосредоточиться на ювелирных изделиях.

Крупнейшие дилеры антиквариата, которые когда-то занимали основные витрины Манхэттена, такие как Mallett, Florian Papp, Yale R. Burge Antiques и Cove Landing, либо закрылись, либо переехали. Другие переключились на предметы современного дизайна, цены на которые сегодня нередко достигают шестизначных сумм.

Даже престижный зимний салон антиквариата в Нью-Йорке изменил свои правила. С момента основания в 1955 году выставка принимала экспонаты не моложе 100 лет. В 2009-м комитет организаторов и дилеров сократил планку вдвое, чтобы включить в экспозицию предметы середины XX века, а в 2016 году и вовсе снял ограничения по возрасту, открыв дорогу современному дизайну.

Одной из проблем для продавцов антиквариата стали растущие арендные ставки. Однако более серьезной проблемой представляется падение спроса. Покупатели меньше интересуются антиквариатом, чем десять лет назад, и в результате цены на многие категории, в особенности в среднем сегменте, который также называют «коричневой» мебелью, сократились почти вдвое. Сегодня стулья XIX века могут быть даже дешевле, чем современные аналоги из Restoration Hardware или сделанные на заказ репродукции.

Bonhams, Christie's и Sotheby's, три крупнейших аукционных дома, также существенно сократили торги антикварной мебелью, чтобы сосредоточиться на том, что они считают сейчас более прибыльными: современное искусство, ювелирные изделия и вино. Если еще пару лет назад интерьерные торги Christie's проводились два раза в месяц, то сегодня не чаще чем раз в квартал. В то время как спрос на старое падает, коллекционеры все чаще обращают внимание на новое. Так, в апреле 2015 года был установлен ценовой рекорд на предмет современного дизайна: шезлонг Lockheed Lounge Марка Ньюсона был продан на аукционе Phillips за £2,4 млн.

Lockheed Lounge, Марк Ньюсон

Долгое время покупатели антиквариата считали дефицит залогом того, что стоимость старой мебели обязательно возрастет или по крайней мере останется неизменной. Возможно, они недооценили капризность вкуса. Концепция большинства современных домов представляет собой открытое пространство, в котором комфортные жилые помещения пришли на смену формальным столовым и кабинетам, что явно сократило потребность в обеденных столах из красного дерева. К тому же обладатели даже первоклассных предметов антиквариата вроде письменного стола Андре-Шарля Буля вряд ли могут рассчитывать, что их коллекция вызовет такое же общественное одобрение, что и собрание Пикассо или Кунса. Для многих людей антиквариат сегодня представляет собой нечто печальное и затхлое, в то время как современный дизайн — оптимистичное и позитивное.

Лучше меньше, да лучше

Аукционисты адаптировались к новому рынку, продавая меньше, но дороже за счет повышения планки эксклюзивности вещей, которые они принимают на торги. Хотя общий рынок антиквариата сокращается, активность в самом дорогом сегменте остается высокой: самые состоятельные покупатели приобретают лучшие образцы музейного уровня, независимо от категории или возраста предмета. Так, в апреле 2017 года один из аукционов Christie's Exceptional Sales установил рекорд по продаже английской мебели из ореха, когда с молотка за $967 500 ушел кабинет-бюро Джорджа II 1730 года, ранее принадлежавший Метрополитен-музею. Впрочем, это мало влияет на рынок, где большинство предметов не могут похвастаться своей былой принадлежностью коллекции музея или какой-нибудь знаменитости. Активность покупателей в среднем ценовом сегменте оставляет желать лучшего, а на фоне предложения, превышающего спрос, стоимость предметов находится под особым давлением.

Например, английские вещи эпохи Регентства и XVIII века стоят на 30% дешевле, чем 10 лет назад, а французская мебель XVIII века обесценилась вдвое за тот же период. Последние данные Antique Collectors’ Club показывают, что викторианская и эдвардианская мебель и вовсе потеряла более двух третей своей стоимости с 2003 года. По сравнению с периодом расцвета коллекционирования антиквариата цены на предметы среднего сегмента упали на 80%, и теперь они составляют лишь долю от стоимости 15–20-летней давности. Если в 2002 году набор из восьми стульев из резного красного дерева в стиле Георга III стоил около $8000, то в 2016-м аналогичный набор можно было найти и за $350; книжный шкаф Breakfront в стиле регентства можно приобрести за $1300 при некогда средней цене $9000-10 000.

Грядет восточный ветер

Исключением из правил стал китайский антиквариат. После десятилетий подавления культурного наследия родной страны китайские покупатели с хорошими доходами теперь собирают вещи, которые связывают их с прошлым, почти всегда выкупая их у европейцев. По данным Christie's, цены на лучшие образцы китайской мебели сегодня по меньшей мере в 10 раз выше, чем декаду назад. Особым спросом пользуются столы и стулья из двух редких пород дерева: zitan и huanghuali. В 2013-м массивный стол из дерева huanghuali ушел с аукциона Christie's за $9,1 млн при эстимейте от $1,5 млн до $2 млн. А Sotheby's в 2017 году установил рекорд на китайскую керамику: фарфоровая чаша эпохи династии Сун была продана за $37,7 млн.

Новости партнеров