закрыть

«Я никогда ничем не хотел владеть». Правила потребления основателя Qlean и «Близкие.ру» Александра Коровина

Как современные предприниматели строят отношения с деньгами в ХХI веке? В новом выпуске «Правил потребления» Forbes Life пообщался с основателем клинингового сервиса Qlean и платформы по уходу за пожилыми «Близкие.ру» Александром Коровиным — о пилотировании самолетом как метафоре управления бизнесом, атрибутах «второго мира» и о разнице между счастьем и комфортом

Александр Коровин

Создатель «Близких.ру» известен в первую очередь как один из основателей популярного клинингового сервиса Qlean. В конце 2017-го он продал долю в компании и сосредоточился на развитии собственного проекта — одного из самых перспективных в России социальных бизнесов. «Близкие.ру» — это сервис по уходу за пожилыми и маломобильными людьми на дому. Компания обеспечивает не только выбор из большой базы профессионалов по уходу, но и эффективный контроль за исполнением работы через удобное мобильное приложение. Коровин вложил в проект 10 млн рублей, еще столько же вложила группа частных инвесторов, среди которых сооснователь проектов CarPrice и Expload Эдуард Гуринович и управляющий партнер StartupConsult Анастасия Олимпиева.

На примере моих родителей я понимал, что надо «фигачить»

Денег в нашей семье было совсем немного: сложно рассуждать о финансовом воспитании, отношении к тому, чего особенно не было. В ту пору, когда шла перестройка и распадался СССР, я много времени проводил с бабушкой в деревне в Брянской области — там деньги просто отсутствовали как таковые. Мои родители еще и продукты привозили туда, чтобы бабушке было, чем меня накормить. Все эти обстоятельства оставили свой отпечаток — еще в детстве я понял, что легко не будет. Мои родители тяжело работали — мама в химической лаборатории на заводе, у папы был свой небольшой бизнес, которым он руководит до сих пор (хотя ему почти 70 лет). На их примере я понимал, что нужно «фигачить», самостоятельно зарабатывая деньги. Как и многие в то время, мы с ребятами ходили сдавать бутылки, понимая, что теперь можем купить что-то в магазине. Или подремонтировать забор бабуле в деревне и получить за это 5 рублей. Так я приобрел, пусть и зачаточный, но предпринимательский опыт.

Делать то, что не в состоянии делать наше государство

Я подписан на проект «Такие дела», созданный Митей Алешковским, на этой платформе происходят регулярные ежемесячные списания в пользу благотворительных начинаний. Для меня это очень удобный формат — мой дополнительный налог, я не чувствую себя ни героем, ни жертвователем. Это просто сервис, который помогает делать то, что не в состоянии делать наше государство. Также у меня есть опыт поддержки документальных фильмов про животных. Я знаком с замечательной семьей Шпиленков родом из Брянской области. Они занимаются защитой и сохранением заповедников — в частности, Кроноцкого заповедника на Камчатке, снимают фильмы про животных и запускают под них краудфандинговые проекты на «Планете». Я охотно принимаю участие — мне идейно близка их деятельность: я люблю путешествия, Россию, ее природу. У нас замечательные регионы, о которых мало кто знает. Важно, чтобы мы могли наслаждаться нашей страной, ее красотами и не отождествлять ее с тем, что сейчас происходит — насилием и силовиками.

Я всегда мечтал проживать разные жизни

Путешествия и новые впечатления играют очень важную роль в моей жизни. Мы с женой путешествуем 5-6 раз в год, но я не рассматриваю путешествия как развлечение в чистом виде: это и саморазвитие, и самопознание и инвестиция в самих себя. Будни всегда наполнены работой, встречами, а в выходные я позволяю себе совершенно абстрагироваться, уйти в другой мир — я летаю с 2015 года как частный пилот. Это регулярные расходы, поскольку я стараюсь летать каждые выходные. Полеты на самолете занимают важную статью в бюджете — в месяц я «налетываю» на 50-60 000 рублей в среднем, доводя эту сумму максимум до 100 000 рублей. Полное переключение деятельности сильно помогает с повысить продуктивность — разгрузить мозг, отвлечься, побыть на природе. Ты не можешь ни о чем другом думать, кроме как о полете. Просто выпадаешь из этой жизни, и у тебя начинается другая. Я всегда мечтал проживать разные жизни — побыть машинистом, летчиком испытателем, водителем эскалатора.

В пилотировании я нахожу метафоры для управления бизнесом

Полет отличается от езды на автомобиле, на машине возможно движение только в рамках двух осей, а в полете появляется еще одна ось — которую контролируют бесчисленные датчики на приборной доске. Постоянно происходит сканирование всех показателей — взгляд пилота гуляет вне кабины — в кабину — на приборы. Профессиональные пилоты говорят «собрать стрелки»: это значит, что у тебя стабильная высота, ты летишь уверенным курсом, у тебя есть план полета, двигатели в норме и топлива достаточно. Я нахожу в пилотировании самолетом метафору управления бизнесом: в рамках любой компании ты так же собираешь стрелочки, следишь за всеми показателями, нигде ничего не тратишь лишнего, не допускаешь неэффективности в важных нюансах. И таких метафор очень много, особенно ярко раскрываются они в процессе обучения. Я постоянно ловил себя на мысли, что авиация — про бизнес, про проект. Как ты взлетаешь, убираешь закрылки, летишь по маршруту, идешь на посадку — эти этапы повторяют цикл развития компании. Может быть, это притянуто за уши, но я вижу в этом некую романтику.

Когда Ричард Брэнсон запустит туристические космические полеты — я обязательно слетаю

Любая покупка — одежды ли, украшений или машины — это эмоция. Все они способны доставлять радость. Но я абсолютно равнодушен к бижутерии, кольцам, часам, гаджетам, к вещам, не трачу на шмотки. Меня абсолютно устраивают футболки и шорты из Uniqlo, но при этом я понимаю, что на какое-нибудь путешествие мы можем спустить и 300 000 и 500 000 рублей. Моя страсть — авиация, я хотел бы полететь в стратосферу на истребителе — однако это удовольствие стоит 1,5 или 1,7 млн рублей. Пока мне жалко, я не могу себе этого позволить, срабатывает мой психологический барьер, хотя формально деньги на это найдутся. Все это относительно и зависит от количества денег, которые есть в управлении: кто-то, обладая состоянием в $100 млн, может себе позволить купить машину за 10 млн рублей, и для него это будет, как для меня, допустим, за 2 млн рублей. Очень хотел бы поехать на атомоходе по Северному Ледовитому океану, но оказалось, что он последний раз ходит в этом году и это стоит порядка 7 млн рублей, — так что, увы, пропущу, хотя такая поездка стала бы бесценным опытом. Но когда Ричард Брэнсон запустит туристические суборбитальные космические полеты и у меня будет возможность, я обязательно слетаю.

Атрибуты «второго мира» безнадежно устаревают

Мне 30 лет, я принадлежу к миллениалам — к ребятам, которые не сидят в обременении, которым не нужно показывать свой статус ни часами, ни машинами. Я понимаю, откуда произрастает вся эта история выделения себя через luxury-траты. Но сейчас такое потребление обнулило себя, став неактуальным, лишним. Атрибуты «второго мира» безнадежно устаревают. Я искренне не понимаю, зачем мне дорогие часы, а не Apple Watch. Сейчас существуют тысячи возможностей по аренде дорогих автомобилей. Даже если ты хочешь «попонтоваться», покатайся, верни обратно. Демонстративное потребление мне чуждо, у меня немножко другой mindset, я больше про то, что ты есть внутри на самом деле, чем твое отражение в аксессуарах. Мне близки эмоции, саморазвитие, впечатления. Как бы ретроградно это ни звучало, но я лучше книжку куплю. Основной принцип, которым я руководствуюсь, — целесообразность и осмысленный подход к тратам без «сверхлухари». Я практически ничем не владею (кроме автомобиля) — и это принципиальная позиция. Из базовых регулярных затрат — аренда жилья, питание, накладные расходы вроде бензина, поездки к родным в Брянск. А на развлечения мы тратим очень мало, потому что мы, в основном, работаем, то есть чаще всего это дом-работа, мы в этом отношении немножко психи и довольно редко ходим даже в кино. Чисто на домохозяйство мы тратим около 200-250 000 рублей.

Не хочется быть как акулы из 90-х

Предприниматели новой волны, моего поколения, меньше парятся по поводу собственных ценностей и статуса, по сравнению с ребятами из прошлого, которые очень любят водителей, дорогие машины, часы. Плохо это или хорошо? Это данность, с тех пор изменились все вводные, подходы и стратегии. Пожалуй, самое большое различие между предпринимателями старшего поколения и нами заключается в том, что эти люди чаще всего хотят учить, а наше поколение — учиться. И это формирует достаточно большое различие в их поведении, внутренних ценностях и потребностях. Они выступают свысока как гуру, в них много порой излишнего пафоса, они готовы рассказывать много поучительных историй из своей молодости: «Вот я в лихие 90-ые, а вы тут…». И ты осознаешь, что чувак — какой-то настоящий динозавр. Но я бы не хотел это оценивать, потому что понимаю, раньше жизнь была другой. И вообще мы, русские, на стыке Европы и Азии. В нас присутствует чуточка азиатчины, мы иногда любим «дорого – богато» и чтобы ковры повсюду — покрасоваться и прихвастнуть. В России сосуществуют две парадигмы: западная — минималистичная и восточная — со стразами, блестками и золотом.

Я ничем не хотел владеть и с тех пор мои взгляды не изменились

Моя первая большая трата — это машина, Volkswagen Polo. Это было волнительно — первый автомобиль, приобретенный частично в кредит, потому что у меня не было возможности сразу выложить 700 000 рублей. Не могу сказать, что это была эйфория — просто прикольно. Если честно, меня заставили ее купить родители — они долго меня уговаривали, потому что я ничем не хотел владеть и с тех пор мои взгляды не изменились. Но они живут в Брянске, я в Москве — и был вынужден часто ездить к ним на поезде. Когда автомобиль появился, оказалось, что они были правы — это удобнее, в некоторых смыслах даже безопаснее, хотя статистика аварийности с этим может поспорить. Не могу ничего сказать по этому поводу. Купил тачку в кредит, наверное, самое приятное, что было с ней связано — это мобильность: объездил на ней Россию и побывал за границей. Сначала чем больше зарабатываешь, тем больше тратишь. Но потом если ты продолжаешь больше зарабатывать, то регулярные траты на твои потребности уменьшаются относительно доходов, потому что тебе не нужно больше денег, чем Х. У каждого этот Х варьируется, но до определенных пределов. Понятно, что ты закупался в Магните, стал больше зарабатывать, стал клиентом Азбуки вкуса. Появляется возможность немного повысить качество жизни — если тебе это важно. Многие этим пользуются. Но наступает какой-то лимит, барьер, за которым нет изменений. Покупать колбасу за миллион рублей вряд ли ты когда-либо будешь. И кривая расходов стабилизируется.

Для самообразования достаточно интернета и экспертов

Единственное, к чему у меня поменялось отношение, когда я стал зарабатывать значительные деньги, — это здоровье и образование, на этих категориях экономить я бы не хотел. Начинать следить за здоровьем нужно как можно раньше, проходить всевозможные обследования, готовить себя к старости уже в 30 лет, чтобы деменция тебя внезапно не накрыла в 70. Хочется, чтобы мои дети имели хороший background, учитывая, что у меня образования нет — я не закончил ни один ВУЗ. Я понимаю, что эта база была бы полезна. В первую очередь в получении образования, особенно международного — имеет значение тусовка, погружение в другой контекст, возможность общаться с людьми со всего мира, знакомства с другими культурами, традициями. Это то, чего мне не хватает, тем более я еще родом из Советского Союза. Я бы хотел, чтобы так было у моих детей. Основная задача хорошего образования или самообразования – научиться искать информацию. Сейчас, если мне нужно решить какую-то задачу, то у меня есть доступ к бесконечному источнику данных. Во-вторых, есть множество экспертов, которые могут мне помочь приобрести те или иные знания, навыки. В моем окружении всегда находятся люди, которые пережили нужный мне опыт или располагают искомыми знаниями. Даже если мы незнакомы, я спокойно им пишу и приглашаю на встречу. Да, есть вероятность, что они мне не ответят или откажут. Но, как правило, люди открыты, они хотят делиться своим опытом. И я сам охотно это делаю.

Нет никакой корреляции счастья и денег

Многие путают комфорт и счастье: нет никакой корреляции счастья и денег. Но есть минимальный доход, который позволит жить более или менее комфортно — и ниже которого жить будет сложно чисто физически. Мы с супругой 6-7 лет назад вполне себе жили вдвоем на 70 000 рублей в Москве. Да, это было тяжело, но мы были счастливы, тоже ездили куда-то за город, к родителям. Не могу сказать, что было комфортно, но эти обстоятельства были далеки от связи со счастьем. Чем больше денег, тем сложнее, тем больше тебе нужно думать о последствиях: как ими распорядиться, куда их вложить, во что инвестировать. Безусловно, эти заботы тоже могут приносить удовольствие, давать возможность самореализации — но для отдельных людей

Новости партнеров