«Мои неудачные инвестиции были связаны с переоценкой людей». Правила потребления главы OneTwoTrip Михаила Соколова

Фото Павла Хоменко
В новом выпуске «Правил потребления» бизнес-ангел и глава сервиса планирования путешествий OneTwoTrip Михаил Соколов рассказал о влиянии брендов на наше восприятие, об эволюции потребления и о том, почему опасно переоценивать людей

Чтобы разобраться, как современные предприниматели строят отношения с деньгами, Forbes Life запустил рубрику «Правила потребления». На этот раз мы поговорили с Михаилом Соколовым — CEO OneTwoTrip, председателем совета директоров Wheely и сооснователем MNFST. Выпускник Columbia Business School и Государственного Университета Управления, Михаил начал карьеру с работы в сфере инвестиций и вырос от аналитика до директора в инвестиционных банках Москвы и Лондона, включая Deutsche Bank и Barclays.

Вовремя почувствовать конъюнктуру

Мой первый предпринимательский опыт связан с очень эмоциональной историей. Однажды летом (мне было лет 11) мы с родителями поехали отдыхать в подмосковный пансионат. Родители были уверены, что летний отдых на свежем воздухе — это то, на что важно тратить деньги. Поэтому большую часть времени меня просили проводить на улице, заниматься спортом, который я тогда очень полюбил. Дети из пансионатской тусовки на тот момент были исполнены колоссального энтузиазма, коллекционируя наклейки разной тематики, которые вклеивались потом в специальные журналы. Мальчики собирали коллекции, связанные с футболом, с изображениями игроков национальных сборных, девочки вклеивали всяких рыбок и домашних животных. И в какой-то момент сложилась удачная конъюнктура. У критической массы детей тем летом альбомы были заполнены на 80%. И все очень активно искали недостающие наклейки. Я почувствовал благоприятный момент и смог купить пачки самых разных стикеров: и «рыбок», и «футболистов». А потом продавал их в единичных экземплярах тем, кому они были нужны. На эти первые заработанные деньги я купил маме шампунь с кондиционером — пару красивых заграничных бутылочек. В то время было очень много ТВ-рекламы и «ящик» рулил среди всех возрастных групп. В основном рекламировались иностранные consumer-бренды, а российские производители еще не выросли, чтобы активно продвигаться.

Идти по рациональному пути

Мне всегда приходилось выбирать, от чего отказываться. Этот уровень осознанности появился уже к семи – восьми годам. Но в моем детстве было совсем немного соблазнов, они стали появляться позже в невиданных для страны масштабах — товары продавались за валюту, появились заграничные вещи. Тогда я более отчетливо стал понимать, что может себе семья позволить, а что нет. Одним из основных принципов стало бережное отношение к вещам и понимание того, что они должны быть качественными, чтобы служить долго. Никаких заломов на книгах. Бережное отношение к обуви, чтобы она не разлеталась за месяц, чтобы ее не разъедало солью, которой у нас все поливают. Чувство от долгосрочного использования качественной вещи приносит большое удовлетворение, вне зависимости от того, это предмет гардероба или гаджет. А второе правило — принцип рационального выбора. Ребенком однажды я столкнулся с дилеммой. На день рождения мне приходилось выбирать между комбинезоном на зиму и машинкой на радиоуправлении. Комбинезон — базовая вещь, необходимая мальчику. Но представляете, как мне хотелось машинку. К тому моменту я уже приблизился к понимаю, что решение нужно принимать рационально — ведь машинка зимой не согреет. Я мучился, наверно, недели две — времени для страданий было предостаточно. Но в результате выбрал комбинезон, пойдя по рациональному пути.

Фото Павла Хоменко

Инвестиции — идеальное интеллектуальное упражнение для познания нового

Все мои инвестиции начинались с желания постичь незнакомую для меня область знаний, найти методы, чтобы разобраться в новой индустрии. Инвестиции для этих целей просто идеальны. Когда человек инвестирует в какую-то публичную компанию, он начинает разбираться, почему ее акции недооценены или переоценены, сравнивает ее с другими компаниями этого сектора, понимает его особенности. Это интересное интеллектуальное упражнение. Кроме знаний о компании и особенностях ее работы, приходится учитывать и оценивать макрофакторы, что невероятно расширяет горизонт. Сейчас многие начинают интересоваться инвестициями в акции публичных компаний, делают первые робкие шаги, и эта история хорошо развивается в России. Безусловно, в этой сфере должна присутствовать регуляторика для инвесторов, работающих с заемным капиталом. Но для многих людей это прекрасная возможность обучаться, расширять свои знания.

Неудачные инвестиции связаны с переоценкой людей

Инвестиции в частные компании носят другой характер. Они не спекулятивные, их горизонт — не день, месяц или даже не полгода, а годы. Компании без рыночной капитализации не так реагируют на волатильность рынка: что-то обвалилось, Трамп написал в Twitter, а еще кто-то, наоборот, не написал… И вот ставка поползла, все в бесконечном движении. Люди, которые только начали продавать, не понимают, что им делать — что, все продавать? На этой суете много теряют. Для непубличных компаний прогноз неочевиден. Поскольку я инвестировал всегда на относительно ранних стадиях, я делал ставку на команду людей, идею и сектор. От конкретного человека, его опыта и энергии зависит шанс на конечный успех — причем зависит в разы больше, чем от прекрасной идеи или перспектив сектора. Все мои неудачные инвестиции были как раз связаны с переоценкой людей. Я рассчитывал на то, что они разовьются, сделают качественный скачок, и до определенного возраста полагал, что люди могут почти бесконечно эволюционировать. Потом понял, что это большая ошибка. Люди часто останавливаются и просто деградируют под воздействием разных обстоятельств. Но 10 лет назад, когда я делал свои первые инвестиции, я этого еще не знал. Тогда же понял, что такое интуиция. Мы считаем интуитивные решения иррациональными, но на самом деле интуиция — это наше подсознание, которое на основе совокупного опыта, предыдущих ошибок, разочарований и успехов нам подсказывает с 80%-й вероятностью исход текущего решения. Это, по сути, нейронная сеть высокого уровня, хотелось бы верить.

Фото Павла Хоменко

Нельзя недооценивать силу бренда

Мы все любим или не любим бренды. Все, что нас окружает в мире потребления — это наше восприятие брендов, их силу нельзя недооценивать. Одни часы стоят $100, другие — $100 000. Время они показывают одинаковое, но цену на них определяет восприятие. И те, кто продают за $100 000, никогда не будут работать с дешевыми марками. Чтобы не испортить восприятие. У каждого из нас есть представление о соотношении цены и качества услуг. В сегменте авиаперелётов (если мы не рассматриваем узкий сегмент бизнес-джетов) рядовой путешественник может приобрести билеты эконом либо бизнес-класса. В Европе во многих авиакомпаниях эконом от бизнеса мало чем отличается. Например, у British Airways в бизнес-классе кресла такие же, как в экономе, только среднее кресло пустует, и дельта между классами по цене, как правило, не такая большая. В России разница цен между бизнесом и экономом может в разы отличаться, и вряд ли бонусы в виде более вкусного бортового питания или просторных кресел покроют хотя бы 10% разницы в стоимости. И эту разницу в цене формирует отнюдь не уровень комфорта, а наше восприятие. Для одних наступает момент ценового безразличия, для других — встает вопрос репутации. В случае корпоративной поездки многие считают, что перелет в экономклассе плохо отразится на имидже их компании. Для большинства это доплата «за воздух», и в особенности молодое поколение соглашается с такой позицией.

Экономика совместного потребления — одно из самых важных достижений нашего века

Экономика совместного потребления — одно из самых важных, инновационных, гениальных достижений XXI века. Человечество может получить качественные услуги широкого спектра, не приобретая ничего в собственность. Структура активов у современного человека меняется. Традиционно самый большой актив в жизни у большинства — купленная или унаследованная недвижимость. От автомобилей уже многие отказываются, как от обузы, обременения. Для молодых людей, живущих в крупных городах, за 10 лет их ценность продисконтировалась невероятно. Образование — актив, который многие у нас недооценивают. А за границей под образование берут колоссальные кредиты. Сейчас только в одной Америке объем образовательных кредитов составляет $1,5 трлн, у молодых американцев за плечами не ипотека, а образовательные кредиты в $40 000 — $150 000. Долги американских студентов растут, никто не понимает, когда и как они будут погашены. Наша онлайн-среда, профили, данные — новый цифровой актив, пока что недооцененный и не рассматриваемый в полной мере как таковой. Только сейчас начинаются дискуссии о том, как управлять своими данными, создаются биржи данных, модели монетизации.

Фото Павла Хоменко

Я предпочитаю иметь ликвидные активы

Россия — страна статусов и атрибутов. Я сам прожил стадии эволюции потребления на заре моей карьеры в инвест-банке. Атрибуты достатка и дорогие аксессуары там играли большое значение — работа инвест-банкира была сопряжена с общением с основателями и топ-менеджерами крупных компаний, ты продаешь чужие бизнесы или размещаешь акции чужих бизнесов на биржах. Все это сопровождается перелетами на частных самолетах, road show, встречами с инвесторами, ужинами и так далее. Я соприкасался с большим количеством потребления в премиальном ценовом сегменте, не имея к нему прямого отношения. Но поскольку я был молод, у меня было мало опыта, сложилось искаженное восприятие действительности, что все вокруг так должны и будут жить. И вот мы, молодые ребята, начали покупать — кто квартиры, кто машины, кто часы, а кто-то все. По прошествии нескольких лет кто-то пересел на авто с водителем. А еще через несколько лет пришел к пониманию, что ни своя машина, ни водитель не нужны вовсе, и можно получать качественные услуги через сервисы совместного потребления. Теперь мне очень нравится чувство легкости, гибкости перемещений и передвижений, поэтому я предпочитаю иметь ликвидные активы помимо базовой инфраструктуры. Бесконечное расширение физических активов приводит к обременению, человек утрачивает гибкость и мобильность или у него развивается гигантомания и оторванность от действительности.

Новости партнеров