«Буржуазность подразумевает семейные ценности»: владелец бренда Malo о медленной моде

Бастианом Марио Стангони Фото DR
В Петровском пассаже открылся итальянский бутик кашемировых изделий Malo — Forbes Life встретился с его владельцем Бастианом Марио Стангони, чтобы обсудить будущее кашемировой индустрии, экологический активизм и переменчивую моду.

Глядя на ваш лукбук, можно заметить, что в то время, как женская коллекция очень сдержанная, мужская намного игривее и веселее. То же самое сейчас происходит во многих коллекциях от масс-маркета и условного Cos до больших модных домов. Замечаете ли вы в этом определенную тенденцию?

Я замечаю, как с каждым годом женщины по всему миру становятся все более изысканными — и коллекции меняются вслед за ними. Не забывайте, что кашемировое волокно очень благородно и буржуазно само по себе, поэтому не так-то просто производить с ним слишком сложные манипуляции. Но в следующем сезоне мы планируем сделать нечто очень интересное и симпатичное в женской коллекции тоже.

О других тенденциях года: вы можете представить себе, что будете продавать мужские юбки?

Почему нет? Когда появится такой запрос со стороны мужчин.

Насколько переменчива мода в кашемировом рынке? Кажется, что тут экспериментам меньше простора, и придумать что-то деконструктивное, например, будет достаточно сложно.

Всем бы хотелось стабильности, но это невозможно. С одной стороны, мы представляем только две коллекции в год — кашемировое волокно стоит очень дорого, и, создавая коллекцию, мы всегда стремимся к тому, чтобы изделия служили много лет. Поэтому мы обращаем внимание не только на красоту, но и на тот факт, что изделие должно быть износостойким и прослужить не один год. В нашей компании работает команда дизайнеров, которые ежедневно предлагают новые идеи, а из них уже мы выбираем то, что оптимально подходит для производства. Мы ориентируемся на разные рынки, и прелесть любой коллекции в ее полноте: мы стараемся сделать так, чтобы предлагаемая нами линейка подходила максимальному количеству клиентов, а в люксе это не так просто. Думаю, секрет в нашей скромности: мы стараемся побольше работать и избегать претенциозности.

Любая коллекция рождается именно так: в компании работают разные люди, мерчандайзеры. Мы собираем данные о продажах в наших магазинах. Общаемся с партнерами, нашими клиентами, и стараемся их выслушать. Таким образом, все эти данные затем передаются тем, кто непосредственно создает коллекции. А они уже предлагают свою фантазию.

Вы говорили о буржуазной эстетике кашемира. Видите ли вы возврат моды к этому духу — сейчас все говорят о «новом буржуазном стиле» — после того, как в 2010-х в моде господствовал условный ugly fashion.

Соглашусь с вами. Наши клиенты отдают нам должное за наше премиальное качество: мы стараемся много работать над получением тонкого волокна, чтобы изделия были комфортными и женщина чувствовала себя уютно, но в то же время наши клиенты чувствовали себя красивыми. Вещи вне времени и вне тенденций являются абсолютно востребованными. Буржуазность подразумевает и семейные ценности, а Malo — это первый кашемировый бренд в Италии, и новые владельцы очень ценят его наследие. У Malo уникальная производственная база, где работают настоящие мастера своего дела. Кашемир очень сложно производить, для этого нужно совершить много ручных операций. Китайцы просто не умеют так делать: есть люкс, который невозможно находить в Китае.

Сколько лет в среднем вашим мастерицам? Рассказываете ли вы о них, как Hermes, которые возят их на выставки по миру, чтобы все могли увидеть, как они умеют делать свое дело.

Наше старшее поколение, наши бабушки — это специалисты в возрасте около 65 лет, которые тем не менее хотят продолжать свою работу. Что касается более молодых мастериц, то им около 40 лет. Но к нам приходит и новое поколение — ребята в возрасте 24-27 лет, они большие молодцы, как правило, это выпускники института Polimoda во Флоренции. Мы являемся партнерами этого учебного заведения и стремимся сейчас омолодить нашу группу. У бренда, что немаловажно, теперь и молодая команда владельцев: мы стараемся превращать моду в бизнес как предприниматели.

Какие три главных решения за это время приняла новая команда?

Делокализация, конкретность и доступность: мы предпочли сосредоточиться на внутреннем производстве, принимая во внимание все риски, которые с ним связаны. Конкретность состоит в том, что в управляющей команде работает три человека, у каждого есть свои обязанности и своя роль. Наш президент Вальтер Майоки занимается финансовыми вопросами и административным управлением. Луджино Беллони занимается всем, что касается продаж. Это не только оптовые продажи, но и изучение коммерческих стратегий. Я отвечаю за производство, за продукт. А также я непосредственно взаимодействую с магазинами, которые являются собственностью компании, и магазинами не собственными. А к магазину, который будет представлен здесь, в Москве, мы относимся как к собственному магазину компании.

Вас огорчает, что масс-маркет под видом кашемировых свитеров выдает совсем другое качество и тем самым дестабилизирует всю индустрию?

Вы говорите о китайских свитерах по 2 евро? Мне 60 лет, и, опираясь на свой опыт, я могу сказать, что те компании, которые предлагали подделки, не росли и не развивались. И в данном случае мне не нужно огорчаться. Пусть огорчаются те, кто покупает эти вещи.

В этом году все разговоры только об экологии. Приходилось ли вам сталкиваться с протестами против вашей деятельности — и как вы вместе с брендом Malo поддерживаете экологическую ситуацию в мире?

Все итальянские фабрики сейчас должны иметь сертификаты, подтверждающие экологичность их производства. Как только мы начали работать с компанией, то сразу решили для себя, что кашемир, который получаем для производства наших изделий, должен быть бескровным. Мы не используем мех в наших изделиях — и работаем только с кожей животных, которых выращивают для продовольствия. Честно говоря, мы были одними из первых производств, кто решил придерживаться правила «без насилия». Мы, конечно, не кричим на каждом углу, потому что нам это кажется естественным и нормальным. При окрашивании изделий мы используем только натуральные красители. Так наши изделия являются абсолютно безопасными при соприкосновении с кожей: любой наш продукт можно носить на нижнее белье, то есть непосредственное соприкосновение с кожей не создает никаких проблем.

Какая была ваша первая вещь из кашемира?

Этот джемпер у меня до сих пор: я сам был клиентом Malo.

Сколько нужно кашемировых свитеров для счастья?

Кажется, будто два или три. Впрочем, у меня есть для вас отличная история. Даю слово чести, что это действительно было на самом деле. В одной гостинице в Римини я спустился на завтрак с сумкой Malo, ко мне подошла женщина и спрашивает, — неужели Malo снова открылся? Я ответил, что мы и не закрывались и, собственно, это как раз моя компания. Тогда она предложила с ней пройти: мы поднялись в комнату на верхнем этаже и выяснилось, что это оказалась владелица гостиницы. Она открыла свой гардероб, и в шкафу все вещи оказались от Malo — во всех мыслимых оттенках. А потом я как-то пошел в ресторан в Неаполе, и счет попросил оформить на нашу компанию. Диктую реквизиты компании, и меня спрашивают: «Неужели вы из Malo?» Оказалось, что Винченцо Кутуньо, который является владельцем сети ресторанов, также владелец нескольких наших свитеров. Такие истории я бы мог рассказывать очень долго.

В такие моменты вы чувствуете себя национальным героем?

Скорее регионального масштаба.

Новости партнеров