«Первый бизнес я начал в 13 лет»: один из самых успешных российских венчурных инвесторов Дмитрий Волков о Tinder, Канте и Burning Man

Рецепты бизнеса и секреты правильного питания — в новом YouTube-шоу «Кухня Forbes» с Давидом Яном. Гость этого выпуска — основатель интернет-холдинга SDVentures, инвестор, философ и меценат Дмитрий Волков

Секретами бизнеса можно делиться не только на деловом ужине, но и во время его приготовления — это новое YouTube-шоу «Кухня Forbes» с Давидом Яном. На этот раз в гостях у бизнесмена — основатель международного интернет-холдинга SDVentures Дмитрий Волков, который также известен как ценитель современного искусства и знаток философии. За последние месяцы предприниматель успел поучаствовать в знаменитом фестивале Burning Man в Неваде и случайно разрушить на нем собственный арт-объект, а за последний год — инвестировать $900 000 в приложение-трекер для репродуктивного здоровья женщин Flo и отметиться в рейтинге самых активных венчурных фондов от RVC, куда вошел основанный Волковым Gagarin Capital. Вместе с Давидом Яном инвестор приготовил стейки и самый вкусный зеленый салат, а также рассказал бизнесмену о своей коллекции антикварных книг, первом бизнесе, сингулярности и о том, как увлечение философией сочетается с управлением крупной компанией.

Стейки из говядины

Ингредиенты: Говяжья вырезка (стейки), молотый черный перец.

Рецепт: Говяжья вырезка комнатной температуры нарезается поперек волокон кусками по 3–4 см, посыпается дробленым черным перцем. Мясо обжаривается (без соли и масла) по 1–2 минуте с каждой стороны на сильно разогретой антипригарной сковороде или сковороде-гриль. Проверять степень готовности мяса лучше всего с помощью кухонного термометра или сделав надрез на одном из кусков. Если прожарка недостаточная, то можно в течение 5–10 минут довести мясо до готовности в сильно разогретой духовке.

Portola Valley green salad

Ингредиенты:  Салатные листья, включая обязательно шпинатные (mix-салат), маленький кочан брокколи, сельдерей, горсть проросших бобов (длиной 1-2 см), фруктовый чатни (2-3 ст. л.), свежеобжаренные орехи и семена (2-3 ст. л.), свежая клубника (1-2 горсти), гранат (1 шт.), лайм (2 шт.).

Рецепт: Наполнить салатницу до середины салатными листьями, добавить порезанные тонкими пластинами черенки брокколи и мелко порезанный сельдерей. Далее выложить проросшие бобы, фруктовый чатни, орехи и семена. Последние должны быть теплыми, только со сковороды. Сверху выложить порезанную кубиками свежую клубнику и посыпать зернами граната. В конце полить соком лайма.

 

О коллекции книг

Дмитрий Волков: Коллекция у меня действительно есть, и это коллекция книг. Я стал три или четыре года назад собирать первые издания философских трактатов.

Давид Ян: Так.

Дмитрий Волков: И, знаешь, в коллекционировании книг есть такая идея, что первая книга, точнее, первое издание отличается от всех остальных радикально.

Давид Ян: Чем?

Дмитрий Волков: То есть это как оригинал. Вот картины, а вот — копии. И букинисты ценят именно первые издания намного выше, чем все последующие. 

Давид Ян: Да, особенно с подписью автора.

Дмитрий Волков: Если есть подпись или любой автограф — даже владельца. В моей коллекции действительно есть довольно интересные книги. Одна из них, например, — «Новый Органон» Бэкона. 1620 год, по-моему.

Давид Ян: Да ты что?

Дмитрий Волков: Есть книги Локка, есть книга Рене Декарта.

Давид Ян: Ты читал их в оригинале?

Дмитрий Волков: Я — нет, я читаю… Те книги, которые я коллекционирую, читать в принципе…

Давид Ян: Невозможно.

Дмитрий Волков: Не очень удобно, да. Невозможно не только потому, что там язык своеобразный, а просто потому, что они очень хрупкие. Эти книги в принципе можно открывать только специальным… Вот такое есть устройство, как держатель для антикварных книг. В общем, да, это хобби, я надеюсь, превратится в уникальную коллекцию книг. Я не знаю, чтобы кто-то еще занимался подобным.

Давид Ян: Ну и, наверное, хорошие инвестиции.

Дмитрий Волков: Наверное. Это будет, наверное, что-то интересное и действительно уникальное. А еще есть цель у самого коллекционирования. Я в принципе верю в прогресс…

Давид Ян: Ты веришь в прогресс? Да не может быть!

Дмитрий Волков: Да. Я верю в прогресс, в том числе в философии, и вижу его. Мне кажется, вот эта коллекция должна быть вкладом в понимание, есть… Вот ты, кстати, как думаешь, в философии есть прогресс? 

Давид Ян: В философии — прогресс?

Дмитрий Волков: Да. Ну в физике есть прогресс, правильно?

Давид Ян: В физике есть прогресс.

Дмитрий Волков: В исследовании искусственного интеллекта есть...

Давид Ян: В искусственном интеллекте есть прогресс, да. В философии... Ты вроде в своей книжке пишешь, что прогресс есть.

Дмитрий Волков: Да, я в этом убежден.

О философии

Давид Ян: Скажи, как тебе удается совмещать управление бизнесом, который крупнее, чем Tinder, с…

Дмитрий Волков: Не крупнее, чем Tinder.

Давид Ян: Все еще не крупнее?

Дмитрий Волков: Нет, не крупнее. Он с некоторого времени не крупнее. Надо сказать, что мы чуть-чуть уступили Tinder за последние…

Давид Ян: Он был крупнее, чем Tinder.

Дмитрий Волков: Он был крупнее, чем Tinder, полтора года назад.

Давид Ян: Так вот, как тебе удается управлять бизнесом, который был крупнее, чем Tinder, полтора года назад, и при этом написать докторскую диссертацию по философии? Объясни мне.

Дмитрий Волков: Я не знаю, как это получается. Но я с некоторого времени решил, что отдых — это смена занятий. Наверное, это ко мне давно пришло. И я отдыхаю, просто меняя одну профессию на другую. Есть некоторые вещи, которые я не умею делать особенно хорошо, но есть вещи, которые я когда-то начинал... Вот я за свою жизнь их пытаюсь глубже понять. Философией я увлекся, наверно, лет в 14. В 16 лет я пытался прочитать «Критику чистого разума» — к сожалению, без особого успеха. То есть я прочитал книжку…

Давид Ян: А как же тогда ты стал заниматься бизнесом при такой любви к философии? Я думал, что все философы — люди какие-то не очень практичные.

Дмитрий Волков: На самом деле, первые античные философы — греческие философы — были вообще и учеными, и предпринимателями. И один из философов, когда ему задали вопрос о его практичности, сделал некоторые прогнозы погоды. И, предсказав большой урожай, он арендовал все мельницы, которые находились в округе. Был большой, действительно, урожай, появилась огромная потребность в мельницах, и он очень много заработал, показав тем самым, что философия может быть применима к любым жизненным ситуациям. 

О первом бизнесе

Давид Ян: А ты как начал заниматься бизнесом? Какой был твой первый бизнес?

Дмитрий Волков: Мой первый бизнес я начал в 12 лет со своим другом. Мы играли в театре, и тогда было время, когда все открывали кооперативы. Помнишь, такое было?

Давид Ян Да, помню.

Дмитрий Волков: Когда в перестройку был прямо какой-то ажиотаж, все придумывали какие-то бизнесы. И мой друг мне сказал, что вот мы с тобой тут в театре играем, школа неинтересна, нам бы свои деньги... И мы с ним придумали бизнес — детскую биржу труда.

Давид Ян: Что? Вы продавали детей?

Дмитрий Волков: Близко, но не точно. Мы придумали, значит, такую идею, что у всех взрослых есть работа…

Давид Ян: Я знал, что философы — это страшные люди.

Дмитрий Волков: Ну у нас нету барьеров и догм, поэтому мы пришли к совсем оригинальной, мне кажется, идее. Мы решили, что у всех взрослых есть работа, а у детей работы нет. А деньги им нужны ничуть не меньше, чем взрослым, и даже нам, казалось, они нужны больше, вот.

О компании Flo

Дмитрий Волков: Я пока сюда ехал — с совета директоров компании Flo на Кипре — я разговаривал…

Давид Ян: Ты инвестор Flo?

Дмитрий Волков: Да-да.

Давид Ян: Слушай, это же самый популярный трекер, значит…

Дмитрий Волков: Period tracker, да, но они больше чем period tracker. Это на самом деле guardian женского здоровья.

Давид Ян: Так это они называют?

Дмитрий Волков: Ну да. Они сделали приложение на основании machine learning. Они способны предсказывать нерегулярный цикл у женщины.

Давид Ян: Да ладно?

Дмитрий Волков: Ты знаешь, оказывается, 30% женщин имеют нерегулярный цикл.

Давид Ян: Никогда об этом не задумывался.

Дмитрий Волков: Вот, и это очень важно. Потому что для женщин время, когда начинается менструация, очень важное. Во-первых, важна овуляция, потому что можно забеременеть. Во-вторых, важно понять, когда ты не можешь заниматься спортом, когда неудобно ехать в отпуск и так далее. И вот когда ты в течение, скажем, шести месяцев во Flo вносишь свои данные о нерегулярном цикле, то программа с достаточно большой вероятностью может этот нерегулярный цикл предсказывать. Такая довольно прогрессивная технология. И, кстати, среди инвесторов там Mangrove Capital Partners — это один из фондов, который, соответственно, вкладывал в Yva.

Давид Ян: Я знаю. Ну он пока еще не вкладывал.

Дмитрий Волков: А обещают?

Давид Ян: Да. Они должны вложить. Я буквально вчера с Дэвидом разговаривал. 

О Burning Man

Давид Ян: Ты же приехал с Burning Man не так давно? 

Дмитрий Волков: Да.

Давид Ян: И что там было? 

Дмитрий Волков: Знаешь, у меня в этот раз впечатления от Burning Man очень…

Давид Ян: Смешанные.

Дмитрий Волков: Очень новые.

Давид Ян: Новые?

Дмитрий Волков: Я поехал туда в третий раз, и первое событие, с которого для меня начался Burning Man, — это то, что наш арт-проект разрушился. 

Давид Ян: Как это?

Дмитрий Волков: То есть мы делали полгода арт-кар — это самосвал, который должен был быть переоборудован в огромный поезд, который стрелял, значит, паром ледяным.

Давил Ян: Да-да, я его видел. 

Дмитрий Волков: Он был дискотекой, и там должно было вмещаться порядка 40 людей. С сетками, для того чтобы можно было прицеплять велосипеды к нему и тащить за собой. В общем, этот арт-кар у нас упал с моста.

Давид Ян: Да ладно?! С какого моста? 

Дмитрий Волков: С 12-метрового моста.

Давид Ян: Боже!

Дмитрий Волков: И это было страшно, потому что машина разбилась. Что удивительно, выжил водитель. Удивительно и очень хорошо, потому что трагедия вообще нам бы, наверно, отменила весь этот фестиваль…

Давид Ян: Никто не пострадал?

Дмитрий Волков: Никто не пострадал. Он выжил благодаря тому, что машина была бронированная и укреплена кабина. В общем, у него даже переломов нет.

Давид Ян: А когда ты в первый раз попал на Burning Man?  

Дмитрий Волков: Я поехал туда 6 лет назад. То есть это было 2013 год, что ли…

Давид Ян: Это когда с этим говорящим… оракулом? 

Дмитрий Волков: Да, это мы с художником Олегом Куликом придумали сделать кинетическую скульптуру с искусственным интеллектом. То есть мы делали обезьяну, которая реагировала на движения, она могла идентифицировать лица. И когда на нее смотрели, она начинала…

Давид Ян: Орать? 

Дмитрий Волков: Говорить, или орать, или тихо шептать. В общем, такая своеобразная штука. Весила 3,5 т. И она доехала целиком. Там, конечно, с ней тоже были интересные ситуации, потому что ее на таможне в Штатах решили, что мы завозим дроидов.

Давид Ян: Кого? 

Дмитрий Волков: Ну, солдат-киборгов. 

Давид Ян: А, то есть такой троянский конь…

Дмитрий Волков: Троянская обезьяна.

О канале на YouTube

Давид Ян: Так, а у тебя есть еще YouTube-канал, да?

Дмитрий Волков: Да. Но это скорее такое хобби.

Давид Ян: Ну расскажи про хобби.

Дмитрий Волков: Я прочитал в свое время книжку Ника Бострома — это тоже философ, который жил в Калифорнии, в Кремниевой долине. Она называется «Сверхинтеллект». Книга о сингулярности. Знаешь, идея о том, что если машины научить учиться, то учиться они, скорее всего, начнут быстрее и быстрее, и в какой-то момент эта способность машин учиться в геометрической прогрессии приведет к тому, что любую разумную ситуацию, любую интеллектуальную задачу они смогут решать почти в нулевое время. Вот этот момент, когда машина способна будет решать любую интеллектуальную задачу за ноль времени, называют сингулярностью. Так вот Ник Бостром пишет об этой сингулярности, о возможности ее наступления.

Давид Ян: Да.

Дмитрий Волков: Одна из его идей — о том, что, возможно, мы уже существуем в эре, когда машины мыслят, и что на самом деле наш собственный интеллект — это уже искусственный интеллект. То есть, возможно, мы существуем внутри компьютерной симуляции и сами являемся машинами или программами в машине. 

Давид Ян: Ну, естественно, в какой-то мере это так.

Дмитрий Волков: Ну он предполагает — это не метафорически, что, возможно, мы живем в компьютере, который создали какие-то другие существа. И он предлагает очень любопытный аргумент, который действительно с некоторой вероятностью… Я хотел сказать, что идея канала как раз связана с этим экспериментом. Замысел канала — это представление вот этой ситуации, когда наш мир — это компьютерная симуляция, и извне в эту симуляцию попадает один из прародителей, и вот что он пытается сделать в этом компьютерном мире…Идея канала — это совмещение реальных событий, которые действительно в моей жизни происходят... 80% — это реальные события, большинство зрителей не понимают этого. Большинство зрителей смотрят это как художественное кино. На самом деле оказывается, что мы снимаем документальное кино, 80% или 90% — это реальность. Но показано так, будто моя роль — это роль вот этого прародителя, попавшего в симуляцию. И, видимо, это задает такой тон художественного кино.

О ЗОЖ

Давид Ян: Как ты думаешь, здоровое питание влияет на успех в бизнесе?

Дмитрий Волков: Я думаю, здоровый образ жизни влияет. Здоровое питание — как часть образа жизни. Когда я начинал работать еще в студенческие годы, я очень сильно повредил себе желудок. То есть я работал и, поскольку я забывал есть и вспоминал об этом только перед сном, ел один раз в день, или второй у меня был вариант — я ел в пончиковой, которая была напротив моего офиса.

Давид Ян: Вот это было плохо.

Дмитрий Волков: Это было самое худшее.

Давид Ян: То, что ты голодал, это неплохо, я тебе скажу. А вот то, что…

Дмитрий Волков: Знаю. Пончиковая, наверно, была самой губительной для меня. А закончилась эта практика нездорового питания в больнице, у меня была язва. Было очень неприятно, провалялся там, наверно, дней десять. И с того времени я решил, что, во-первых, поручу своему секретарю следить за тем, чтобы я всегда в одно и то же время четко обедал. А, во-вторых, я начинаю свой день всегда с завтрака. То есть не было дня, когда бы я завтрак пропустил. И, знаешь, образуется как бы черта между моей личной жизнью и публичной жизнью. Вот завтрак — это такой рубеж, Рубикон, который ты переходишь и дальше идешь совершенно спокойно работать до обеда. В общем, для меня эта черта — она просто психологическая. Она очень важная.