Хитом ярмарки современного искусства в Женеве стал портрет Путина в образе Моны Лизы

В воскресенье, 2 февраля завершилась 9-я ярмарка современного искусства artgeneve. Корреспондент Forbes Life выяснил главные тренды мирового арта и узнал, какие планы у организаторов выставки относительно России

В женевском Palexpo пахнет травкой: прямо у входа расположена инсталляция, созданная швейцарским и датским художниками Ярисалом и Кублитцем по заказу швейцарской компании — производителя марихуаны Holyweed. Вокруг символического водопада на зеленой лужайке курится трава и разложены подушки — уютное пространство, чтобы прилечь-присесть и насладиться жизнью. Но посетители ярмарки предпочитают наслаждаться активно. Они фотографируются на ходу и углубляются в павильон. 

На ярмарке множество спецпроектов музеев и художественных фондов. Парижский Центр Помпиду показывает фильмы Константина Бранкузи, миланский Instituto contemporaneo per le arti — инсталляцию, посвященную графическому дизайну 1968 года, туринский фонд Марио Мерца — гигантское иглу художника и повторение его работы 1968 года, — разложенные груды разноцветных сияющих овощей, частный коллекционер — гигантскую видеоинсталляцию Дэвида Хокни «Семь йоркширских пейзажей», барселонская видеоплатформа Loop — подборку видео художников из разных стран, среди участников проекта — триптих Ольги Чернышевой, представленный московской галереей Iragui, объявляют лауреатов Prix Mobiliere молодым швейцарским художникам. 

Директор ярмарки Томас Юг
Директор ярмарки Томас Юг

В концертном зале Виктория-холл дают музыкальное представление на стыке классической музыки и современного искусства, где, например, воспроизводят на органе «неслышные звуки», записанные Пьером Юигом после прослушивания записи Джона Кейджа 1952 года, и исполняют «Марсельезу» как перформанс-интервенцию. Половина зала по европейской привычке сидит в верхней одежде, иногда словно нехотя стягивая куртки и роняя зонты и сумки, другая — в вечерних платьях, костюмах и накрахмаленных белых рубашках. Но и те и другие воспринимают происходящее с большим воодушевлением. 

В ярмарке участвуют 95 галерей. (Для сравнения, в Cosmoscow-2019 — 67 галерей, в Art Basel — 290.) Среди них мировые звезды арт-рынка. Gagosian представляет работы Стивена Паррино, Георга Базелица, Тома Вассельмана, Perrotin — Йохана Кретена, Такаси Мураками, Грегора Хильдебрандта, Жан-Мишеля Отониэля, Levy-Gorvy — Энрико Кастеллани, Гюнтера Юккера. Blain|Southern — Билла Виолу, Франсуа Мореле. Michael Hoppen — фотографии Сары Мун. На стенде Tornabuoni Art — эскизы Христо к его калифорнийскому проекту 1960-х, работы Лучо Фонтана, Виктора Вазарели. Magnum Gallery выставила портреты Пикассо и Оскара Нимейера швейцарца Рене Бурри, работы Раймона Депардона, Мэта Блэка, Паоло Пеллегрина. 

Создатель ярмарки, ее директор Томас Юг говорит, что artgeneve характеризуют два слова: качество и камерность. «30% участников ярмарки показывают некоммерческие проекты. Это очень большая цифра. Обычно на ярмарках не больше 5% некоммерческих участников. 

Но мы уверены: участие крупных музеев и фондов поднимает проект на более высокий художественный уровень. Мы стараемся сделать так, чтобы посетители artgeneve видели не только то искусство, которое можно купить, но и то, что представлено в музеях.

При этом минимум 20% галерей — участники национального, швейцарского арт-рынка. Так мы соблюдаем баланс национального представительства. А всего, по нашим правилам, галерей-участников должно быть не больше 100. Нам важно, чтобы все участники ярмарки были довольны. Мы не делим галереи по классам, ко всем относимся равно, уважительно. Это очень по-швейцарски», — говорит Томас Юг.

Hans Bellmer 'Sans titre' 1949
Hans Bellmer 'Sans titre' 1949

В темном пространстве видеопроекта Loop показывают работы десяти художников. На стенде галереи Grimm по кругу идет фильм художниц Скайер и Нашашиби о рожающей в стойле овце. Под монотонный саундтрек рожка и негромкого пения овца тянет шею, высоко поднимает голову, тычется мордой в маленький меховой клубочек, ягненок встает на ножки — завершая пастораль, зрители, молодой человек и девушка, обхватив друг друга руками, медитативно целуются. На стенде российской галереи Iragui в трех лайтбоксах одновременно идут три фильма из проекта Ольги Чернышевой «Клипы», сцены жизни обычных людей в привычных обстоятельствах: пожилые мужчины и женщины в парке танцуют под музыку, мужчина шпаклюет стену в квартире, прежде чем клеить обои, женщина среди талого снега в парке сидит на скамейке лицом к солнцу. Ольга Чернышева уверена — в жизни не бывает героев второго плана. Всего фильмов в серии больше десяти, они продаются по отдельности, за €8500. 

Стартовав в 2012 году, ярмарка artgeneve сформировала свой круг коллекционеров и галеристов, открыла свой проект в Монако — ярмарку artmonte-carlo и планирует экспансию в Москве, artmoscow. 

«Мы не впервые заинтересовались русским рынком и русскими художниками, — говорит Томас Юг. — В 2018 году у нас проходила совместная выставка с фондом V-A-C. Сейчас в ярмарке участвует галерея Iragui. Мы также делали кураторскую выставку молодых русских художников. Теперь планируем показать в Москве выставку, созданную галереями, которые сотрудничают с нами. 

Мне нравится московская энергия, и я думаю, что русский рынок в ближайшее время ждет мощное развитие. В России сейчас достаточное количество зрелых, успешных художников. Например, Александр Косолапов (на artgeneve художника представляет женевская Galerie Sebastien Bertrand. Работа с изображением Ленина была продана в первый день ярмарки в диапазоне €50 000-60 000, а другая работа выставлена за €38 000. — Forbes Life) — замечательный художник». 

Помимо Александра Косолапова, работа которого с изображением Путина в образе Моны Лизы стала одним из хитов ярмарки, на artgeneve представлены работы российских художников разных поколений. Например, парижская галерея Le Minotaure посвятила весь свой стенд художникам-выходцам из России, таким как Марк Шагал (рисунок — €5000), Кирилл Зданевич, Серж Шаршун, Серж Полякофф, Юля Шаповал. В Richard Saltoun Gallery продают альбом из 14 литографий Натальи Гончаровой «Война», напечатанный в Москве в 1914 году, за €34 000. 14 литографий этого же издания (общий тираж неизвестен) в августе 2017 года были проданы на аукционе Литфонд за 625 000 рублей (по курсу около €8900). В галерее Richard Saltoun говорят, что их альбом происходит из французской частной коллекции, проданной в 2016 году. Galeria Continua выставила керамические фартуки Жанны Кадыровой за €18 000.

Dessin original pour «Le Pot de terre et le Pot de fer» 1927
Dessin original pour «Le Pot de terre et le Pot de fer» 1927 / Marc Chagall

На стенде женевской галереи Skopia три рисунка Эрика Булатова 2001, 2003 и 2007 годов выставлены от €22 000 до €52 000. Галерист Пьер-Анри Жако делится своими планами: показать этим летом на Art Basel в секции Unlimited работы из нового цикла Булатова, холсты с циклопическими буквами и, может быть, даже металлические инсталляции. 

Словно продолжая диалог с Булатовым, галерея Laurence Bernard из Женевы представляет три фотоработы Мари Бово, — российские пейзажи между Мурманском и Санкт-Петербургом, снятые пленочной камерой через дверь поезда. На каждой фотографии крупным планом отразилась характерная красная надпись «Не прислоняться». Триптих продается по частям, каждая работа — €15 000. Тираж серии — всего три экземпляра. 

«Цены на ярмарке растут каждый год, но мы стараемся удерживаться на среднем, более-менее разумном уровне, — говорит Томас Юг: в ценовом диапазоне от €10 000 до €3 млн. В этом году в первые дни работы ярмарки мы заметили, что лучше продаются дорогие работы. Думаю, это знак того, что ярмарка правильно развивается: у галерей есть свои постоянные клиенты, галеристы не боятся рисковать и привозят серьезные работы. В прошлые годы, когда у нас были галереи с мировыми именами, их владельцы не приезжали на ярмарку. В этом году ситуация изменилась, галерею Perrotin представляет Эммануэль Перотан, Доминик Леви — Levy-Gorvy, Камель Менур — Кamel Mennour, Hauser & Wirth — Иван Вирт. 

Jordan Robson & Emma Watson in homage to Jean Cocteau, Fashion: Maison Francesco Scognamiglio. London, 2016
Jordan Robson & Emma Watson in homage to Jean Cocteau, Fashion: Maison Francesco Scognamiglio. London, 2016 / Tim Walker

Мы не собираемся останавливаться: большую часть прибыли ярмарки вкладываем в организацию некоммерческих проектов artgeneve, приглашение иностранных коллекционеров и продвижение ярмарки за границей. 

В этом году в мае 25 галерей-участников artgeneve примут участие в кураторской выставке во время Le Salon в архитектурном музее Щусева. Наши клиенты-галеристы готовы открывать русский рынок. У многих из них уже есть русские клиенты. Но им не хватает правильного формата и надежного посредника, чтобы вести бизнес в России. К тому же многие клиенты галерей, коллекционеры хотят лучше узнать русское искусство, русских художников и с удовольствием примут участие в VIP-программах». 

Организатор московского Le Salon (осенью 2018 года прошел в Ивановском зале Ленинской библиотеки) Валентина Василева, директор компании Art and Jewels of the World, говорит, что ее покорило умение artgeneve создавать комфортную среду, выставляя на небольшой площади сильные работы мэтров и молодых современных художников при поддержке ведущих мировых музеев современного искусства. 

В Москве c 20 по 24 мая 2020 года Le Salon пройдет на анфиладе Музея архитектуры, который выступает соорганизатором мероприятия, в рамках проекта планируется кураторская выставка, подготовленная artgeneve, во флигеле «Руина». Le Salon представит произведения старых мастеров, импрессионистов и модернистов, а artgeneve — современную скульптуру.