«Я разделяю комфорт и ненужные понты». Правила потребления сооснователя CarPrice Эдуарда Гуриновича

Эдуард Гуринович Эдуард Гуринович Фото Олега Яковлева/RBC/TASS
В новом выпуске «Правил потребления» — рубрики, где Forbes Life изучает ценности бизнесменов, — участник рейтинга самых перспективных россиян до 30 лет по версии Forbes, сооснователь CarPrice и CarMoney Эдуард Гуринович рассказал о прививке успеха, эмоциях отцовства, самой обидной потере и о том, почему благотворительность не всегда означает добродетель

В 16 лет Эдуард Гуринович запустил интернет-магазин с атрибутикой футбольного клуба «Зенит». В 2012-м победил в конкурсе молодых предпринимателей Фонда русской экономики. В 2014-м вместе с партнерами начал развивать международную онлайн-платформу для продажи автомобилей CarPrice, которая вошла в список 100 самых обсуждаемых стартапов Европы от британской версии журнала Wired и в совокупности привлекла около $42 млн инвестиций. Уйдя из CarPrice, Гуринович инвестировал в такие проекты, как Dbrain, R-Sept и «Близкие.ру». В 2019-м Forbes включил предпринимателя и инвестора в рейтинг 30 самых перспективных россиян моложе 30 лет.

Имя — актив, которой дорогого стоит

Я парадоксальный, странный человек. 99% всех моих активов в стартапах — в high risk (высокорисковых. — Forbes Life) инвестициях. И это ненормально с рациональной точки зрения. Разумный инвестиционный портфель выглядит как гантелька: 80-90% состояния должно быть в консервативных, доходных инвестициях — облигациях госдолга США под 2% годовых или в швейцарском банке под 0,5%. А 10-20% в зависимости от уровня риска уже можно размещать в высокорисковых активах, которые вы должны быть готовы потерять. У меня вообще нет никакой гантели. Все 100% моих инвестиций — полный high risk. Единственное, что я делаю внутри этого высокорискового портфеля, — диверсифицирую, вкладывая в десятки компаний, разных по индустрии и по странам. Но я могу себе такие вещи позволить в силу разных причин. Как минимум потому, что у меня есть потрясающий network (сеть знакомств. — Forbes Life). Недавно мне задавали такой вопрос: «А что если вы потеряете все?» Я человек, который всегда может создать любой бизнес. И я понимаю, что всегда могу под свое имя, под репутацию найти инвестиции. Это ценный актив, который дорогого стоит.

Не менять финансовые убеждения старшего поколения

На нас всех лежит отпечаток Советского Союза с его особым отношением к деньгам. Для советских людей, с одной стороны, деньги обесценивались, потому что все получали одинаковые зарплаты. С другой стороны, зарабатывание денег в принципе не поощрялось. Это наследие мы «перевариваем» до сих пор. В том числе и я — представитель поколения, родившегося в 1991 году. Мои родители — топ-менеджеры в крупных международных компаниях — не подталкивали меня на путь предпринимателя. Наоборот, у них в голове была идеальная траектория, в которой я идеально выучил бы английский язык и работал в западной компании — юридической или аудиторской — с иностранной корпоративной культурой. Желательно, в «большой четверке». Их уровень, тем не менее, позволял мне с детства смотреть на все реалии бизнеса глазами руководителей. Но при этом меня не учили откладывать, сберегать и инвестировать. Для моих родителей до сих пор главный актив — это недвижимость. Но не пытайтесь менять их финансовые убеждения. Это бесполезно, их лучше не трогать. Зачем ругаться лишний раз? В той системе ценностей, в которой жили и были воспитаны наши родители, это тоже стало определенным решением.

Отказываться от собственности ради чувства свободы

Для меня отказ от собственности, от недвижимости в первую очередь, — эмоциональное чувство свободы. Меня ничего не держит, теоретически могу взять загранпаспорт и улететь в любую страну мира и там задержаться на полгода. А с другой стороны, это, конечно, рациональное рассуждение. В США вы покупаете коммерческую недвижимость либо жилую для сдачи по ставке кредитования ипотеки 2-3%, включая погашение долга, сдаете ее за 4%. И у вас всегда есть чистый процентный доход. В России вы можете купить квартиру в ипотеку под 8-9%, доходность ее будет максимум до 4%. И где логика? В США аренда всегда дороже, чем ипотека, это дает определенную степень свободы и гибкости. В России еще нет рыночной экономики в недвижимости, что в жилой, что в коммерческой. Но когда вы арендуете, вам все говорят, что вы сумасшедший, нужно немедленно купить свое, хотя по факту вы платите 2% в год от стоимости квартиры только за то, что она у вас в собственности.

Эдуард Гуринович

Проводить грань между комфортом и ненужными понтами.

Я разделяю комфорт и понты — там, где он заканчивается, начинается излишняя премиальность. Это очень важная грань. Хотя, конечно, Maybach и Bentley — очень удобные машины, никто не спорит. Но есть нюансы. То же самое правило касается авиабилетов. Из Питера в Москву или в Казань я легко полечу экономом. У меня «психологический барьер» снимается после 3-3,5 часа полета. На все рейсы больше 3,5 часов скорее полечу бизнес-классом, потому что ноги затекают. А к питанию в бизнес-классе я равнодушен, все равно просплю.

Получить прививку успеха

Сложно отделить настойчивость и трудолюбие от везения и исключить ошибку выжившего. Тем не менее я считаю себя везучим человеком, что невероятно помогает в бизнесе и в жизни. Для бизнеса важна прививка успеха, ведь, по статистике, 95% первых предпринимательских начинаний проваливаются, а потом безумно сложно победить негатив от неудачи, найти в себе силы встать второй раз. Успех моего первого бизнеса в 16 лет открыл мне горизонты. Эта базовая уверенность в себе досталась от родителей, их безусловной любви.

С другой стороны, я не умею отдыхать, совершенно не умею планировать отпуск, свободное время, выходные. Даже удовольствие от них с трудом получаю, потому что начинаю нервничать, думать: «А что там на работе? А надо бы еще поработать — вдруг я что-то пропущу». Это обратная сторона той самой медали высоких стандартов. Означает ли это, что я несчастлив? Нет. Но до полноценного, счастливого, нормального, всесторонне развитого человека мне еще далеко, хотя я по крайней мере сформулировал для себя эту проблему. Сейчас все еще пребываю в той стадии, когда судорожно заполняю свободные минуты и часы новыми бизнесами: голова работает, связи хорошие, деньги и возможность создавать и творить есть.

Эдуард Гуринович

Самая обидная потеря — переплатить в 10 раз за авиабилет

Почему-то я не готов купить верхнюю одежду (неважно, зимнюю или летнюю) дороже $1000. Для меня это как Maybach. Зачем? При этом я могу себе позволить очки за $3000. Или браслет за $2000. У меня 10 или 12 пар очков, а мужские аксессуары и ювелирка — настоящий фетиш, совершенно иррациональное увлечение: целая коробочка с разными браслетами, ювелирки больше, чем у жены, могу экскурсии в ЦУМе по ювелирному отделу проводить. Но пока я не скажу, сколько эти штуки стоят, никто не поймет. А вот часов у меня нет — только Apple Watch.

Самая досадная потеря? Однажды переплатил в 10 раз за билет, который купил за час до вылета, потому что перепутал день командировки. А если серьезно, мы с партнерами запустили компанию по строительству и организации коливинга для таксистов Uber в России. Запилотили проект, показали цифры, Uber они очень понравились. Готовились подписать с ними контракт на 150 млн рублей на первый коливинг, а в день подписания Uber объявили о том, что их купил «Яндекс». Они звонят нам: «Ну, сорян, пацаны, не сложилось». А случись все на два дня позже, мы бы успели деньги получить, они бы не стали расторгать договор обратным числом. Но история с самолетом все-таки обиднее.

Идти через отцовство к нормальной жизни

Серьезной переменой стало для меня рождение дочки — это дополнительная мотивация приходить домой пораньше, заниматься с ребенком. Совершенно другие, новые для меня ощущения радости отцовства. Хотя терпеливо читать книжку десятый раз за день мне тяжело. Через проекцию себя на образ молодого отца мне проще идти к нормальному семейному времяпрепровождению и отдыху. И в отношении к детям чувствуются серьезная разница у поколений: те, кому 25-30, готовы осознанно уделять время своим детям — я могу и на конференцию со слингом прийти.

Вообще мужчины поколений Z и Y тратят больше времени и сил на поддержание семейных и традиционно женских дел — не только на воспитание детей. [Нужно] освобождать женщину от бытового рабства. Ее перестают воспринимать как бесплатную домработницу с функцией секса, а еще как няню и конвейер по производству детей одновременно. Максимум в салон красоты — и то из сексистских же соображений. Этот шовинистский пережиток уходит, женщины и мужчины становится равноправными партнерами, в том числе в воспитании детей. Это равная ответственность отца и матери, а не односторонняя игра.

Не путать благотворительность, легализацию налогов и индульгенцию

Под маской благотворительности слишком часто скрывается легализация налогов или покупка индульгенции для совести. У меня совершенно нет мотивов, которые побуждают других людей давать деньги на благотворительность. Самый распространенный мотив — попытка искупить совесть. Вы искренне считаете, что когда переводите 100 рублей по SMS ребенку из телевизора, которого лечат от рака, это ему поможет? А вы проверяете, что с ребенком стало потом? Сколько денег потратят по дороге организаторы этих сборов? Такая благотворительность очень легка — вы не видите ребенка, не чувствуете его вживую, не лечите, эмоционально не страдаете. Вы себе совесть очистили, 100 рублей перевели.

Один из самых богатых людей мира вместе со своей женой финансирует в США медицинские благотворительные фонды, параллельно являясь акционером одной из крупнейших сетей коммерческих онкологических клиник. Исследования, которые проводят его медицинские благотворительные фонды, не облагаются налогом. А вот результат этих исследований используется клиниками. Мне очень понятна математика подобных поощрений: результаты дорогостоящей научно-исследовательской разработки вносятся в отдельную структуру, которая не облагается налогом, а потом используется в коммерческих целях. Не надо путать это с благотворительностью.

Тратить время, а не деньги на добрые дела

Для меня подлинная благотворительность — это когда вы тратите свое время, ресурс, который действительно невосполним, а вы вовлечены лично. Когда вы идете волонтером в детский дом, вы эмоционально вкладываетесь. Вы не только 100 рублей перевели. Ваше время и ваши эмоции важнее, чем 100 или 100 000 рублей. Я бесплатно читаю для большого количества студентов лекции о предпринимательстве, осознанно подавая им ролевую модель. Объясняя, что это не страшно, не сложно. И что все еще возможно делать бизнес в этой стране, а мы не потерянное поколение, пропустившее приватизацию. Чуваки, фигачьте, все у вас будет хорошо.

Полагаться только на себя и страховать катастрофические риски

В России общество воспитано на ожидании помощи извне. Село затопило, но государство всем дома построит. Ребенок заболел, но о слове «страховка» никто не слышал, скинутся на «Первом канале», смсками насобирают. Что если все будут осознанно страховать свою жизнь, жизнь своих детей, страховать свое имущество? Если у вас есть дом, наверное, вы можете позволить себе его застраховать. В бизнесе, кстати, то же самое — на крупном предприятии доменная печь сломалась или санкции вдруг случайно ввели. И все ожидают, что государство пару миллиардов вложит, чтобы завод не встал.

Это советское воспитание, когда вся страна реально жила на деньги государства. Полагаться нужно только на себя. Благотворительность в виде денежных сборов не мотивирует самому добиваться всего. Если вы будете давать сладкую булочку ребенку каждый раз, когда он капризничает, вы будете поощрять его в таком поведении, фактически «затыкать» его этой булочкой. Так и общество становится инфантильным ребенком, импотентом, который капризничает по первому поводу, мотивирует себя погромче покричать и надавить на совесть, чтобы получить помощь. Давайте потребуем от государства, чтобы оно покрывало страховкой все необеспеченные слои населения, а обеспеченные слои населения пошли в очередь и купили бы ее сами.

Их университеты: где и как учились самые перспективные молодые россияне

Новости партнеров