Человек-экспонат: как искусство продает реальных людей

MONA / © Wim Delvoye
Вим Дельвуа. TIM. 2006–2008. Татуировка MONA / © Wim Delvoye
3 марта в Пушкинском музее открывается выставка-исследование «Тату» об истоках и развитии феномена татуировки в разных частях мира. На ней в том числе покажут работы Вима Дельвуа — современного художника, который использовал в качестве экспоната реального человека и продал его как произведение искусства. Рассказываем, как это стало возможным

Кто такой «Тим»? 

Представьте, что ваше тело когда-нибудь станет экспонатом в музее и будет увековечено в истории. Уже при жизни вы бы понимали, что оно не совсем принадлежит вам — согласились бы пойти на такое? Человек по имени Тим Штайнер, бывший менеджер тату-салона из Цюриха, согласился. Предложение он получил от одного из самых известных и провокационных современных художников, Вима Дельвуа, сделавшего тату «инструментом» своего искусства. Один из его известных проектов — «Арт-ферма» — был реализован в 2004 в Китае. На ферме выращивались свиньи, которым Дельвуа наносил татуировки. Уже при жизни свиней продавали, а их владельцы могли наблюдать за жизнью своих «питомцев» по веб-камере. После смерти животных таксидермированные туши становились экспонатами.

Примерно то же самое художник предложил Тиму Штайнеру. Дельвуа нанес на всю его спину рисунок, состоящий из популярных тату-образов — молящаяся девушка и исходящие от нее лучи птицы; летучие мыши; мексиканский череп калавера; карпы, на которых сидят дети; голубые и красные розы и другие детали. Дельву назвал работу «Тим» и продал в 2008 году за 150 000 евро немецкому коллекционеру Рику Рейнкингу. В результате сделки собиратель приобрел право использовать кожу Штайнера после его смерти: она перейдет в коллекцию Рейнкинга как полноценное произведение искусства. Кроме того, при жизни Штайнер обязан несколько раз в год выставляться в музеях как живой экспонат. Первая такая выставка прошла в Цюрихе 2006 году, когда его татуировка была еще в процессе создания. С тех пор Штайнер побывал более чем на десяти выставках — на «Арт-ферме», в Музее Лувра и на других площадках. Задача Штайнера — просто сидеть спиной к зрителям на протяжении нескольких часов.

Истоки: Япония

Подобная практика создания людей-экспонатов — не изобретение Дельвуа. В различных вариациях такие «произведения» из человеческого тела создавались и раньше. Прежде всего, вспоминается традиция японской татуировки ирэдзуми, которая зачастую покрывала все тело человека сложным рисунком на мифологические и религиозные темы. Сам по себе рисунок был произведением искусства. Эти татуировки в разные периоды японской истории указывали на социальный статус человека или его профессию, наносились в наказание, маркировали принадлежность своего носителя к определенной группировке якудза и статус внутри нее.

Можно вспомнить еще одну историю из Японии — про врача-патологоанатома Фукуси Масаити (1878-1956), заслуженного профессора Медицинской школы Ниппон в Токио, который собрал единственную в мире обширную коллекцию татуированной кожи человека. Увлечение искусством татуировки родилось у него из научных интересов. Он специализировался на дерматологии и изучал родинки, представляющие собой скопление пигмента в коже. Профессор сравнивал процессы движения естественного пигмента в родинке и распространения искусственного пигмента при татуировании кожи. Разумеется, Япония с ее богатой практикой создания татуировок была лучшим местом для ведения такой научной работы. Кроме того, он усовершенствовал консервирующие растворы, которые позволяли сохранять кожу человека и цвет татуировок.

Концептуальное искусство

В 1960-х итальянский художник-концептуалист Пьеро Мандзони создал работу «Живые скульптуры». Он расписывался на телах людей, создавая из них произведения искусства. Тогда же он создал работу, которая состояла из одного пьедестала — любой человек мог взойти на него, чтобы на время стать «живым» артефактом.

Минималистичное татуирование человеческого тела использовал в своих провокационных работах-акциях испанский художник Сантьяго Сьерра, изучающий жизнь социальных низов. В 1998 году в Мехико он провел первую акцию, название которой говорило само за себя — «Линия длиной 30 см, вытатуированная на человеке за вознаграждение». Далее художник начал углубляться в тему социальных условий, которые вынуждают людей соглашаться на подобные предложения. В 1999 году в Гаване он нанес уже 250-сантиметровую линию на кожу шестерых безработных мужчин, каждому из которых заплатил по $30, а в 2000-м в Саламанке — линию в 160 см на тела четырех проституток, согласившихся на это за плату, эквивалентную стоимости одной порции героина.

Все перечисленные случаи использования татуировки как «инструмента» искусства или же искусства самого по себе соединяются в работе Дельвуа воедино. Как и у доктора Масаити, у Дельвуа татуировка представляет собой произведение, кропотливо созданное мастером, но суть заключается не в этом. Важна не ценность изображения, а идея: когда живой человек становится носителем «искусства», его частью — и продается на арт-рынке как объект.