«Я не скрываю, из какой я семьи, это помогает в бизнесе». Правила потребления сооснователя Fura Филиппа Газманова

Филипп Газманов Филипп Газманов Фото DR
В новом выпуске «Правил потребления» — рубрике, где Forbes Life изучает ценности молодых бизнесменов, Филипп Газманов, сын российского певца Олега Газманова, рассказал о своем опыте предпринимательства в сфере грузоперевозок, о подходе в общении с водителями-дальнобойщиками и о том, как в деле помогают репутация и известная фамилия

Филипп Газманов — сын знаменитого российского певца Олега Газманова. В 2016 году поступил в английский университет Central Saint Martins на специальность «изобразительное искусство», но вскоре предпочел предпринимательство учебе в университете, вернулся в Россию и в 2017 году стал развивать собственный бизнес-проект в сфере грузоперевозок. «Я посчитал, что у нас в семье уже нет места для певцов, пришлось другую работу выбирать. Хватит в нашей семье артистов», — сказал тогда Газманов-младший. Основной продукт его компании — приложение Fura — навигатор для дальнобойщиков и технологичный сервис по организации грузоперевозок автомобильным транспортом.

На вопрос о том, что такое успех, я лучше отвечу в 30 лет, а не в 22

Не секрет, что мне повезло родиться и быть воспитанным в очень успешной и обеспеченной семье. В детстве у меня было абсолютно все необходимое — самое лучшее образование, мне нанимали репетиторов, я с детства занимался английским языком, учился в частной школе в России, потом за границей. После 6-го класса обучался в Швейцарии, в городе Монтрё, я переехал в Англию и закончил лондонской колледж. При этом мне практически не давали карманных денег — максимум 20 фунтов в неделю, такой была рекомендация частной школы для всех учеников. Не все родители следовали этому правилу, но мои — да. Они инвестировали в меня, в мое развитие и образование. Но у меня не было возможности тратить деньги так, как я хочу. Наша школа находилась в деревне, в удалении от всех магазинов. Поэтому при возможности мы с ребятами закупали в большом количестве газированные напитки и чипсы, держали «оптовые» запасы под замком в комнатах и перепродавали с 50-100%-ой доходностью. Школа, конечно, старалась этому препятствовать, потому что там стояли свои автоматы с едой, а мы создали им небольшую конкуренцию. Когда я стал старше, посмотрел мир, появились амбиции, возникло стремление зарабатывать деньги самому, и уже в раннем возрасте я начал задумываться, как это сделать.

В бизнесе я научился значительно большему, чем в университете

В университете Central Saint Martins я отучился три месяца, потом познакомился с моим наставником и бизнес-партнером — Геворком Саркисяном (совладелец «Кидзании». — Forbes Life). И он, будучи опытным предпринимателем, сказал: либо ты занимаешься бизнесом все свое время, либо учишься. Я принял решение оставить учебу и заняться бизнесом, чтобы отдавать 100% времени проекту Fura. Могу определенно сказать, что за три года в бизнесе я научился в разы большему и получил колоссальный опыт, потому что процесс получения знаний другой, сам цикл передачи знаний короче — непосредственный от человека к человеку. Я открываю компьютер, где есть доступ абсолютно к любым лекциям Гарварда. При этом меня окружают люди — эксперты в своем деле. Настоящие мастера предпринимательства, опытные руководители и инженеры.

Не экономить, а больше зарабатывать

После окончания колледжа для меня было очень важно сразу начать обеспечивать себя самому. Были вещи, которые я хотел приобрести, но не мог себе их позволить, например автомобиль. И я не думал, как сэкономить, чтобы приобрести его. Я думал, как заработать больше, чтобы позволить себе эту вещь, а также в какие сроки я могу это сделать. Это был автомобиль Mercedes-Benz S-Class Coupe. И я нашел одну машину за восемь месяцев до того, как ее купить. У меня уже были отложены на нее деньги, но покупку пришлось перенести на неопределенное время: у компании наступили сложные времена. Не было денег, чтобы людям зарплаты платить, поэтому все свои накопления я инвестировал в компанию.

Чтобы продукт был востребован, нужно знать своего клиента лично

Мы пришли к созданию продукта для водителей-дальнобойщиков — навигатору Fura. Одна из главных проблема для дальнобойщиков заключается в том, что они пользуются «Яндекс.Навигатором» и Google-картами, рассчитанными для легковых автомобилей. Они заводят водителей под низкие (ниже четырех метров) мосты и под знаки, запрещающие движение грузовикам, где двадцатитонным фурам приходится разворачиваться. Собрав в приложении данные о расположении грузовых стоянок, АЗС для грузовиков, станциях весового контроля и специализированных парковках, нам удалось собрать продукт, которым водители пользуются каждый день.

На запуск первой версии мобильного приложения мы с моим партнером Артуром Жажояном (COO Fura) потратили 7 млн рублей — по 3,5 каждый. Первая версия пользователям не зашла, после нескольких перезапусков приложение доказало свою жизнеспособность, начался быстрый органический рост — 7-10% в неделю. И на сегодняшний момент у нас более 100 000 перевозчиков. Мы их получили, не потратив ни цента на рекламу. Только сейчас в планах появился бюджет на маркетинг.

Вдохновила нас американская компания Trucker Path, завоевавшая уже 30% всех американских дальнобойщиков в качестве ежемесячных активных пользователей. Компания предлагает приложение-помощник на дороге — планировщик маршрута с точной базой грузовых стоянок, свободных мест на них в режиме онлайн. В США регулируется режим труда и отдыха водителя — он не имеет права провести за рулем больше восьми часов либо проехать без остановок 450 км, штрафы могут доходить до $2000-3000. Мы решили нечто подобное развивать в России — с учетом собственной специфики создавали продукт, которым сами не пользовались, поэтому очень важно было пообщаться в первую очередь с нашей целевой аудиторией.

Угости пользователя обедом — и он расскажет о трудностях

На грузовых стоянках мы подходили к водителям и начинали общаться с ними лично. Дальнобойщик — тяжелая профессия, это ответственно, ты много часов за рулем непростой в управлении фуры, водители сталкиваются с разными опасностями в дороге. Поэтому дальнобойщики образуют такое закрытое братство и не выказывают доверия человеку, который просто подошел к ним на стоянке и постучался в машину с вопросом: «Здрасьте, а какой у вас телефон?» Один раз у меня был случай — водитель очень недоверчиво на меня посмотрел, вылез из фуры с обрезом и пошел ее проверять — не подрезал ли я ему тент и не вытащил ли чего-нибудь. Но потом я нашел к дальнобойщикам подход: нужно всего лишь угостить человека обедом, чтобы он рассказал тебе о своих проблемах. Вот так делается востребованный продукт. Так мы сделали навигатор, который строит удобные для грузовых перевозок маршруты, собрали точную базу АЗС, банкоматов, прачечных, кафе, АЗС с выносной колонкой, показываем онлайн-цены на дизельное топливо. Видя стоимость, водитель заполняет не полный бак, а 10 литров, этого хватит, чтобы доехать и дозаправиться там, где дизель дешевле, это экономит деньги в дороге с каждого рейса. Сейчас мы собрали базу водителей и развиваем транспортную экспедицию — технологичный сервис по организации автомобильных перевозок для крупного и среднего бизнеса. Благодаря навигатору мы понимаем, куда пользователь построил маршрут и где он будет через восемь часов или два дня. За счет этого мы можем подобрать оптимального перевозчика под каждый заказ и предложить лучшую цену. В августе 2019-го запустились, спустя шесть месяцев вышли на объем более 60 млн рублей в месяц. И планы по выручке на 2020 год у нас 2 млрд рублей.

Важна не стоимость, а ценность вещи

Как-то я пришел на встречу в одних золотых папиных часах, а на вторую — в других часах. И Геворк Саркисян, как мой ментор, сказал мне: «Филипп, ты это делаешь, потому что неуверен в себе. Ты молодой парень, который в жизни ничего не достиг, но пытаешься увеличить свой статус и свою значимость в глазах других людей, надевая дорогие аксессуары. Это выглядит глупо, сними и не надевай больше». И это очень сильно на меня повлияло. С тех пор я ношу только часы, подаренные отцом. Важна не стоимость, а ценность вещи. Деньги для меня — это инструмент для достижения целей, не больше и не меньше. Например, при создании Fura моей главной целью было сделать что-то инновационное в такой консервативной отрасли, как грузоперевозки.

Фамилия открывает двери во многие компании

Средний возраст управленцев, занимающих руководящие должности на рынке транспортной логистики, совпадает с возрастом аудитории моего отца, безусловно, публичность помогает снизить для компании стоимость привлечения клиента. Я не скрываю, из какой я семьи, это всегда помогает по жизни и в бизнесе. При этом я понимаю масштаб ответственности, когда хочу открыть какую-то дверь при помощи моей фамилии. Первый вопрос, который приходит на ум нашим клиентам, — сможем ли мы взять на себя обязательства по перевозке груза, который стоит несколько миллионов рублей. А если это ликвидный груз, например алкоголь, не увезем ли мы этот груз и не пропадем ли с концами. Все-таки все знают нашу семью, что мы порядочные люди, не будем прятаться и скрываться. Да, имя может сыграть положительную роль на старте, но только реальный результат и завоеванная репутация приносят хорошие отзывы и контракты с крупными клиентами.