Осознавай и властвуй. Кто и как зарабатывает на том, что мы стали очень осознанными

Getty Images
Getty Images
Майндфулнес — большой тренд, который стремительно ворвался во все сферы нашей жизни и захватил пространство от приватного до корпоративного. Forbes Life изучил мнение сторонников, противников и адептов течения, которое уже давно превратилось в глобальный бизнес

Майндфулнес (англ. mindfulness) в русском языке обычно переводят как осознанность. Но кому сейчас нужен перевод? Термин «осознанность» давно ассоциируется с вестернизированными практиками медитации, майндфулнес стоит в одном ряду с флексотарианством, электромобилями Tesla и духом Кремниевой долины. Практики «осознанности» призваны не только успокоить наш разум, но и повысить продуктивность, а значит, помочь топ-менеджменту работать лучше и приносить больше денег. Майндфулнес и большие деньги идут рука об руку. Согласно исследованию AIS, стоимость последствий стресса оценивают в США в $300 млрд ежегодно. 

Сердце майндфулнес — очищенная от религиозных предпосылок медитация (от латинского meditatio — размышление). Но изначально эти практики ассоциируются с различными духовными традициями, чаще всего с буддизмом и индуизмом. Аналоги этих древних техник можно обнаружить и в исламе (зикр), и в античной философии (Плотин в «Эннеадах» говорит о техниках упражнений для души). Каждая из практик медитации не только имеет духовное основание, но и в конечном счете направлена на развитие разных способностей души, тела и ума. Так, в буддизме медитация призвана помочь в достижении нирваны и успокоить наше сознание. Сегодня медитация как продукт стала свободна от религиозных догматов, а практиковать ее может каждый независимо от вероисповедания. Практика обрела новые значения и цели — основной задачей стало поддержание продуктивного состояния человека.

Популярность майндфулнес сложно переоценить: если до 2000 года научных статей, посвященных этой теме, было 39, то начиная с нулевых опубликованы результаты 6000 исследований. Мода на «селфхелп-культуру» объясняется во многом тем, что это действительно работает. Многие последователи говорят о повышении производительности труда и качества сна, а главное, снижении стресса. Кроме того, с помощью новых технологий мы сейчас можем наблюдать и измерять, что на самом деле происходит с мозгом медитирующего. И придумать, как внедрить медитацию в образование, психотерапию и даже публичную политику. 

Ряд исследователей сравнивают распространение техник майндфулнес с ростом франчайзинговых сетей быстрого питания. Написанные крупными западными учеными книги (например, McMindfulness Рона Парсера) показывают, как осознанность стала просто товаром на мировом рынке — культурной зависимостью, модной западной фишкой, которая колонизирует восточные техники заботы о себе.

Как правильно использовать техники майндфулнес, получить пользу от медитации и осознанного образа жизни, не став при этом жертвой моды и не спустив все деньги на аромалампы? Разберемся на примере внедрения подобных практик в корпоративную культуру российских и зарубежных компаний. 

Из архива пресс-служб
Из архива пресс-служб

Как это работает в компаниях

Еще в 2011 году, когда компания Dream Industries получила инвестиций на $30 млн, ее основатель и не думал «пить шампанское»: худоба, впалые щеки, мешки под глазами — Алексей Остроухов регулярно проходил 40-дневное голодание на соках. Адепты верят: так организм очищается от шлаков, а ум проясняется. Вновь прибывшие сотрудники получали абонемент на 50 занятий кундалини-йогой, практиковали медитацию осознанности у буддийского монаха, тянулись на коврике на корпоративных занятиях хатхой, следовали веганской системе питания в корпоративной столовой. На кухне компании стояла мини-рампа, чтобы сотрудники и гости могли осознанно «разбиваться» на скейте в перерыве между совещаниями. 

«Дела в IT-компаниях обстоят так, что продукт двигается во многом «нёрдами-интровертами». Эти ребята так глубоко уходят в задачи, что их фрустрирует бытовая часть жизни — им трудно поддерживать порядок как дома, так и на рабочем месте, заботиться о своем здоровье, готовить себе еду», — говорит Николай Антонов, 10 лет проработавший в московском офисе Google, а сейчас делающий свой бизнес-акселератор SLP. «Если их рацион состоит из пищи, приготовленной в микроволновке, а на сон выделяются предрассветные часы, эти ребята рискуют быстро выгореть, и компания останется без движка. Поэтому Google и другие корпорации так широко развивают историю с медитацией и физической культурой — это инвестиция в своих сотрудников — такая же, как завышенная зарплата, социальный пакет и пиво с пиццей по пятницам». 

Большое значение имеет и то, что лидеры этих компаний сами являются адептами таких методов: все слышали о дзене Стива Джобса, медитациях Сергея Брина или основателя Twitter Джека Дорси.

Важными считаются активности «для души» и в креативной сфере. Например, в российском офисе рекламной группы BBDO формы нематериального вознаграждения разнообразные и по-хорошему приземлённые: бег и йога, экология и благотворительность, открытые лекции и обучающие программы для сотрудников. Форпостом для развития этих проектов стал портал BBDODaily.ru, который работает в режиме онлайн-медиа. Здесь размещают анонсы мероприятий, интервью с сотрудниками, репортажи о благотворительных инициативах. В компании уверены, что такой подход хорошо сказывается на творческом процессе, ведь развитие горизонтальных связей внутри компании защищает от стресса и стимулирует быть лучшей версией себя. Однако, бизнес есть бизнес. В компании говорят, все духовно развивающие инициативы — это не самоцель, а приправа к главному — эффективной работе. Поэтому мантра BBDO довольно функциональная — «Great work works great».

К 2019 году тренд подхватили и российские медиа: открылся тематический проект Reminder, а Forbes и вовсе запустил целую офлайн-программу по саморазвитию для бизнесменов — Ontology. «В России рынок персонального развития крайне непрозрачен: есть и мощные работающие методики, имеющие рациональное объяснение, но также и много «пелевенщины», — рассказывает Филипп Серажетдинов, руководитель проекта. — Человеку дела сориентироваться сложно: хотя он понимает, что нужны «допинги» — мы чаще сталкиваемся с личными кризисами, чем наши родители. Сейчас мы живем на ультраскоростях, самый распространенный синдром даже внешне успешных менеджеров — выгорание. Из этого запроса и родилась идея клуба персонального развития — Forbes Ontology. Это микс-подход: фильтрация лучших практик, которые есть на рынке, и объединение тренеров с проверенной репутацией в одной программе». 

Иностранные компании

В компаниях Долины эти тренды давно укрепились и вышли на новый уровень. Взять хотя бы Calm, приложение-единорог по осознанности, оцененное в $1 млрд. Сейчас у него 2 млн подписчиков, каждый из них платит по $70 в год. Что отличает Calm от конкурентов вроде HeadSpace, так это его интеграция в бизнес-среду. В этом году они пошли в сегмент B2B, продавая компаниям коллективную подписку, которую те в свою очередь предлагают своим сотрудникам как льготу. Американский Inc. назвал это новым бизнес-направлением. Примечательно, что бесплатная подписка на Calm App. входит в привилегии для сотрудников нетехнологических секторов, например юридической компании Winston & Strawn и сети ресторанов Butcher's Daughter. 

Интересно проследить за историей объединения Calm с производителем звукоизолированных кабинок для медитаций Room: они создают в офисах «комнаты», напоминающие упрощенную версию переговорок, которые мы привыкли видеть в коворкингах и общественных пространствах, где у человека есть возможность отдохнуть и «перезагрузиться». Покупаете кабинку за $4000 и за эти деньги получаете базовую комплектацию без стульев и розеток, а в качестве бонуса автоматически бесплатно можете подписать 12 человек на это приложение. 

Российский клон Booth в полной комплектации обойдется в 275 000 рублей. И кто знает, возможно, в ближайшее время мы увидим его коллаборацию с российским аналогом Calm — приложением для мобильных телефонов «Практика». 

 

Сергей Насибян

бизнес-тренер, психолог, программный директор клуба Forbes Ontology

«Помните, в нулевых все ездили на тимбилдинги, выезжали за город, для того чтобы стать лучшей командой? Сейчас этот тренд очевидно сошел на нет — подобные тимбилдинги стали сюжетами Пелевина и предметом народных шуток: сотрудники этот принудительный «майндфулнес» не любили, и там на самом деле было много картонных методик, которые плохо ложились на российский менталитет. Наследие коммунальной жизни и пионерско-комсомольской принудиловки родом из СССР давало о себе знать. Сейчас остались только корпоративы на Новый год, а работа коучей с корпорациями приняла другие, более гибкие формы, и мы работаем по запросу, не просто так, а когда что-то конкретное в компании «болит». Майндфулнес не ушел, просто он принял другие формы. Например, некоторые большие компании ввели в систему оценки эффективности сотрудников их настроение и состояние здоровья. Не может быть человек в депрессии эффективным сотрудником — для компании это фактор риска, угроза стагнации. 

Типичный запрос — инициатива «верхов» и неисправимый саботаж «низов». Когда руководитель понимает, что прямой рычаг управления не работает, запускают новый продукт, а те, кто должен это руками делать, тормозит процессы, избегает задачи всеми возможными способами. Коуч приходит в компанию, наблюдает, как выглядит проблема с точки зрения эмоций, как она создается, как развивается. Обычно интересные вещи выясняются, и они вообще не касаются продукта и сути дела. Дальше идет перенастройка всех отношений и настроений в команде в безопасной атмосфере». 

Александр Гальчин

бизнес-коуч по публичным выступлениям, ведущий Forbes Ontology

«Работа сруководителями компаний — это тонкие настройки перед максимально ответственными встречами, от которых зависит — пан или пропалОдна из ключевых задачздесь - как убрать из коммуникации войну. Когда возникает какой-то бизнесовый вопрос и обсуждение его на коллегиальном уровне, люди обычнодостают свои виртуальныемечи и начинают биться — это базовый инстинкт, которыйесть и в природе бизнеса. Но важно вовремя уметь остановиться — мы учимся навыку «уходить с войны». Это тоже компетенция, и она уже не про базовые инстинкты, а про осознанность. Это отчасти и специфика нашего российского менталитета — нас со школы учат воевать. Геройство встроено у российского человека в ДНК, жизнь — это бой, «в жизни всегда есть место подвигу». Но в какой-то момент ты понимаешь, что количество войны в российской корпоративной среде запредельно.  У меня недавно был разговор с топ-менеджером одной всем известной компании. Она мне рассказала про свой проект: «Сделали круто, результаты есть, но пока делали, ввязались в еще две корпоративные войны. Сейчас думаем, можно ли было бы по-другому». Если человек задает такой вопрос — значит, он уже на пути ухода с поля боя. После многих войн он понимает, что, когда проходит упоение боем, наступает черед подсчета тел. Люди в угаре борьбы и стремления к победене очень понимают, чем придется заплатить. Проект сделали, но надорвались. Результата достигли, но разрушили отношения внутри команды.  А можно ли было по-другому? Ключевая трансформация для группы руководителей может начатьсяс того, что люди задают себе такие вопросы».

Левацкие взгляды

Практикующий буддист и профессор менеджмента в Университете штата в Сан-Франциско Рон Парсер уверен, что западные практики осознанности лишь подпитывают проблемы капиталистического мира: «Посмотрите на иронию Google или Facebook. Все они имеют программы осознанности. Скажем, инженеры Google становятся более сосредоточенными, более сфокусированными, более продуктивными, занимаясь этими практиками осознанности, чтобы создавать программные алгоритмы, которые в основном являются оружием массового отвлечения».

Автор книги McMindfulness уверен, что цифры, относящиеся к последствиям стресса в Америке, напрямую связаны с исчезновением рабочих организаций и все большим развитием рынка майндфулнес. 

«Исторически у нас были способы выражения несогласия через профсоюзы. Очевидно, что они были уничтожены. Так что теперь единственный способ выразить свое недовольство — через психосоматические симптомы. И, как утверждает Николь Ашофф в своей книге «Новые пророки капитала» (The New Prophets of Capital), капитализму необходимо найти новые культурные идеи, которые он может использовать, чтобы помочь воспроизводить и поддерживать себя во времена кризиса. Итак, после 2008 года мы видим внезапный интерес к корпоративной осознанности». 

Главная проблема с осознанностью в корпорациях, согласно Парсеру, заключается в том, что они снимают с себя ответственность за условия работы, которые делают людей напряженными, — и переводят стрелки. И все эти программы осознанности не позволяют вести какой-либо диалог или систематически диагностировать истинные причины стресса на рабочем месте. «Вы напряжены? Вот курс осознанности — и возвращайтесь к работе. Вы работаете по 70 часов в неделю? Что в этом плохого?»

Вроде бы ничего, но индустрия майндфулнес оценивается в $4 млрд. Более 60 000 книг на Amazon имеют в своем названии это слово. Вы можете обратиться в ряд компаний, где вам предложат корпоративные или частные услуги по обучению майндфулнес. Осознанное питание, осознанное движение, осознанные отношения, существует даже майндфул-майонез. Можно подписаться на Netflix, чтобы пройти курс Мари Кандо по осознанной уборке и питаться биоорганик-едой, которая стоит в три раза дороже обычной, но зато без ГМО. Эти тенденции объяснимы: по мере того как во всем мире растет уровень депрессии и тревожности, растут и продажи всего того, что обещает эту тревогу снять». 

Критика критики майндфулнес

Если майндфулнес — это индустрия, то критика осознанности тоже стала индустрией. Зарабатывать на конспирологическом осмыслении осознанности — такой же бизнес, как и написание популистских текстов о вреде альтернативных источников энергии. Это продается. «Западная культура мышления построена на скептицизме, а потому легко строит смысловые конструкты в духе «фитнес — это бизнес, а бизнес — это плохо», — говорит Лобсанг Тенпа, буддийский монах, переводчик, сооснователь Фонда контемплативных исследований, последние 10 лет развивающий в России и за ее пределами учение Далай-ламы XIV. — Важно не то, насколько умными кажутся слова людей, обличающих осознанность, а какой эффект они имеют. Велика вероятность, что после прочтения McMindfulness у вас пропадет желание не только медитировать, а просто жить в мире, где все подчинено корпорациям и военным. Для меня авторитетны слова Далай-ламы XIV, который считает популярную осознанность полезной и помогающей людям, просто по силе она не эквивалентна буддизму. А белый дядя из Калифорнии в силу устройства западных СМИ более удобен для хайпа. В том же Сан-Франциско действуют комьюнити буддийских активистов EastBayMeditation, участники которого без надрыва и криков прививают майндфулнес в самых разных областях жизни». 

Есть ошибочное представление, что майндфулнес и осознанность — это история про аскетизм, когда человек забывает о себе и безвозмездно всем помогает, не думая о своих нуждах и удовольствиях. Анна Масловская, шеф-редактор Afisha Daily, основатель собственной ювелирной марки, не видит противоречия между богатством и осознанностью. «Я езжу на ретриты два раза в год, могу месяц провести в индийском ашраме со своим учителем. В Москве я хожу к пяти остеопатам, на занятия по айкидо, к шаману, терапевту, а также учусь телесно-ориентированным практикам. Только за эти курсы я отдала 200 000 рублей. Но если на первый свой ретрит я буквально наскребала, то сейчас делаю это легко — у меня нет проблем с деньгами. Все эти практики делают мозг чище, а с чистой головой легче генерировать денежный поток. Я считаю, что это фишка нового времени — делать полезное дело и при этом круто зарабатывать. На постсоветском пространстве есть болезненное отношение к деньгам: если их много, значит, ты кого-то обокрал. Я считаю, что финансовое благосостояние дает много оснований для счастья, которое хочется разделить с другими, и это никак не противоречит духовности».

Личный опыт майндфулнес от Сююмбике Давлет-Кильдеевой

шеф-редактора медиа про саморазвитие «Цех»

«Деловые и глянцевые издания транслируют идеи о том, как крупным и известным компаниям удается укреплять свою корпоративную культуру и повышать прибыль с помощью техник майндфулнес. Неудивительно, что и на бытовом уровне мы хотим проверить это на себе. Противопоказаний немного: главное, не стать жертвой осознанности. 

Каждый мой день начинается с того, что я открываю глаза и включаю bluetooth-колонку, запускаю приложение и слушаю свой daily shine — утреннюю медитацию для тех, кто страдает от репрезентативного выгорания. Я не подозревала о его существовании, пока не увидела рекламу в фейсбуке — оказывается, если вы единственный представитель какой-то малой группы в своем коллективе, то вы подвергаетесь ежедневному стрессу в куда большей степени, чем представители большинства. «Что ж, я единственная татарка в своем окружении», — подумала я и купила подписку за $7 в месяц. Теперь каждое утро приятный женский голос из колонки напоминает мне о том, что я прекрасная и мне есть чем гордиться. Или говорит о том, что уже середина недели, и спрашивает, не забыла ли я о планах, которые составляла в понедельник. Или того страшнее, интересуется, как мои текущие дела соотносятся с глобальными целями в жизни.

После медитации я начинаю заниматься йогой — подписка $10 в месяц — практика, наполненная любовью к своему телу. Вчера, например, была йога сострадания, где я принимала свое тело и сопереживала ему во всех проявлениях и позициях, которые повторяла за инструктором. «Осознавайте каждое движение, раскрывайте таз с любовью и сочувствием. Ведь если вы можете культивировать такое отношение к самому себе на коврике, то сможете и в жизни».

Часов в восемь вечера я на десять минут присоединяюсь к медитирующим онлайн в реальном времени — на этот раз приложение бесплатное (пока) — глубоко дышу вместе с сотней незнакомцев со всего света.

Перед сном мой основной сеанс осознанности — я ложусь в постель, включаю беспроводные наушники и сорок минут занимаюсь сканированием тела, последовательно расслабляя мышцы, отпуская напряжение, скопившееся за день. 

На первый взгляд я типичная жертва майндфулнес и первой должна советовать всем подряд в любом непонятном случае падать в шавасану или садиться в лотос и медитировать, но нет. Я прошла годичный курс обучения DBT-навыкам, в основе которых лежит осознанность, и даже посмотрела онлайн-курс о научном обосновании майндфулизации населения. Но я первая скажу вам о том, почему надо десять раз подумать перед тем, как начать медитировать, и о том, что бум вокруг осознанности совсем не означает, что майндфулнес — волшебная таблетка от всех проблем». 

Будущее осознанности

Духовные учителя, динамические и статические медитации, холотропное дыхание и коврик для йоги — это то, что мы уже видели. С ростом технологического влияния и осмысления ошибок прошлого появляются новые приемы добраться до причин стресса и устранить их. 

Микродозинг психоактивных препаратов вроде псилоцибина или ДМТ появился относительно недавно. Но уже сейчас ряд исследований говорят о большом потенциале этого направления для снижения стресса, лечения депрессии. «Грибные тренды» приходят и в бизнес. Калифорнийский стартап MindMed еще до конца года получит $6 млн на развитие микродозинга психоделических грибов. И эта волна охватывает не только либеральные страны, где такие вещества разрешены. В России тоже есть лазейки. Этой осенью популяризатор грибного царства, миколог Михаил Вишневский анонсировал запуск мухоморного микродозинга. Согласно его работам, никакая это не поганка, а целебный гриб, при правильном употребление которого не только улучшается настроение и обостряется внимание, но и укрепляется иммунитет. Несмотря на содержание психоактивных компонентов, мухомор в России абсолютно легален, но редакция Forbes Life настоятельно не рекомендует своим читателям проводить опасные эксперименты с здоровьем и сознанием.

Therapy Apps

Из архива пресс-служб
Из архива пресс-служб

Еще отец медицины Гиппократ говорил о душевном заболевании — меланхолии. В Античности ее связывали с избытком желчи и лечили травами. Во времена романтизма следы меланхолии — впалые щеки и бледный цвет лица — были источником вдохновения для художников, а богатые юноши предавались взыскательным мучениям. В конце XIX века появилось понятие «неврастения»: этому заболеванию были подвержены мужчины из высшего класса и женщины — наличие ее признаков было чуть ли не желанным, болезнь указывала на серьезное интеллектуальное напряжение и высокую чувствительность, это были поощряемые в обществе характеристики. Понятие «стресс» появилось в 1950-х, концепцию сформулировал Ханс Селье, замешанный в сделках с табачными компаниями и позиционировавший курение как форму снятия стресса. В целом в ХХ веке человечество перепробовало все способы борьбы с этим недугом, а ко второму десятилетию ХХI векаглавным оружием в этой битве стали IT-сервисы, заменяющие или дополняющие терапевта. Создатели говорят, что это как персональный терапевт, только действующий в 10 раз эффективнее. 

Сервис Two Chairs в этом году поднял $21 млн и заключил контракты с шестью клиниками в Долине. Они действуют на основе приложений, считывают настроение и привычки пользователей, с помощью этих показателей подбирают наиболее подходящего терапевта или дают конкретные рекомендации. 

Еще одно приложение — Kip. Если традиционные терапевты строчат заметки и просматривают их позже, то в системе Kip заметки быстро превращаются в данные. Недели терапии разбиты на серии вопросов, чтобы точно определить, как уровни счастья и тревоги прогрессируют и насколько быстро. Kip поощряет клиентов фиксировать свое настроение в режиме реального времени. Звучит здорово: быстрый сбор информации — быстрое лечение. Но есть и риски. Эти приложения собирают и организовывают данные, которые вы, возможно, и не захотите отдавать в публичное владение. Например, данные о повышенной тревожности могли бы повысить ваш коэффициент, окажись они в базе данных вашей страховой компании.

В целом и подобные приложения, и офлайн-курсы, и книги по майндфулнес отражают одно простое стремление человека — жить полноценной и счастливой жизнью. И сейчас мы наблюдаем за синтезом восточных учений и свободной рыночной экономики. Кто-то зарабатывает на этом деньги, кто-то помогает зарабатывать другим, а кто-то хочет просто немного «отлететь». Но почему бы и нет? В конце концов это личный выбор каждого. 

Осознанный выбор, конечно.