«Я вовремя окэшился»: Сергей Шнуров о бизнесе, пандемии и мерах правительства

Музыкант, предприниматель и член «Партии Роста» Сергей Шнуров рассказал в интервью для Forbes Digest о своей политической деятельности, бизнесе и мерах правительства по спасению экономики

 

Здравствуйте, друзья, с Вами Forbes Digest На удаленке. Сегодня у нас в гостях музыкант, лидер группировки «Ленинград» и самый заметный член «Партии Роста» Сергей Шнуров из Санкт-Петербурга. Сергей, в интервью несколько лет назад Вы сказали, что Российская империя стремится к развалу. Развалится ли в этот раз?

Любая империя после фазы своего пикового развития стремиться к развалу. Это мы все знаем на примере и Римской империи, и Византийской, и множества других. Хотя их было не так много. Поэтому ничего удивительного, что Россия находится в таком состоянии, причем уже довольно долго. Наверное, со времен Советского Союза. Да и в Советском Союзе она под конец своего существования стремилась развалиться. Поэтому я, по мере сил своих скромных, пытаюсь этому процессу противостоять. Создав группировку «Ленинград», и, тем самым, связывая эти просторы какой-то общностью музыкальной, языковой. Я был тем человеком и до сих пор, как я себя вижу, им являюсь. Человеком, который является скрепой, объединяющим фактором.

Вы вступили в «Партию Роста» к Борису Титову, которая нацелена на то, чтобы поддерживать предпринимателей. Прокомментируйте это ваше решение. Как Вы видите ситуацию с бизнесом сегодня?

Ситуация с бизнесом, как и не с бизнесом, совсем патовая, или аховая, как Вам больше нравится. В партию я вступил, потому что я себя мыслю бизнесменом, всю жизнь я зарабатывал сам, занимался культурой на собственные деньги, в отличии от многих наших представителей современной Российской эстрады. Никогда не вступал не в какие договоренности с властями, не выступал на днях города, на днях Победы, и подобных праздниках, на 1 Мая и так далее. Бюджетные средства я не ел, жил на свои. И до сих пор на них живу. Поэтому я себя мыслю бизнесменом. Я понимаю, даже благодаря своему опыту, довольно большому, что бизнесменам у нас, скорее, не помогают, а мешают. У нас право бизнесмена рассматривается через призму уголовного права. Мы смотрим на бизнесмена, как на заведомого преступника. Это не тот человек, который производит продукт, как я. А тот человек, который, как бы, уже готов совершить преступление.

Обращение президента было о том, что карантин продлевают до 30 апреля, но при этом работодатели обязаны платить зарплату, налоги, никто не отменял уголовное наказание, если работодатель не платит налоги, притом работать он не может. И особенно частному бизнесу, за который Вы выступаете, неоткуда брать деньги. Прокомментируйте это.

Я уже сегодня сделал заявление. Была пресс-конференция «Партии Роста», на которой мы излагали свою программу. Вы можете с ней ознакомиться, по-моему, даже на Forbes опубликовали ее. О том, что, не выдумывая велосипед, и не изобретая колесо, можно обратится к опыту европейских стран, а можно посмотреть, куда страшнее, на нашего потенциального друга – Америку. И увидеть, что бюджеты, которые выделяются на помощь частным лицам, не сопоставимы с нашими бюджетами. Просто в процентах. Нас с Америкой равнять по ВВП, как понятно, глупо. Но процентные ставки совершенно другие, в той же самой Америке выделяется порядка 12% на поддержание людей, спроса и бизнеса. У нас, насколько я понимаю, это только 1%. Получается, что в 10-12 раз меньше мы обращаем внимание на наших людей. А как они будут выживать, мало кого интересует. Сказал Путин: «Платите всем». Замечательно, с каких шишей, с каких барышей это все будет платиться? Зачем мы копили этот резервный фонд? Зачем нам были эти кубышки на черный день? Вот сейчас что у нас? Белый день, или какой? Или, что, розовый?

Вы сказали, что государство должно быть щедрее. Как Вы думаете, почему оно жадное?

Потому что оно преследует свои личные, корыстные интересы. Русский народ — это такое обременение нашего государства. Мы им не особенно нужны, мы им мешаем делать дела.

Вы получаете зарплату сейчас в «Партии Роста»? Или Вы там на добровольных началах?

Нет, конечно, не получаю.

В группировке «Ленинград» как музыканты себя чувствуют сейчас? Вы платите им зарплату?

Я как будто чувствовал, что это все произойдет, поэтому я очень вовремя распустил. Я не обременен никакими обязательствами.

Не интересовались, как у музыкантов Ваших сейчас дела?

У них есть какой-то жирок накопленный. Я интересовался, как у всех остальных музыкантов, и вообще у музыкантов. Есть накопленный жирок, но он очень быстро сойдет на нет. Вся индустрия развлечений сейчас будет терпеть невероятные убытки.

Вы считаете, что есть потенциал в онлайн концертах, или это просто социальные блага, чтобы хоть как-то поддерживать людей, развлекать их в это непростое время. Или можно заработать все-таки на этом?

В той форме, в которой это сейчас существует, потенциала никакого нет. Это станет через неделю уже никому не интересно. За сериалами, наверное, будущее. Сколько можно смотреть на одни и те же физиономии, поющие одни и те же самые песни? Концертов, снятых в том же самом YouTube, какими-то любительскими, не любительскими камерами миллион. Можешь посмотреть все.

Как Вы думаете, начнется бедность, криминал, рост бандитизма, люди выйдут на улицы.

Это зависит от политики правительства. Такими темпами да, наверное.

По Вашему мнению, когда это может произойти? После конца апреля или в ближайшее время, когда у людей кончатся деньги?

Зависит от бойкости людей. Прочитал сегодня, что в Забайкалье запретили продавать алкоголь, еще где-то, в некоторых городах. В тех городах, мне кажется, социальная напряженность будет расти гораздо быстрее, и по экспоненте. Понятное дело, что будут так называемые черные предприниматели, которые затарились самогонными аппаратами. Они начнут производить самогон в промышленных масштабах. И у нас разовьется теневой сектор экономики и будет недополучение акцизов в бюджет по алкоголю. Прекрасное решение.

Вы можете сравнить этот кризис с каким-либо, который был в Вашей жизни до этого, например, с кризисом 90-х годов?

Нет, никогда. Жизнь не повторяется. Дарвин написал по этому поводу, что все происходит по-новому. Никакой цикличности нет.

Этот кризис страшнее?

Он будет новый. Следующий кризис будет другой. Ни с чем сравнивать нельзя. Нужно просто понимать, что кризисы – это неизбежная история. На планете Земля чего только ни было. И были ледниковые периоды, вымирание всеобщее практически. И динозавров бедных тоже заморили. И это не цены на нефть, а просто так климат сложился.

Сергей, а какая ситуация сейчас с Вашими рекламными проектами? Вы, кроме того, что политик, музыкант, еще и крупный инфлюенсер, и в Instagram у Вас реклама бывает, и другие контракты.

Как ни странно, заказы приходят. Но я пока не снимаюсь, сижу дома. Но начал, пару переговоров я веду по этому поводу.

А кто сейчас по Вашему мнению растет? Это алкогольная продукция, презервативы, что-то еще?

По моему мнению, сейчас растет, во-первых, мобильная связь. Все IT-продукты. Понятное дело, что цифровые платформы будут расти. Виртуальные развлечения, начиная от игрушек и заканчивая, не знаю, порнухой. ZOOM - это тоже виртуальные развлечения. Коммуникативные вещи, опять же.

Вы не подумываете о каком-нибудь новом бизнесе?

Подумываю. Те бизнесмены, которые делятся своими планами — это не бизнесмены. Потому что, если у тебя есть тема, зачем рассказывать, особенно журналу Forbes? Чтобы об этом узнали всякие другие нехорошие люди или хорошие? Нет.

Что Вы можете сказать своей аудитории? Ей надо сейчас сидеть дома в самоизоляции, как говорит президент? Или все-таки попытаться что-то предпринять в этих условиях? 

Конечно, попытаться предпринять. Во-первых, сейчас идеальное время для того, чтобы подтянуть какие-то знания, поразмыслить. Есть отличные курсы, которые можно освоить на удаленке. Можно много читать, освоить какую-нибудь новую профессию, связанную, не знаю, с компьютерной графикой или чем угодно. Главное, не отчаиваться и не думать, что конец наступил. Нет, ребят, мы пока еще живы, и никто нас не выключит. Поэтому давайте будем суетиться в тех условиях, в которых мы оказались.

После того, как Вы вступили в «Партию роста», Ваши отношения с Александром Невзоровым не изменились?

Нет, мы по-прежнему друзья.

Я смотрел его эфир недавний, и он говорил, что активно пытался Вас переубедить. Говорил, что можно этим заняться за деньги, как он, как пират, как флибустьер. Но Вы, по его словам, пошли туда менять страну. Он Вас даже не совсем цензурно назвал. Как планируете менять ее сейчас?

Смотрите, я Вам даю интервью, трачу свое время, пишу стихи и каждый из нас, на самом деле, меняет страну. Даже тот человек, который ничего не делает, меняет страну.

И что Невзорову ответили на то, что пошли в политику?

А я ему ответил, что он прожил свою жизнь, я живу свою. Я не хочу быть вторым Невзоровым, или третьим Жириновским, или четвертым Путиным. Я Сергей Шнуров, у меня такой жизненный путь. И я его иду.

А что с рестораном «Кококо», который Вы открыли вместе с Вашей бывшей женой Матильдой? Сейчас он, вероятно, тоже закрылся. Откроется ли после? Наверняка, интересовались ситуацией.

Нет. Почему я должен интересоваться? У меня же там нет акций, это мне не принадлежит, никакого отношения ко мне не имеет. А вообще, ресторанный бизнес сейчас испытывает очень тяжелые времена. И как они из этого всего будут вылезать, я не очень представляю. На одних доставках этот бизнес не проедет, он не сможет существовать.

У Пушкина Болдинская осень была одним из самых продуктивных этапов биографии.

Судя по моему Instagram, я выдаю там по два, а то и по три стиха в день, уже всем надоел, жена ругается, говорит: «Сколько можно писать свою ерунду». Но пишется и пишется, время такое.

Что «Партия Роста» планирует сейчас делать, кроме заявлений? Можно ли, вообще, что-то физически предпринять, кроме заявлений?

Физически, конечно, да. Но и Вы даже узнаете в скором времени. Есть большой проект, который я начну, он будет несколько виртуальным, но, тем не менее, с реальными людьми. Я думаю, что на следующей неделе все станет известно.

СМИ сейчас растут в трафике. Вы, как инфлюенсер, растете в подписчиках, видите рост скачиваний музыки, роялти, может быть, стали больше получать.

Наверное, но я как-то всегда рос, у меня не было такого периода, что я никогда не рос, а сейчас стал расти. Какого-то взрыва я не заметил. Единственное, я заметил, что больше стали перепощивать мои стишки. Это какие-то десятки, а то и сотни тысяч перепостов, такого не было.

Хочу вернуться к Вашим рекламным делам. Кто предлагает рекламу? Это производители в каких сферах? 

Это не производители, это все сферы. 

Технологические бизнесы?

Да.

Сергей, хочу с Вами немного порассуждать. Вы сейчас расскажите, а мы потом посмотрим, как будет на самом деле. Как Вы думаете, каким будет мир после этого кризиса?

Я думаю, некоторое время люди будут испытывать шок, будут думать и задумываться о том, на что они тратят свое время, думать о том, как себя занять, и о том, что все кончилось. Появится напряжение в обществе, может быть, отчасти философское. Но это быстро пройдет, и скоро вернется все на круги своя. Также все пойдут по ресторанам, будут болтаться по улицам, забудут о том, что было. 

Мы брали интервью у Владимира Перельмана, ресторатора. Он планирует закрыть все свои проекты. И он говорил мысль, за которую я зацепился, о том, что люди пересмотрят свою культуру потребления, будут больше ценить свой труд. Вы верите в эти рассуждения? Или человека нельзя изменить никакими вирусами, пандемиями, кризисами и всем остальным?

Если смотреть или вспоминать пандемию чумную средневековую европейскую, то есть теория большая о том, что эта пандемия повлияла на развитие буржуазии. В тот момент, когда большое количество людей умерло, стал цениться, как ни странно, человеческий труд. Он вырос в цене, и появились такие предпосылки для возникновения первой зарождающейся буржуазии. Может быть, сейчас что-нибудь появится в таком же ключе, но делать прогнозы по этому поводу не нужно. А по части сознательности, осознанного потребления, Вы не забывайте, что мы произошли от обезьян. И самое главное, что у нас есть — это наши желания, наши похоти и устремления. Это все немножко обезьянит, поэтому надеется на то, что человек изменится и станет полу-божеством или сверхчеловеком, как говорил Ницше, я думаю, не стоит.

Вы изменили сейчас как-то свой образ жизни?

Изменил. Я столько дома не сидел никогда. Я вспоминаю школьные годы, когда я болел по неделям, такое было.

Вы согласны с тем, что этот карантин не надо воспринимать, как каникулы, начинать активно употреблять алкоголь и просто отдыхать?

Для тех, кто очень сильно устал, можно и очень сильно отдохнуть. Я не устал. Выживут и останутся в выигрыше те, которые не будут уставать.

Какими качествами надо обладать, чтобы этот карантин пройти успешно и, вообще, этот кризис?

Нужно посмотреть на себя и дать себе оценку. Откинув регалия, звания, откинув профессиональные навыки и даже, наверное, должности. В некоторой степени эта пандемия, наверное, экзистенциальная. 

Я вспоминаю Ваше интервью с Юрием Дудем, где Вы были в Вашей гардеробной. Там были очень дорогие шикарные вещи... После пандемии, кризиса, как Вы думаете, сохранится ли у Вас любовь к люксу? Сам люкс выживет? 

Люксу будет тяжело, но тяга человека к понтам заложена в нас, еще когда мы были обезьянами. Никуда это не денется. Кто-то должен будет демонстрировать свое превосходство, нарочитое вызывающее потребление. Я думаю, такие люди будут. Всегда они были и будут. Я-то давно уже бросил все это — лакшери тусовочку и лакшери потребление. Я отстранился от этого и давно не следил за модой. Что там происходит, я не знаю.

Вы купили себе масок, всего остального? Гречки, туалетной бумаги? 

Да, конечно. 

А Вас не испугала напасть людей на супермаркеты? Отклики советского прошлого говорят в населении? 

Нет, это просто знание жизни. Почему советского прошлого? Мы знаем, как у нас все устроено в государстве. Если у нас президент говорит, что с продуктами у них все в порядке, нужно бежать в магазин. «Не волнуйтесь, курс рубля под контролем», значит нужно бежать покупать доллар. Каждый русский человек это знает. 

Говорят, нефть будет стоить ниже $10, и тогда мы все почувствуем совершенно новый кризис. 

Наверное, да. Я думаю… Нефть, мне так кажется, отпрыгнет обратно куда-нибудь в район 40. Когда кризис преодолеется, экономика начнет расти, если половина человечества не умрет. 

С Вашими приятелями, знакомыми-бизнесменами, тем же Борисом Титовым, обсуждали, как они видят эту ситуацию? Например, надо ли сейчас экономить, никуда, может быть, не инвестировать? Какие-то советы? 

Мы как-то советами не обменивались по этому поводу. По поводу личных стратегий точно. Мы занимались выработкой партийной позиции. И она у нас более или менее понятная и, как мне кажется, адекватная к сегодняшнему дню. Что касается личных позиций, это личная жизнь каждого, кто как хочет, тот так и тратит свои честно заработанные деньги.

Вы уже подсчитывали какие-то убытки? Может быть, с отмененных корпоративов…

Да нет, я вовремя окэшился, так сказать, выскочил из этой игры. Если бы я в этом году решился поехать по стадионам, как это сделал в прошлом году, тогда я сильно попал бы. Но мне просто повезло. 

Расскажите о Вашем обычном дне в самоизоляции? 

Обычный день заключается в том, что я, как ни странно, немножко занимаюсь физкультурой, в основном читаю. К сожалению, пишу стихи, тренькаю на гитаре. Обедаю, ужинаю. Читаю книжки на ночь, а иногда смотрю сериалы. 

Что смотрите? Что Вы можете посоветовать, что хорошего увидели? 

Хорошее? Я не знаю, у меня же дурной вкус, поэтому меня спрашивать, что посмотреть, это, наверное…

Ну, как минимум, несколько десятков миллионов людей уважают Ваш вкус. 

У них тоже, видимо, со вкусом не очень. Я посмотрел буквально вчера с большим удовольствием, и даже позавидовал тем людям, которые это сделали, сериал «Эпидемия», 2017 года. Наши ребята сделали, русское производство, очень бойкое, снято гениально. 

Фильм «Заражение» не смотрели? 

«Заражение» не смотрел. 

А что читаете, какие книги? 

Сейчас читаю, как ни странно, Бальзака. 

Есть точка зрения, что чтение – это такой вид отдыха, который помогает, когда ты, наоборот, много с людьми коммуницируешь, а когда находишься в самоизоляции, читать сложнее. У Вас нет такого? 

Да нет. Мне кажется, люди давным-давно уже забыли, как читать толстые книжки, поэтому уж кому-кому жаловаться на то, что в самоизоляции читать тяжело. Раньше, как книжки писали и читали? Это были, в основном, люди монашествующие. Они имели обет на молчание. Были молчальники, которые вообще не разговаривали, и что? Я не думаю что Фома Аквинский, который и читал много, и писал, был болтливым человеком… Скорее, нет.

Популярность религии возрастет в кризис? 

Не знаю. Если люди будут обращаться к сверхъестественным силам за помощью, тогда да. Если правительство совсем ничего делать не будет, тогда конечно. 

Касательно правительства, как Вы считаете, отсрочка налогов, о которой говорит президент, это отсрочка казни? 

Это мертвому припарки. Что такое отсрочка налогов, я не понимаю. Я не понимаю многое из того, что говорится. Зачем это? Это какие-то полумеры, которые не помогут. Они звучат, как издевательство, извините. 

Это все вода? 

Абсолютно. Что такое отсрочка? Если бы их отменили, сказали бы: «Ок, у нас сейчас налоговые каникулы». Что такое отсрочка? Это значит, мне потом нужно будет заплатить ту же сумму, только в два раза больше, потому что она накопилась. Так, наверное, понимать нужно? Я не знаю как. Мне не дают расшифровки. Никому не дают объяснений, что имеют в виду. О нас, предпринимателях, никто не думает. Они думают о собственных интересах, что-то пытаются как-то и нашим и вашим, но выходит не очень. 

Вы слышали что-то содержательное со стороны власти за последнее время? 

Содержательное? Говорить огульно, что они вообще абсолютно бессодержательное что-либо говорят, я не могу. Что-то говорят содержательное. Там много чего содержательного. Просто этого мало и недостаточно. 

На Вас все набрасываются из-за того, что Вы удалили свои посты, критикующие власть перед тем, как вступить в партию. Почему Вы это сделали? 

Блин, я это сделал в 2018 году. Убил. Потому что Бенкси самоуничтожил свою картину. Я, следуя Бенкси, и вообще этому настроению самоуничтожения, уничтожил все посты в 2018 году, давно. Потом начал вести. С тех пор ничего не редактировал.

Вы видите какие-то последствия, кроме обнищания населения? Может быть, как следствие, голод, рост смертности, поколение не совсем здоровое, которое не сможет кормить своих детей? Какие-то ужасающие картины, как в послевоенное время…

Во-первых, с войной это сравнивать глупо, потому что инфраструктура никакая не разрушена, не разрушены города, не разорваны связи экономические. Они заморожены. Это не сопоставимые вещи. 

Некоторые называют это бактериологической войной. 

Это да, у нас любят яркие названия, «Бактериологическая война». Ну, классно. Не дай Бог дожить до войны, не дай Бог. 

Что Вы можете сказать нашей аудитории и, в частности, молодым ребятам, у которых нет сейчас подушки безопасности, которые отпустили своих сотрудников с зарплатой 30 000 рублей домой, которым скоро перестанет хватать, элементарно, на еду? Что Вы можете им сказать, чем заняться сейчас?

Сейчас нужно сидеть и думать. Пытаться самообразовываться, быстро. Пытаться это время использовать в свою пользу. Сделать его полезным для себя, прежде всего. Инвестируете в себя, сейчас это самое главное, потому что больше инвестировать не во что пока, занимайтесь собой. 

Какая песня из всех альбомов «Ленинград» подойдет к саундтреку сегодняшнего дня? 

«Никого не жалко, никого», конечно. 

Спасибо Сергей, здоровья Вам, до новых встреч. Спасибо. 

Вам так же всем. Счастливо.

Как мы помним «Никого не жалко», саундтрек фильма «Бумер», который можно сейчас пересмотреть. Подписывайтесь на канал, оставайтесь с нами, Forbes.