Здесь был ван Эйк: выставка в Генте, собравшая рекордное число работ художника, стала виртуальной

MSK Ghent/ David Levene
Gallery view with Saint Francis MSK Ghent/ David Levene
Руководители музея MSK в бельгийском Генте сообщили Forbes Life, что рассматривают вероятность продлить выставку «Ян ван Эйк. Оптическая революция» на майские праздники. Выставка была запланирована до 30 апреля, но из-за карантина закрылась 13 марта. Пока судьба выставки неясна, на странице flemishmasters в Facebook начались виртуальные экскурсии по выставке

Ван Эйк в Генте: во саду ли, в огороде

Самая большая  в истории выставка Яна ван Эйка — 13 работ из 20 сохранившихся до наших дней — готовилась восемь лет.  Это блокбастер с бюджетом  €9,4 млн. Накануне открытия было продано 240 000 билетов. Организаторы планировали заработать на билетах €4,8 млн. Считается, что собрать подобную экспозицию можно лишь один раз в истории: работы, выполненные на дереве, очень хрупкие, перевозить их рискованно, музеи крайне неохотно дают на выставки хиты своих коллекций, а после карантина, подорвавшего экономику музеев всего мира, об этом не может быть и речи.  

Сейчас сокровища находятся в закрытом музее MSK в Генте. Вернуть их нет возможности. Границы закрыты. После долгих раздумий 8 апреля в 19.00 на странице flemishmasters в facebook музей провел первый виртуальный тур. 

Год ван Эйка — третий и завершающий год цикла, посвященный фламандским мастерам: Рубенсу, Брейгелю, ван Эйку, на который королевство Бельгии потратило не меньше €25 млн.

Сейчас весь исторический Гент — рестораны, магазины, музеи —  покрыт тэгами #OMG! Van Eyck was here. Такую надпись Ян ван Эйк оставил на «Портрете четы Арнольфини». 

Пока непонятно, кто съест огромное полотно из шоколада с изображением поклонения Агнцу, центральной сцены Гентского алтаря работы ван Эйков, в натуральную величину, которое выставил в своей витрине шоколатье на площади у собора Святого Бавона, где хранится алтарь. С 2012 года алтарь ван Эйка реставрируют. Сейчас в собор вернулась центральная часть композиции — «Поклонение Агнцу». Другая часть створок выставлена в Музее изящных искусств. 

В честь юбилея город и церковные власти решили переместить алтарь ван Эйков в соборе Святого Бавона в новое выставочное пространство большего размера (рассчитанное не на 25 зрителей, как сейчас, а на 50), а заодно оборудовать в крипте VR-экспозицию, где рассказывать об истории полиптиха, города и собора. Оборудуя новую экспозицию, пришлось предусмотреть лифт для посетителей с ограниченными возможностями, а для этого в башне готического собора потребовалось проделать отверстие. На решение вопроса, можно ли нанести такой урон  историческому памятнику, европейской комиссии потребовалось полгода. Лифт утвердили. По планам автора проекта Бена Вриндта и архитектора Филиппа Депоттера к осени 2020 года алтарь ван Эйков будет перемещен на новое место и начнет работать экспозиция дополненной реальности. Весть проект оценивается в €30 млн, из них €9 млн инвестировало правительство.

У собора разбит сад ван Эйка, в котором растут те же виды растений, что изображены на створках Гентского алтаря.

Мишленовский шеф Олли Келенэр в ресторане Publiek разработал гастрономический сет из пяти блюд по мотивам средневековой кухни, включая кровяные колбасы с орехами, мусс из свеклы, фуа-гра, свинину, пылающий пудинг. В сувенирном магазине предлагают купить графин точь-в-точь такой же, как  в покоях Девы Марии в сцене Благовещения, и шарф в таких же цветовых сочетаниях, как и костюмы праведников с алтаря. В городских брассериях подают просекко из ревеня, вероятно, по логике «ван Эйк пил здесь». А в кафе при музее MSK, где идет главная выставка года ван Эйка, посетителей кормят комплексным обедом «в средневековом стиле». Хотя «средневековое мясо слишком средневековое», как замечают дамы за соседним столиком, но вот мороженое из разных видов трав, что ботаники смогли идентифицировать на «Поклонении Агнцу» в Гентском алтаре, — выше всяких похвал. 

Свои проекты в честь ван Эйка подготовили музей Современного искусства Гента (SMAK), Музей дизайна и Дом Кина, где развернута экспозиция для семей с детьми.

Но все это, конечно, только разогрев, вступление к главной выставке. 

Ян ван Эйк: дипломат, ученый и придворный художник

Впервые в своей истории живопись Гентского алтаря выставлена вместе с другими работами художника в проекте «Ван Эйк. Оптическая революция» в Музее изящных искусств Гента (MSK). Выставку восемь лет готовила команда из шести кураторов. По мнению куратора Маттиаса Депортера, который  присоединился к проекту в последние два года, это была самая интенсивная работа из всех, где ему доводилось участвовать. 

«Сегодня мы воспринимаем Яна ван Эйка как художника-реалиста, который проложил дорогу всем идущим за ним. Он видит подлинный, настоящий мир вокруг, исследует этот мир и изображает его в своих картинах. 

Принято говорить о Леонардо да Винчи как о великом ученом, экспериментаторе, исследователе. Но посмотрев на работы ван Эйка, мы можем смело назвать его «северным Леонардо». Ян ван Эйк, например, первым изображает поверхность Луны на своих картинах, за 80 лет до Леонардо да Винчи. 

На нашей выставке мы говорим о влиянии ван Эйка, масштабе его исследований, его методике научного наблюдения. Мы развеяли несколько мифов, которыми окружена фигура художника, и впервые ввели такое понятие, как «оптическая революция». Мы убеждены: ван Эйк — предтеча научной революции XVI века», — говорит куратор. 

Что нужно знать о Яне ван Эйке и его эпохе, рассказывает Маттиас Депортер. 

Хуберт и Ян ван Эйк

«Мы не знаем, какого происхождения был Ян ван Эйк, где именно и когда он родился. Возможно, в 1390-м в Маасейке, это небольшой городок где-то в полутора часах езды на машине от Гента, —  начинает рассказ о выставке Депортер: — Первый официальный документ, который у нас есть, датирован 1422 годом, речь идет о работе ван Эйка в Голландии. В 1425 году он возвращается во Фландрию и становится камердинером Филиппа Доброго, герцога Бургундского. 

Мы показываем шесть документов, подтверждающих путешествия Яна ван Эйка со двором герцога Бургундского. Наверняка таких поездок было гораздо больше. В двух документах описаны путешествия ван Эйка по поручению герцога в Испанию и Португалию в 1428 году с целью написать портрет Изабеллы Португальской. Герцог был женихом Изабеллы, но никогда не видел своей невесты. Перед свадьбой он отправил к ней художника. Портрет Изабеллы работы ван Эйка не сохранился.

Ван Эйк был придворным, но в его творчестве нет разделения на сословные миры, ему одинаково интересны и монархи, и торговцы.

Гентский алтарь закончен в 1432 году. Все, что мы знаем о Яне ван Эйке, относится к периоду с 1432 до 1441 года, когда он умер в Брюгге. Только десять лет. 

Нам известны около 20 его работ, дошедших до наших дней. Сегодня искусствоведы разнятся в своих оценках, кто-то считает, что их не больше 15, кто-то говорит о 25 работах.

В центре выставки — створки Гентского алтаря, написанные Яном и Хубертом ван Эйками. На раме алтаря сделана надпись по-латыни «Хуберт ван Эйк, величайший скульптор из всех когда-либо живших на земле, начал эту работу, а его брат Ян, второй в искусстве, закончил по заказу Йоса Вейдта». 

Во время подготовки выставки в городских архивах нашли упоминания об уплате налогов Хубертом ван Эйком, старшим братом Яна ван Эйка. Так в споре, существовал ли старший брат ван Эйка на самом деле или это миф, придуманный художником, была поставлена точка. Брат Хуберт ван Эйк — реальная историческая фигура.

Согласно другому мифу, оба брата ван Эйки изображены на левой нижней створке Гентского алтаря в образе всадников среди праведных судей и воинства Христова. Эта створка была украдена в 1934 году и считается утраченной. 

Но благодаря копиям, сделанным по заказу испанского правителя Нидерландов, мы знаем, как она выглядела.  

Революционер и первооткрыватель

В своих «Жизнеописаниях художников» Джорджо Вазари называет Яна ван Эйка изобретателем масляной живописи. На самом деле маслом писали и до него, но именно ван Эйк изменил технологию. Он стал использовать новые связующие компоненты на основе растительных масел, которые позволяли ускорить процесс. 

У ван Эйка был острый глаз. Многими предметами и явлениями он заинтересовался первым из живописцев. Художник исследовал оптические эффекты, природу, писал облака, горы, землю — все, что видел вокруг себя. 

Одна из жемчужин выставки, работа из коллекции художественного музея из Филадельфии — «Святой Франциск Ассизский, принимающий стигматы» 1440 года. Посмотрите, как ван Эйк реалистично пишет скалы в пейзаже, с какой научной дотошностью изображает следы палеозойской эры, будто специально забрался в горы и несколько дней делал эскизы. Маловероятно, чтобы так работал живописец XV века. Вдали за горами мы видим водопад, текущий с гор с заснеженными вершинами. Ван Эйк первым в мировой истории живописи пишет снежные шапки гор. Под ногами у Франсиска Ассизского маленькие горные средиземноморские цветы. И они тоже написаны с натуралистической дотошностью.

Монтаж экспозиции
Монтаж экспозиции

Для герцога Филиппа художник составил карту мира, тщательно выписав на ней города и страны. 

Ван Эйк был ученым-исследователем того же масштаба, что и Леонардо, но его главной страстью была живопись. Его путь в искусстве — это путь ученого. Он знал законы оптики, понимал, как преломляется, отражается и поглощается свет. Весь Гентский алтарь полон таких наблюдений и исследований: ангелы, окруженные светом, драгоценные одежды девы Марии, покрытые сотнями драгоценных камней, золотым шитьем, и все это играет на свету, сверкает и отражается. Ван Эйк пишет едва заметную тень от пальца Девы, ее трудно отыскать, но он это делает. Солнечные блики отражаются на стекле, посуде. Ван Эйк пишет так, словно алтарь освещен солнцем в соборе и одновременно сам алтарь излучает свет. Как это можно было сделать, не экспериментируя, непонятно. Но в те времена человечество знало только два вида света: дневной свет солнца и свет свечей. 

Ян ван Эйк изучал геометрию и оптическую перспективу. Но не использовал линейную перспективу, открытую итальянцами. 

Фигуры Адама и Евы с верхнего ряда внутренних створок Гентского алтаря — первое ню в Северном Возрождении. Ван Эйк — мастер детали. Волосы на ногах Адама — до ван Эйка никто не решался изображать человеческое тело так натуралистично. Большая ступня Адама буквально выступает за раму картины, кажется, что он выходит из сего пространства на зрителей. В руках у Евы цитрус, привезенный откуда-то с Ближнего Востока. В сюжетах Гентского алтаря изображены фиговые, цитрусовые деревья, кипарисы, яблони, которые художник видел во время своих поездок по Средиземноморью и в Португалию. 

Знаток античной мудрости

В архивах сохранилось письмо герцога Филиппа Доброго к своему казначею с требованием не задерживать выплату Яну ван Эйку. Герцог пишет, что ван Эйк лучший художник и ученый из всех, кого он когда-либо видел. 

Неаполитанский гуманист Бартоломео Фацио в своей книге «О знаменитых людях», изданной в 1456 году, 15 лет спустя после смерти Яна ван Эйка, в главе, посвященной живописцам, называет четыре имени, двух итальянских художников и двух из Фландрии — Рогира ван дер Вейдена и Яна ван Эйка. Фацио признает ван Эйка «лучшим живописцем нашего века», он пишет, что понимание цвета пришло к ван Эйку из античной мудрости, при чтении Плиния и других авторов древности.  

Широко известно, что итальянские живописцы в этот период интересовались Древней Грецией и Римом, но ничего не известно про изучение античности фламандскими художниками. 

На некоторых рамах, где ван Эйк по средневековой традиции подписывал свои работы, мы видим подписи на латыни. Иногда он использует буквы греческого алфавита. 

Бытописатель

На выставке воспроизведены детали быта, повторяющие предметы, изображенные в живописи ван Эйка. Чаша дамасского фаянса. Керамическая плитка из Валенсии. Ювелирные украшения из Франции. В те времена в обиходе активно использовали предметы из разных стран. 

«В этом искусстве господствует тот horror vacui [страх пустоты], который, вероятно, может быть назван характерным признаком близящихся к концу духовных периодов. Все это означает, что границы между роскошью и красотою стираются», — писал Йохан Хейзинга в «Осени Средневековья».

Ван Эйк — мастер атмосферы божественного, драматического света, и при этом он реалист-документалист. Например, при реставрации внешних створок Гентского алтаря после снятия лака и позднейших записей в сцене Благовещения в покоях Девы Марии в темном углу стала видна паутина  — символ бедности, смирения и простоты. На заднем плане в покоях Марии присутствуют кувшин-умывальник и белое полотенце — знаки чистоты, невинности Богородицы. (Реставрация алтаря началась в 2012 году и по плану должна быть завершена к году ван Эйка. Но были сделаны сенсационные открытия: выяснилось, например, что 75% живописи алтаря были переписаны, несмотря на хорошую сохранность оригинального красочного слоя, а фигура Агнца, которого ван Эйк наделил антропоморфными чертами, была изменена принципиально. Судьбу реконструкции решала международная комиссия историков искусства из 21 специалиста, которая собиралась на заседания несколько раз. В итоге реконструкция продолжится еще несколько лет. Алтарю вернут первоначальный, ванэйковский вид. Рассмотреть все детали алтаря и узнать историю реставрации можно здесь.)   

Еще одно Благовещение — из Национальной художественной галереи в Вашингтоне. До 1930 года работа принадлежала собранию Государственного Эрмитажа и была продана за $502 000. Архангел Гавриил улыбается. Скипетр в его руке — композиционный центр картины, лучи, отражающиеся от него, соединяют все три части произведения. 

Мастер 3D-техники и психологии

На внешних створках Гентского алтаря в технике гризайль написаны скульптуры Иоанна Крестителя и Иоанна Евангелиста. Рядом, для сравнения, выставлены скульптуры Клауса Слютера, придворного художника герцога Бургундского, художника старшего, предшествующего ван Эйку поколения. Наглядное сравнение показывает: ван Эйк пишет скульптуру так, как не всякий скульптор способен ваять. Художник передает эффект движения, тепло алебастра и мягкий свет отполированного мрамора, солнечные блики. Часть фигур написана на раме, что усиливает эффект объема 3D.

Отдельное удовольствие на выставке — серия портретов. Про талант ван Эйка-портретиста Йохан Хейзинга писал, что это чудо схваченной до самых глубин индивидуальности. 

Из Национальной галереи в Лондоне в Гент привезли портрет Тимофея. Мы предполагаем, что название — отсылка к Тимофеусу Милетскому, музыканту Александра Македонского. Поскольку, как мы знаем, Филипп Добрый уподоблял себя Александру Македонскому. 

Портреты донаторов Гентского алтаря выполнены с присущим ван Эйку реализмом: на лицах Элизабет Борлют и Йоса Вейдта видны морщины и бородавки. 

Портрет молодого человека в голубом шапероне
Портрет молодого человека в голубом шапероне

Вот портрет молодого человека в голубом шапероне, венгерском головном уборе. С щетиной, которую называют «пятичасовая тень». В руках у него кольцо. Возможно, это портрет, заказанный к помолвке. Работу специально отреставрировали к выставке. 

«В каждом из этих портретов заключено чудо схваченной до самых глубин индивидуальности. Это самое проникновенное живописание характеров, какое только возможно, увиденное, а не высказанное. Будь даже Ян ван Эйк одновременно величайшим поэтом своей эпохи, к тайне, которую он открывает в живописном изображении, в слове он не смог бы даже приблизиться», — Йохан Хейзинга, «Осень Средневековья».