Дефицит нежности: чем нам угрожает вынужденная физическая изоляция

Фото Getty Images
Удаленная работа обернулась для нас новыми эмоциональными вызовами. Одна из невидимых причин стресса и усталости — выключение нашего тела из пространства коммуникации. Резидент Ontology-One, бизнес-коуч и старший преподаватель НИУ ВШЭ Екатерина Шаповалова рассказывает, чем всем нам угрожает вынужденный эксперимент по проживанию в условиях физической и тактильной изоляции

Обычно сложно даже подсчитать, как часто мы вступаем в физический, тактильный контакт с другими. Наше тело живет довольно спонтанно и бессознательно играет огромную роль в повседневной коммуникации, внутренней и внешней. Эпоха ковид заставила нас удивиться цифрам о том, например, сколько раз в час человек дотрагивается до своего лица (около 20), и задуматься о том, что теперь будет с нашими естественными тактильными привычками, приветственными рукопожатиями, поцелуями в щеку, объятиями, похлопываниями по плечу и десятками других еще менее заметных тактильных жестов. В рамках проекта Ontology-One бизнес-коуч и психолог Екатерина Шаповалова рассказывает, как «эпоха ковид» изменит наши тактильные привычки.

Сейчас самый длинный период в жизни (особенно у тех, кто живет в одиночестве), когда несколько месяцев физический контакт очень ограничен. Дистанцирование, которые мы наблюдаем, — безусловно, явление непостоянное, но когда ограничительные меры будут сниматься, мы столкнемся с проблемой возвращения к реальности. Особенно сложно будет в некоторых культурах, где небольшая дистанция в общении и высокий уровень тактильности — норма. В одном из недавних исследований проводилось наблюдение за дружескими парами, беседующими в кафе, и оценивалось, сколько раз в течение часа собеседники друг до друга дотронулись. В Лондоне прикосновений было ноль, во Флориде — два, в Париже — 110, а в столице Пуэрто-Рико Сан-Хуане — 180.

Уже сейчас психологи шутят, что на фоне пандемии все мы стали немного обсессивно-компульсивными невротиками, фанатично моющими руки, обеззараживающими поверхности, в перчатках выходящими на улицу. Все чаще звучат прогнозы о том, как время пандемии заставит нас пересмотреть свои тактильные привычки и отказаться от рукопожатий и поцелуев как устаревших.

Еще до наступления пандемии демографы, социологи и психологи по всему миру уже длительное время отмечали изменение характера близких отношений между людьми, особенно среди молодежи: все больше людей предпочитают не иметь близких отношений, не вступать в отношения либо иметь виртуальные отношения. Молодежь «не по возрасту» асексуальна, японцы вступают в брак с виртуальными партнерами, где-то за океаном регистрируются браки с самим собой. Контролируемые, управляемые, предсказуемые отношения (или отсутствие отношений с другим, то есть отношения с достоверно приятным, умным и точно незаразным человеком — с собой) — отличная альтернатива этой неоднозначной русской рулетке под названием «любовь, партнерство или дружба».

Тело является отличным ограничителем, обычно позволяющим выставлять границы, более-менее трезво оценивать свои ресурсы, чувствовать, когда надо «зарядить батарейку».

Мы биологически настроены на взаимодействие, включающее тактильный контакт. Сегодня мы сталкиваемся с прямым конфликтом: повышающейся тревогой выживания и собственной уязвимости и повышающейся в ответ потребностью в тактильном и физическом контакте, которые позволяют справляться со страхом и стрессом.

Усилят ли ограничения, связанные с пандемией, этот тренд и приведет ли длительное пребывание в физической и тактильной изоляции к дальнейшей трансформации отношений?

Глубинная эмоциональная сторона прикосновений

Кожа — наш первый экран взаимодействия с внешним миром. В самый ранний период жизни в тактильном взаимодействии с материнским объектом формируется «Я» человека. Исследования и с животными, и с детьми указывают на фундаментальное значение достаточности телесного контакта с матерью для когнитивного, эмоционального, психического и даже физического развития младенцев. Ранняя тактильная депривация у новорожденных детенышей крыс приводит к значительному снижению выработки гормона роста и снижению чувствительности тканей к воздействию гормона роста, что во многом схоже с механизмами формирования карликовости у человека.

Давно описаны механизмы влияния прикосновения не только на способность справляться со стрессом в моменте (что сопровождается снижением ритма сердцебиения, давления и уровня гормона стресса кортизола и повышением гормона привязанности окситоцина), но и на формирование долгосрочной способности переживать и восстанавливаться после стресса. Современные исследования показывают, что даже краткосрочный регулярный тактильный контакт существенно улучшают эмоциональное, физическое и когнитивное здоровье у взрослых. Кроме того, исследуется значительное позитивное влияние объятий на способность иммунной системы противостоять ОРВИ.

С точки зрения психики все эти исследования говорят нам о том, что достаточная инвестированность тела младенца матерью позволяет сформироваться более устойчивому и сильному «я», способному в дальнейшем заботиться о себе и поддерживать себя самого. В психологии это находит концептуализацию в теории британского педиатра и психоаналитика Дональда Винникота — о важности «холдинга и хэндлинга» — поддержки и ухода, начинающихся с того, как держат и как тактильно обращаются с ребенком. Французский классик психоанализа Дидье Анзье вводит понятие «я-кожа», описывая первое формирующееся «я» младенца. Чем лучше инвестирован этот внешний конверт кожи ребенка, его «я», тем более устойчивым и целостным, а значит, способным справляться и выдерживать контакт с чем-то и кем-то внешним он становится. Теория привязанности также подтверждает эту связку: неспособность родительских фигур откликаться на потребность ребенка в телесном контакте, которая рассматривается как проявление слабости, приводит к избеганию близких отношений и контактов во взрослой жизни, формируя избегающий тип привязанностей. Важно подчеркнуть, что все эти концепции делают акцент на том, как тактильный, интимный контакт позволяет нашему «я» справляться с ощущением собственной хрупкости, справляться с собственной слабостью и уязвимостью.

Масштабное международное исследование выявило связь недостатка тактильной эмоциональной коммуникации с усилением чувства одиночества, депрессии, стресса, развитием алекситимии (утраты способности определять и проявлять свои эмоции), формированием избегающих типов привязанности и целым рядом психических расстройств: аффективных, тревожных и расстройств личности, а также со вторичным расстройством иммунной системы. Достаточный уровень тактильной эмоциональной связи повышает общее состояние здоровья, ощущение счастья, социальной поддержки, удовлетворенность отношениями и формирование отношений на основе устойчивых форм привязанности.

Таким образом, значение прикосновения выходит далеко за рамки чисто телесного, физического, но несет в себе глубочайший эмоциональный заряд. «Трогательная сцена», «музыка, которая затрагивает струны сердца» — даже наша уникально человеческая способность говорить и думать на очень сложно сконструированном языке намекает на это мощное свойство «прикосновения». Язык прикосновений – наш первый язык, над которым затем надстраивается все остальное развитие.

Социокультурные факторы социальной дистанции

Выявлению социокультурных факторов приемлемой социальной дистанции между людьми посвящено огромное количество исследований. В 1966 году антрополог Эдвард Халл ввел понятие контактных и неконтактных культур. К контактным были отнесены культуры, которым свойственна близкая межличностная дистанция и больше тактильного взаимодействия. Основным принципом группировки стала география: к контактным культурам Халл отнес страны Южной Европы, Латинской Америки и арабские страны, к неконтактным — Северную Америку, Северную Европу и азиатские народности.

Сотни проведенных позднее исследований в чем-то подтверждали, а в чем-то опровергали эту концепцию, так и не внеся определенности.

Одно из масштабных исследований 2017 года изучило факторы влияния на межличностную дистанцию (социальную — для формальных коммуникаций, персональную — для общения с друзьями, интимную — для общения с близкими людьми) на выборке из 9000 человек в 42 странах мира. Из всех исследуемых факторов универсально значимыми для различий в межличностной дистанции оказались только возраст и пол человека и климат местности. Что в целом говорит о том, что негласные правила и формы дистанции между людьми сильно разнятся в зависимости от сложного сочетания и взаимодействия факторов, исторически складывающихся в конкретной стране, культуре. Стоит с интересом отметить, что исследование также не подтвердило зависимости межличностной дистанции от уровня паразитического стресса в стране.

Еще большее разнообразие имеют и конкретные принятые либо недопустимые в той или иной стране или культуре тактильные привычки. В Великобритании и США рукопожатие является нормой приветствия, в то время как во Франции – это поцелуй в обе щеки. Погладить знакомого ребенка по голове допустимо в Северной Америке, хотя в Азии, где голова — священная часть тела, это стало бы проявлением неуважения. Пожать руку или принять подарок левой рукой — грубость на Среднем Востоке, так как эта рука предназначена для телесных гигиенических нужд.

Универсальный эмоциональный закон

Относительные значения того, что считается менее, а что более интенсивным контактом, могут различаться в разных культурах и странах, но универсальным остается закон: чем ближе эмоциональная связь, тем больше тактильного контакта и тем больше «топография» физического контакта. Результаты детального исследования физического контакта в межличностном общении двух индивидов подтверждают, что прикосновение — важнейший модулятор для сложных социальных взаимодействий, выходящих далеко за пределы сферы романтических и сексуальных отношений.

Поэтому в условиях пандемии снижение или полное ограничение тактильного контакта неизбежно сопровождается переживаниями ущерба текущим близким эмоциональным связям и тревогами, связанными с невозможностью или ограничениями в привычном способе установления новых эмоциональных связей, например, в условиях «выхода» на новую работу в режиме «удаленки» или знакомства с одногруппниками на виртуальном первом курсе университета.

Последствия физической изоляции

Сегодняшний кризис незаметно для нас сделал нас всех немного экспериментаторами. Мы смогли неожиданно полномасштабно перейти в режим работы онлайн и протестировать, каково это — работать, вести переговоры, проводить мероприятия онлайн. Большое число наиболее консервативно настроенных отраслей, компаний и людей были вынуждены примерить на себя будущее реальности, в которой много виртуального и все меньше реального.

Кроме того, мы все стали участниками эксперимента по проживанию в условиях физической и тактильной изоляции.

Науке известно огромное число экспериментов вокруг темы изоляции, в том числе и полной изоляции человека, как физически, так и сенсорно. Описаны катастрофические и разрушающие последствия социальной депривации человека в разных форматах от одиночного заключения в тюрьме иракского Курдистана и помещения человека в бункер при тренировке военных и космонавтов, до экспериментального заточения добровольцев в одиночной звукоизолированной камере, часто заканчивавшегося ранее запланированного срока.

В контакте с экраном

Сегодня коучи, психологи и другие поддерживающие специалисты часто сталкиваются с тем, насколько сложно переживается нами физическая изоляция, невозможность телесного, чувственного, тактильного контакта с другими, и какие мощные эмоциональные последствия это имеет.

Исключение тела из нашего взаимодействия с другими меняет ощущение границ: пространственных границ между здесь и там, временных границ — между сейчас и потом. Возникает коварная и ложная иллюзия, что успеть можно в разы больше, как в пространстве, так и во времени. Такие ожидания толкают нас планировать свое время в отрыве от реальных телесных ограничений, приводят к большему стрессу, усталости и выгоранию. Многим моим клиентам приходится справляться с крушением иллюзий о том, как много отложенного, непрочитанного, непросмотренного и неизученного они теперь освоят на карантине, где каждую минуту наконец можно будет тратить с пользой. Будто вместе с физическим перемещением и контактом ушли и двадцать четыре часа в сутках.

Особый оттенок обретает опыт взаимодействия с группой онлайн (в ходе бесчисленных конференц-звонков), когда теряется целое измерение собственных тактильных и пространственных ощущений, обедняется визуальное восприятие тела собеседника. В общении мы лишаемся огромного массива привычных нам важнейших данных, которые обычно значительно дополняют то, что мы видим и слышим. Нам сложнее ориентироваться, в каком настроении или настрое собеседники, на сколько присутствуют и о чем говорят их жесты и поза тела. Остается полагаться на лицо, еще и периодически «подвисающее» из-за сбоев в связи, и на слова и интонации, а также справляться с тем, как отвлекается внимание на кухонный гарнитур за спиной собеседника.

Сбои в связи — отдельная недооцененная тема в онлайн-коммуникации. Конечно и при живом общении нередко случается, что мы теряем внимание к собеседнику, к группе, ко встрече, «выключаемся» из процесса, часто это связано с тем, что негативные эмоции (злость, обида, раздражение) которое мы к ним испытываем, искажают нашу способность быть в контакте. В эпоху Covid-19, к этим эмоциональным факторам «выключения» из процесса добавляется плохой интернет, который без твоего ведома и намерения включает или выключает тебя из и без того хрупкого контакта, тем самым усиливая возможный эмоциональный фон взаимодействия, с которым нужно справляться.

Онлайн непривычным образом меняется опыт пребывания в «молчаливой» группе, когда собеседники отключают звук, чтобы не создавать помех в разговоре, но одновременно оставляют спикера в глухой тишине, в состоянии, когда сложнее уловить, считать, почувствовать телом реакцию собеседников. Тишина будто становится тотальной, не только звуковой, но и тактильной, а с этим мы никогда не сталкиваемся в живом общении. На оставшиеся модальности чувств падает повышенная нагрузка и задача сохранять ощущение контакта.

Взаимодействие, лишенное телесности, утратило некую долю спонтанности и дополнительных эмоциональных смыслов, которые мы могли как транслировать, часто неосознанно, так и воспринимать от собеседника. Сила и характер рукопожатия, добавляющего радости от партнерства и возникающего доверия, поддерживающее похлопывание по плечу, ставящее двух людей «разного ранга» на одну ступень человеческого понимания, приветственный поцелуй в щеку, выделяющий кого-то своей нежностью. Онлайн будто уравнивает эмоциональную дистанцию между людьми и вынуждает нас искать новые способы ее выражения.

Спонтанность онлайн-общения незаметно для нас снижается также и от того, что мы видим себя. Никогда до этого мы не видели так много себя, говорящего, молчащего, возмущающегося, ликующего, мы лишь ощущали это внутри (либо ощущали, как мы пытаемся это скрыть), и видели это в зеркале взгляда и тела другого.

Все это приводит к тому, что одинаковое количество часов работы живой и в онлайн — требует совершенно разных эмоциональных затрат. Уже появляющиеся исследования работы дистанционных команд онлайн, говорят о том, что онлайн работа не убирает, а наоборот усиливает эмоциональную динамику взаимодействия. Все то, что раньше могло аккуратно, «намеками» быть транслировано телом, либо подавляется вовнутрь психики (и тогда нужно направлять свои ресурсы на сдерживание переживаний) либо выплескивается в явном, вербальном, интонационном и поведенческом виде в коммуникацию.

Все эти наблюдения говорят об одном: о том, какое огромное значение тело и тактильные ощущения играют во взаимодействии с другими, и с какой потерей в сегодняшних реалиях нам приходится справляться (отдаем мы себе в этом отчет, или нет). Интересно, как тело «эмигрировало» по ту сторону реальности — в сновидения. Сновидения моих клиентов и участников групп наполнились движением, физической активностью, разнообразием сенсорного опыта, всем тем, чего так остро не хватает.

Старая телесность, новая гигиеничность

Возвращаясь к вопросу, изменит ли эпоха ковид наши тактильные привычки? Предположу, что лишь незначительно, и лишь на время: слишком уж большое значение тело играет для того, что мы транслируем в коммуникации, что мы ощущаем и понимаем о другом в коммуникации, и как ощущается (осязается) наш опыт пребывания в этой коммуникации, в контакте с кем-то.

Там, где рукопожатие или поцелуй являются формальной частью бизнес-этикета или формальной социальной нормой, ими на время можно будет пренебречь, чтобы не подвергать себя возможным рискам физического контакта. Но с ситуациями и отношениями, где переход от отдаленной к близкой дистанции начинает играть роль, где важно выделить или быть выделенным, где важно «разделить» риски с другим, быть готовым принять другого как целого, со всеми хорошими и «плохими» его частями, и быть принятым как целое, как индивид, живой, разный, неидеальный, а не как функция, включающаяся и выключающаяся по заказу, отказаться от физического и тактильного контакта будет сложно, а длительный вынужденный отказ будет сопровождаться все нарастающим эмоциональным выгоранием.

Прикосновение, физический контакт при взаимодействии, это своего рода, дополнительная инвестиция с нашей стороны в отношения. Чем более значимы для нас отношения, тем больше мы готовы инвестировать. Поэтому, предположу, что в эпоху после ковид, «включение» тела в контакт станет еще большим знаком эмоциональной значимости партнера: отражающим нашу готовность пойти на риск и прикоснуться к другому, и нашу готовность больше инвестировать усилий ради этого, например, чаще мыть руки, но не отказываться от рукопожатия. Скорее санитайзеры на входе в офисы, или влажные полотенца для рук (как в японских ресторанах) на столах в переговорных, станут нормой, чем отмирание или существенная трансформация нашего телесного поведения.

Материал написан в рамках проекта Ontology-One

Об онлайн-платформе Ontology-One:

Сегодня нам всем жизненно необходимо уметь быстро перестраиваться, учиться снимать стресс и тревожное состояние, находить внутренний ресурс для движения к цели. Онлайн-платформа Ontology.one, созданная клубом персонального развития Forbes Ontology в партнерстве с Нетологией-групп, дает возможность каждому подобрать идеального коуча для решения личных, карьерных и бизнес-задач быстро и эффективно.

Записаться на бесплатную онлайн-консультацию можно по ссылке.

рейтинги forbes