«Водопад денег не остановился»: как Тимати, Моргенштерн и другие рэперы зарабатывают без концертов

В новом выпуске Forbes Digest мы поговорили с Тимати, Моргенштерном, Пашу, Big Russian Boss и другими участниками рэп-индустрии о том, как у них сегодня складывается карьера, кому кризис сыграл на руку и к чему готовиться любителям рэпа после пандемии

 

До кризиса доходы артистов от концертов, релизов альбомов, монетизации в Youtube и, конечно, от рекламы стремительно росли. Во время пандемии рэп-звездам стало гораздо сложнее вести свой бизнес — приходится придумывать новые способы заработка и удержания аудитории. Как они справляются с этими вызовами и удастся ли рэп-сцене сохранить свои лидирующие позиции в шоу-индустрии?

Тимати, рэпер, сооснователь лейбла Black Star

Мне стремно кричать о своем успехе. Но попасть в Forbes не хочет только человек, который много зарабатывает и не желает отсвечиваться. Какой музыкант не мечтает возглавить [список] Forbes? Я хочу этого меньше, чем хотел 1-2 года назад.

Моргенштерн, рэпер

В связи с кризисом ситуация сейчас действительно сложная. Денег нет, все очень плохо — у всех, кроме меня. Мой водопад денег не остановился. Реклама в stories в моем Instagram стоит в районе 500 000 рублей. Пост в виде фотографии — от 800 000. Пост с видео — от миллиона рублей. Я хочу на обложку Forbes чисто для галочки. 

Эмин Агаларов, владелец лейбла «Жара», музыкант, первый вице-президент группы компаний Crocus Group

Доходы в кризис у всех артистов скатились на нет, поскольку гастролей сейчас быть не может. Артистов лейбла «Жара» мы отправили в студию записывать альбом. Наши топовые ребята, такие как HammAli&Navai, Bahh Tee, Джони за время пандемии смогут полноценно записать большие альбомы. Я сам записываю какие-то акустические версии, онлайн-концерты и эфиры у себя дома. 

Павел Курьянов (Пашу), генеральный директор Black Star

Мы упали на 90% (финансовые показатели холдинга упали на 85-90%. — Forbes), поскольку большую долю нашего бизнеса занимает ретейл. У нас остался только доход от стриминга. На онлайн-концертах точно нельзя зарабатывать, потому что их даже два раза в месяц смотреть никто не будет. Скандал с дизлайками видео сказался на финансовых показателях нашей компании (за день до выборов в Мосгордуму, прошедших 8 сентября 2019 года, Тимати и Гуф выпустили клип на трек «Москва». В тексте композиции упоминался Сергей Собянин, из-за чего аудитория заподозрила рэперов в скрытой агитации. В течение двух суток ролик набрал свыше миллиона дислайков, что стало антирекордом для российского YouTube. В результате Тимати удалил видео. — Forbes). Наш бренд сильно зависит от маленьких и больших ошибок медийных личностей. 

OG Buda, рэпер

Убытки в пандемию я понес, но не жалуюсь. Концерты мы не отменили, а перенесли. Один концерт в регионе мне приносит 250 000-300 000 рублей. В Москве же один концерт может принести 1,5-2 млн рублей. В общем объеме доходов 35% составляют заработки от концертной деятельности, 35% — дистрибуция, 30% — все остальное. Но один из самых прослушиваемых треков «Бандит» я записал на своей кухне. 

SQWOZ BAB, рэпер

Если бы у меня одного отменились концерты, я бы очень обиделся. Но я не один. Первый альбом я записал дома, сидя за столом. Микрофон купил на Avito за 5000 рублей. Но сегодня творчество уже может меня содержать. Совсем недавно я вышел в плюс. Рэп — это дорого, но можно развиваться совершенно без денег, как я это делал раньше.  

Big Russian Boss, рэпер

У меня достаточно источников дохода, чтобы не особо напрягаться в рэпе, я делаю это в свое удовольствие. Я думаю, в середине — конце этого года индустрия будет перенасыщена релизами и концертами. Это хорошо для потребителя, но не очень хорошо для артистов. Если новый альбом теряется в множестве релизов, у слушателя рассеивается внимание. Артисты будут вынуждены вкладываться в промокампании, чтобы донести свою музыку до слушателя.