Generation «A»: инструкция к применению и обучению первого технологического поколения

Фото Getty Images
Кто такие дети-альфа? Как понимать, учить и воспитывать первое технологичное поколение? Основатель Монтессори-центра SAMI Наталья Макенова составила подробную инструкцию по применению

«Конфликт отцов и детей вечный», — раздраженно скажут противники теории поколений. Это правда, но есть нюансы. В них мы и разберемся. Вероятно, впервые в истории человечества мы находимся в ситуации, когда люди предыдущих поколений — X (1965–1979 годов рождения), миллениалы (1981–1995) и Z (1996–2010) — так хорошо осведомлены о своих особенностях, осознают себя именно как группу с определенными паттернами поведения, ценностями и взглядами на жизнь и понимают, что воспитывают новых людей. Безусловно, вопрос отцов и детей всегда волновал общество, но воспринимался скорее с позиции «сверху вниз», где младшим нужно было бунтовать, а старшим — максимально сохранять устои, нормы и правила. В современном мире, благодаря интернету и доступности большого количества информации, исследований и мнений, взрослые наконец осознают неизбежность различий между поколениями и относятся к ним с уважением и ответственностью. А если еще не относятся, то технологический прогресс, благодаря которому их дети действительно живут в новой реальности по другим законам, их заставит.

Термин «поколение альфа» был придуман Марком Маккриндлом, австралийским демографом и исследователем. Рожденные после 2010 года — года выпуска первого iPad — растут в домах, где Siri и «Алиса» могут ответить на любой вопрос. Они учатся в школе на интерактивных поверхностях, и, возможно, им больше никогда не понадобится сдавать экзамен на получение водительских прав из-за достижений в области технологий автономных транспортных средств. Как общаться с альфами, чему мы их можем научить и от чего их стоит огородить? Инструкция по применению к первому технологическому поколению от основателя Монтессори-центра SAMI Натальи Макеновой.

Согласно исследованию Маккриндла (Generation next: Meet Gen Z and the Alphas), более 2,5 млн человек во всем мире рождается каждую неделю, а это означает, что к 2025 году представителей поколения альфа может быть около 2 млрд. Ожидается, что эти люди станут самыми образованными из всех предыдущих поколений.

В чем сила и слабость альфы?

Главная особенность этих детей — технологичность. Они не знают, каким был мир без телефона, интернета и гаджетов, без возможности оказаться на связи в любой момент и получить ответ на свой вопрос в ту же минуту. Скорость обратной связи и развития технологий, в которых живет поколение альфа, поражает. И это их сила и слабость одновременно. Возможности — такие, как персонализация, доступность и мобильность, которые дает им современный мир, — с одной стороны, безграничны, а с другой — непостоянны. Мы видим: как только происходит какой-то сбой в системных процессах, эти дети впадают в ступор, не понимая, что делать дальше.

Другая их отличительная черта — наличие так называемого бесшовного мира. Это отсутствие разницы между условными составляющими реального и виртуального пространства. Они могут легко перемещаться между мирами, выстраивать и поддерживать общение между континентами, в разных часовых поясах и на разных языках, не чувствуя себя при этом перегруженными. Исходя из этого, нужно понимать, что, когда взрослый говорит ребенку «ты слишком много сидишь в интернете», для альфы это звучит как «ты слишком долго гуляешь на улице» или «ты слишком много разговариваешь с друзьями». Находиться в интернете для них — естественная и базовая потребность.

Что они делают в интернете?

Если они проводят большую часть жизни онлайн, у родителей возникает важный вопрос: а чем они там занимаются? Чтобы ответить на этот вопрос, киностудия «Союзмультфильм» провела большое исследование детской интернет-культуры совместно с insights-консалтингом Signal by ONY. Команда изучила различные площадки (YouTube, Twitch, VK, Like, TikTok), просмотрела больше 100 российских и зарубежных мультфильмов и провела семиотический анализ собранных материалов. Результаты были эксклюзивно опубликованы в онлайн-версии Forbes Life в декабре 2019 года. Согласно исследованию Университета Айовы, к двум годам 90% современных детей обладают минимальными навыками использования планшета. Каждый пятый из поколения альфа имеет планшет в возрасте 3–4 лет, почти каждый второй — в возрасте 5–7 лет, по данным Ofcom. В основном гаджеты используются для видеоигр, просмотра мультфильмов и смешных видео. Это значит, что современные дети обладают большой долей самостоятельности при выборе контента. В «детском интернете» ки, челленджи, анпакинги, DIY, ситкомы и стримы. Дети трансформируют старые форматы, изобретая новые типы контента. Например, они не просто играют в компьютерные игры, а используют формат let's play (пользователь записывает свое прохождение игры и выкладывает видеоблогом). Поколение альфа и младшие Z выбирают абсурдно-юмористический контент, даже если в нем совсем мало смысла. По данным Ofcom, смешные ролики — второй по популярности тип видео (53%) среди пользователей в возрасте от пяти до восьми лет. Яркий пример — российский блогер HiMan, число подписчиков которого превышает 11 млн. Популярность бессмысленного с точки зрения миллениалов контента — драйвер быстрого роста таких соцсетей, как TikTok и Like App (аналог первого). «Столкновение» нескольких вселенных — часть жизни нового поколения детей. Они легко сочетают героев из разных мультфильмов, видеоигр или мемов и создают с их помощью новую историю. Для современных детей у форматов нет границ — они свободно перетекают друг в друга, рождая странные коллаборации. Производители контента начинают учитывать этот тренд. На смену камерной реальности «Ледникового периода» с собственными законами времени и вселенной Marvel, где каждый персонаж изначально находился в индивидуальном мире, приходят мультфильмы вроде «Ральф против интернета», где все персонажи Диснея (от «Звездных войн» до мультфильмов про принцесс) встречаются в одном сюжете. Исследования говорят о том, что семейные привычки медиапотребления постепенно становятся отличительной чертой современного воспитания. Это может быть спровоцировано тем, что, по данным Ofcom, родители и дети часто имеют одинаковые предпочтения. В результате исследования руководство «Союзмультфильма» пришло к выводу, что большинство российских мультфильмов не работает на территории новой детской культуры. В интернете эта культура гораздо более свободная и искренняя.

Не агрессивные и толерантные

Поколение альфа растет в атмосфере уважения своих и чужих границ, высокой толерантности и персонализации окружающего мира. Из-за этого дети менее агрессивны, чем все предыдущие поколения. Это дети, которые не умеют ценить мир и мирное небо над головой. Просто потому, что

не знают, что может быть по-другому. Они не жили в военное время и не ощущали ни разу всепоглощающего страха за свою безопасность на том уровне, который переживали предыдущие поколения. У этого есть обратная сторона — они более ранимы. Представителей поколения альфа легко уколоть и обидеть, ведь у них нет сильных психологических защит, потому что они не натренированы на борьбу.

Альфа — сомневающееся поколение. Они постоянно готовы проверять и задавать вопросы. Это дети, которые легко могут отличить фальшь от правды. У них нет конкретного авторитетного источника знаний, которому можно доверять безоговорочно. Их не испугать бабайкой и страшилками о том, что если съесть снег, то заболеешь ангиной. Они сами прочитают о важности вакцинации и найдут ответы на любые вопросы, начиная с того, как поменять стержень в шариковой ручке, до законов термодинамики.

Как учить этих детей?

Сегодня нет достоверных исследований, которые бы показали, что дети, которые сидят в телефоне больше трех часов в сутки, отстают по каким-либо параметрам в развитии. Тем не менее стоит научить поколение альфа использовать технологии максимально продуктивно. Эти дети имеют возможность учиться не только на собственном опыте, но и при помощи выстраивания коммуникаций с другими культурами. Они могут виртуально посетить крупнейшие музеи мира и послушать лекции гениев современности. Это стоит поощрять.

С другой стороны, обучение должно быть разносторонним и помогать ребенку осваивать и реальный мир тоже. Дети должны уметь о себе позаботиться. Грубо говоря, при какой-то условной катастрофе выживут те, кто без интернета знает, как разводить огонь и как отличить ядовитое растение от съедобного. Получается, что умения, которые нашему поколению кажутся совершенно естественными, например навыки самообслуживания, связанные с базовыми бытовыми и жизненными потребностями, для поколения альфа становятся вещами, которым необходимо целенаправленно учиться. Им нужно научиться одеваться, готовить себе еду, завязывать шнурки, справляться со скукой, находиться в тишине. Потому что в мире, в котором они будут жить, это, вполне возможно, будет отдано на аутсорс искусственному интеллекту, а постоянная подпитка мозга новыми развлечениями и впечатлениями не даст возможности научиться быть наедине с собой.

Еще одна особенность поколения альфа, влияющая на обучение, — ценность репутации и моральных норм, которыми они руководствуются. В их мире, особенно виртуальном, зачастую агрессивно пропагандируют успех, высокие идеалы, экологические манифесты, заботу о себе, психологическую гигиену. Все это порождает тревожность и повышенную чувствительность к своей репутации, желание социального одобрения и разделения взглядов.

С одной стороны, мы видим, что эти дети способны на значительные поступки, ведь многие уже сейчас озабочены проблемами глобального потепления и экологии, бедности, экономического неравенства. А с другой — мы сталкиваемся с тем, что они становятся более ведомыми, зависимыми от оценок, лайков и внешней поддержки. Это поколение, которое подсело на похвалу и рейтинги и на то, чтобы быть лучше, выше, сильнее каждую секунду. Дети видят, как легко можно набрать обороты и стать популярным и значимым, а потом все потерять, потому что появился новый герой, за которым уже не поспеть.

Кроме того, быстрый и легкий доступ к информации создает иллюзию того, что если информация найдена, значит, ты ею овладел. Но на деле для правильного применения, понимания, анализа и обработки знаний нужно проделать долгую и монотонную работу. Именно поэтому сегодня стоит уделять внимание образованию детей.

Современные взрослые не знают, к какому миру готовить поколение альфа, поэтому пытаются дать все и сразу: на дополнительных курсах дети изучают пять иностранных языков, в Монтессори-классах осваивают навыки глажки утюгом и выращивания помидоров, а в школе программируют на Python.

Борис Машковцев, директор киностудии «Союзмультфильм»

«В нашем детстве показ мультфильма был событием, а фильмы делились лишь на взрослые и детские. Теперь ребенок с двух лет погружается в необъятное медиапространство. Дети поколения альфа развиваются очень быстро, меняются их вкусы и вопросы, на которые они ищут ответы. Гигантский массив информации неизбежно начинает структурироваться: мы делаем мультфильмы на возраст от 2 до 4 лет, от 4 до 6 и так далее. Современный ребенок воспринимает любимого героя не как творческое произведение, а как друга, соотносит себя с ним и хочет общаться с ним постоянно. Герои шагнули с экрана и стали частью материального мира через игрушки, принты, этикетки на продуктах. Но их ограничили в праве на приключения. Персонажам-детям нельзя все то же, что и их юным зрителям: быть на улице без взрослых, подвергать себя риску, хватать острые предметы. Современный ребенок очень буквально воспринимает вымысел, а авторитет родителей не всегда выше влияния любимого сериала. Границы между реальностью и виртуальностью становятся все менее очевидными».

Ольга Фогельсон, соосновательница программы «Учитель для России»

«Мы живем в мире, в котором информация стала проникать к нам из всех источников. Но это происходит как с детьми, так и со взрослыми в равной степени. Отличаются ли дети, рожденные, скажем, в последнее десятилетие, от детей, рожденных 20 и 30 лет назад? Я очень опасаюсь подобных обобщений по возрастному признаку. Есть разные взрослые и разные дети, но, безусловно, технология и информация влияют на то, кто мы есть, но это касается людей всех возрастов. А вот что может измениться и постепенно начинает меняться, это образовательная среда, в которой встречаются эти разные дети и взрослые. Сегодня инаковость, особенности и предпочтения должны быть ключевыми факторами, влияющими на то, как устроен образовательный маршрут ребенка. Технологии в том числе дают инструменты, которые родители и учителя могут использовать для создания новых форм взаимодействия, открытых разным детям».

Екатерина Лукша, генеральный директор «Эдтеха», соавтор «Атласа новых профессий», лидер молодежной инициативы Voice of Youth:

«Детство поколения альфа пришлось на один из самых спокойных периодов в истории человечества, который лишен серьезных потрясений, больших катастроф и внешних вызовов. Это время избыточных ресурсов для удовлетворения как базовых потребностей, так и образовательных и развлекательных. Многие растут в поддерживающей среде, где получают в основном одобрение, похвалу и вознаграждение даже за небольшие свои действия, и поэтому они тяжелее воспринимают критические замечания. Эти дети зачастую не сталкиваются с дефицитом возможностей в образовании и развитии, поэтому им сложнее принимать решения и выбирать.

Из-за отсутствия больших внешних трудностей дети поколения альфа создают себе воображаемые сложности в виде эмоционально заряженных историй. То, что представителям предыдущих поколений показалось бы не стоящими внимания мелочами, для этих детей может стать сильной внутренней драмой. Но у этого есть и положительная сторона: как говорит Джек Ма, в мире, где будут значительную часть работы выполнять роботы и искусственный интеллект, самым главным свойством людей будет интеллект любви — способность любить, сопереживать и сострадать другим. Первые годы жизни этого поколения были безмятежными. Но 2020-е годы, по предсказанию многих футурологов, станут периодом турбулентности и будут наполнены множеством потрясений. Пандемия коронавируса, начавшаяся в январе этого года, — первый знак этих новых турбулентных лет. Весьма вероятно, что окончательный портрет поколения сформируется на фоне этих возможных потрясений, и мы узнаем их окончательный портрет только спустя годы. Что можно порекомендовать родителям поколения альфа? Не пытайтесь угодить им и занять хоть чем-нибудь, оставляйте пространство для вызовов и проявления их личных запросов, помогайте формировать у них «длинную волю» и поддерживайте самостоятельные достижения целей. Будьте внимательны к их чувствительности и широкому спектру эмоций, которые им доступны, уважайте их внутренние драмы и учитесь сопереживать им. В конечном счете наиболее гармоничный тип отношений с этими детьми — стать им старшими друзьями и партнерами в их деятельности».

Мария Лелюхина, детский психолог:

В последние годы на молодых родителей обрушилась лавина информации, связанной с теми или иными «правильными» способами воспитания детей. Мне, как детскому психологу, часто приходится встречаться с растерянными мамами и папами, которых волнует выбор оптимальной для их ребенка программы обучения или подбор дополнительных занятий. В нынешней попытке выделения поколения альфа я вижу стремление взрослых справиться со своей тревогой из-за малой прогнозируемости будущего их детей, постоянно меняющихся методик образования, отсутствия понятной, устоявшейся системы. В погоне за новыми теориями не стоит забывать о естественных этапах развития ребенка, которые хорошо описаны и многократно подтверждены практикой. Гаджет в руки ребенку дает взрослый и хорошо бы, чтобы он задумывался, в каком возрасте это стоит начинать делать и четко оценивал плюсы и минусы своего решения. В образовании и воспитании детей все еще актуальны принципы гармонии и умеренности, не смотря на все новые технологии.

Юлия Черепанова, руководитель Forbes Education:

Самые любопытные изменения в обучении этих детей связаны с карантином и пандемией, они неожиданным образом могут в большей степени, чем в случае с другими поколениями, оказать серьезное влияние именно на младших школьников, которым пришлось на ходу осваивать полностью дистанционное обучение. Современные технологии позволяют практически все: совместную работу класса, выполнение заданий в командах, использование виртуальных досок, видеороликов, интерактивных презентаций и многое другое. Технически в условиях карантина преподавание большинства школьных предметов можно было перенести в онлайн почти без потери качества.

Другое дело, что многие учителя, как, впрочем, и государственная система образования, оказались недостаточно подкованы в использовании технологий. Поскольку до пандемии возможности интернета применялись в российских школах в минимальных объемах, готовых решений не нашлось. Школы самостоятельно выбирали, в каком формате будет проходить дистанционное обучение. Некоторые учебные заведения ограничились видеолекциями, домашним чтением и обширными домашними заданиями, другие попытались организовать обучение через телеконференции.

В случае с онлайн-уроками дети чувствовали себя намного увереннее и владели инструментами лучше, чем многие преподаватели. Если младшим школьникам все же требовалась помощь родителей для запуска телеконференции, то ученики средней школы сразу почувствовали себя комфортно в цифровой среде. Учителя, по сути, оказались на чужой территории. Онлайн заставил их задуматься: как в отсутствие реального физического контроля поддержать дисциплину во время урока, заставить учеников слушать и выполнять задания? Как показал опыт карантина, дисциплина напрямую зависела от того, что лежало в основе обучения — тотальный контроль или вовлеченность ученика и уважение к личности учителя.

В первом случае дети беззастенчиво саботировали уроки, а привлечение родителей в качестве физического контролера казалось единственным способом заставить их учиться. Некоторые родители жаловались, что практически все онлайн-уроки проходили в условиях хаоса. При этом нельзя исключить вероятность того, что в школе дисциплина на уроках так же страдала. Просто теперь свидетелями происходящего стали родители. В классах, где до карантина сложились уважительные отношения между детьми и учителями, переход в онлайн не оказал сильного влияния на мотивацию учеников. Более того, по наблюдениям некоторых преподавателей, вовлеченность возросла. С одной стороны, ученики радовались смене обстановки, новому формату заданий, возможности писать на виртуальной доске, картинкам и видео, которые появились на уроках. С другой — сидя взаперти, школьники лишились многих развлечений. Находясь перед выбором: ничего не делать или, например, почитать книгу к следующему уроку, многие все же предпочли учебу.

Долгие годы идет обсуждение того, что старые добрые лекции давно утратили актуальность. Известно, что при пассивной подаче информации человек усваивает только 20–30% материала. Если вместо лекции преподаватель вовлекает детей в дискуссию, показатель возрастает до 70%. В случае же, когда ребенок применяет новую информацию на практике, он усваивает до 90% материала. Отсюда вывод: современный подход к образованию требует активного вовлечения ребенка в процесс обучения. Тем более ребенка-альфы.

Многие учителя приложили огромные усилия и весь свой творческий потенциал, чтобы сделать онлайн-обучение увлекательным, полезным и активным. Многие из них за месяцы карантина освоили новые инструменты и методики, погрузились в привычный детям цифровой мир и нашли в нем новые источники мотивации.

За время вынужденного онлайна лучшие школы Москвы всерьез задумались о запуске онлайн-курсов после окончания карантина. Так что у пандемии может быть как минимум один позитивный эффект — рынок онлайн-образования, вероятно, обогатится добротными программами, которые повысят планку и сделают качественное обучение чуть более доступным. Стало очевидным, что формат обучения (очный или дистанционный) — это только упаковка. Содержание же неизменно определяется отношением преподавателя и вовлеченностью учеников.

В чем истинная ценность очного обучения? Совершенно точно не в контроле и дисциплине. Очный урок — это возможность живого общения и обмена мнениями, формирование чувства принадлежности и все те «тонкие материи», которые сложно передать через экран, но которые являются основой мотивации и развития человека.

Очевидно, что после карантина системе образования придется стать гибче и подстроиться под поколение альфа: стать максимально персонализированной и универсальной. Мы должны учитывать потребности детей в комфорте, а также их удивительную способность быстро поглощать новую информацию.

рейтинги forbes