Своя рубашка: пять причин полюбить российские бренды одежды

Фото PlasticDoom
Фото PlasticDoom
Индустрия моды в России — это все что угодно: от больших брендов с магазинами в торговых центрах до камерных производств, делающих вещи подчас в единственном экземпляре. Forbes Life выяснил, чем могут заинтересовать российские дизайнеры тех, для кого одежда не только способ утеплиться

Архаика

Понева, душегрея, сюртук и рубаха — вещи, как будто бы оставшиеся в позапрошлом столетии. Что, впрочем, не мешает современным брендам шить их современные вариации, пусть и с поправкой на сегодняшний день и несколько изменившиеся представления о прекрасном. Многие при этом идут дальше, не только апеллируя к оригинальному названию предмета, но и используя для пошива винтажные ткани и фурнитуру.

Cюртук и жилет, Infundibilum:

Рубаха и понева, Masha Andrianova:

Рукава и душегрея, ONSITSA:

Рукодельное искусство

Все вещи так или иначе делаются вручную. Но ручная вышивка, кружево и другие кропотливые занятия — уходящая натура, которую могут себе позволить едва ли не одни только дома высокой моды и кинопроизводства. Но обаяние их слишком велико: в эпоху, когда каждый первый одет в худи и джинсы, создать сложную вещь, требующую времени, — небольшой духовный подвиг. 

«Крестецкая строчка»:

ONOMA:

LES’:

 

Реанимация 

За модным нынче словом «апсайклинг» скрывается хорошо известный еще нашим бабушкам принцип «использовать до последнего». К счастью, из практики, ассоциирующейся с нуждой и выживанием, апсайклинг в России понемногу переходит как минимум в разряд хипстерских причуд. Дизайнеры упражняются на всем, что попадется под руку: от старых скатертей и рушников до пластиковых пакетов. 

SŒURS:

 PlasticDoom:

 DogRose:

 

Реконструкция

Помимо вольных фантазий на тему прошлого, есть и более узкий жанр, предполагающий максимально точное воссоздание исторических вещей. Степень приближенности к оригиналу варьируется: мастер Юханн Никадимус, к примеру, шьет максимально  точные копии русских головных уборов (работа над некоторыми экземплярами может занимать до полугода), в то время как «Олово» использует аутентичные лекала, но позволяет расхождение с материалом и деталями оригинала. 

«Юханн Никадимус», кокошник и каруна:

 Ye Olde Cappe, монмутская шапка и колпак путешественника: 

 

 

ОЛОВО, телогрейка и кеды:

Культурный код 

Лубочная Россия на экспорт — это павловопосадские платки, оренбургские шали, ushanka и valenki. Так было до недавнего времени, пока за переосмысление визуального кода современной России не взялись те, для кого дизайн — это прежде всего способ что-то сказать. 

 Jahnkoy:

 

Культраб:

 

 Ssanaya Tryapka: