Нет туристов, нет тюленей. Как прекращение круизов может привести к закрытию Центра морской жизни Аляски

Фото ALASKA SEALIFE CENTER
Фото ALASKA SEALIFE CENTER
Из-за пандемии уникальный Центр морской жизни на Аляске оказался на грани разорения. Рассказываем, как большие и малые бизнесы, энтузиасты и защитники животных собирают миллионы долларов, чтобы Центр и дальше помогал исследовать местную природу, спасать детенышей тюленей и реализовывать другие важные проекты

Доктор Томас Аргондицца начал утро обычного дня в Хэппи-Вэлли. После завтрака он отправился на прогулку со своим сенбернаром Максом, которого забрал из приюта, а потом читал Anchorage Daily News, что происходит неподалеку от Университета Анкориджа, штат Аляска, где он ведет курс по образовательным технологиям.

То, что 46-летний Аргондицца прочел тем июльским днем, его встревожило. Центр морской жизни Аляски (ASLC), расположенный в вершины бухты Воскресения в Сьюарде, был на грани закрытия.

Резкое падение числа посетителей — и выручки — новая норма в эпоху COVID-19. The Art Newspaper сообщает, что один из трех музеев может быть закрыт навсегда, а The Washington Post говорит, что более 200 (свыше 8%) зоопарков и аквариумов в США, подобных ASLC, могут закрыться насовсем.

В чем причина? Отсутствие круизов и COVID-19 понижают общее число посетителей. Примерно 90% годового числа посетителей ASLC, которое превышает 160 000 человек, приходятся на период с мая по сентябрь. За это время они тратят около $4 млн на экскурсии и сувениры. Центр полагает, что примерно 50% летних посетителей — это пассажиры круизных кораблей, а значит, стоит ожидать сокращения выручки на $4 млн.

Как и многие музеи и зоопарки, ASLC придерживается государственных требований к безопасности публики, таких как ограничение числа посетителей и обязательное ношение масок, а также внедрил собственный план по смягчению риска заражения COVID-19, который включает в себя ежедневные проверки для сотрудников и диспенсеры с дезинфицирующим гелем, расставленные по всему центру. Однако в отличие от некоторых музеев и зоопарков ASLC не смог сократить основные издержки во время вспышки коронавируса: живущие там морские животные и рыбы постоянно нуждаются в свежей воде. 

Если ASLC закроется, всех животных понадобится перевезти: непростая задача в эпоху пандемии. Авиалинии сократили число рейсов и неохотно соглашаются перевозить животных. Перемещение более 4000 животных стала бы нелегким испытанием с точки зрения логистики и затрат. Муниципалитет Сьюарда, который владеет 25-летним зданием, где расположен ASLC, тоже столкнется с уникальной проблемой: пустующее помещение и очередное сокращение доходов от туризма, когда (и если) круизные линии восстановятся после перерыва в работе, вызванного пандемией. [[{"fid":"353763","view_mode":"default","fields":{"format":"default","alignment":"","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"ALASKA SEALIFE CENTER","field_file_image_title_text[und][0][value]":false,"external_url":""},"type":"media","field_deltas":{"1":{"format":"default","alignment":"","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"ALASKA SEALIFE CENTER","field_file_image_title_text[und][0][value]":false,"external_url":""}},"attributes":{"alt":"ALASKA SEALIFE CENTER","class":"media-element fancyboxed file-default","data-delta":"1"}}]]

«Центр морской жизни Аляски — один из крупнейших работодателей в Сьюарде, — говорит Джейсон Биклинг, исполнительный директор Торговой палаты Сьюарда. — Если он закроется, это окажется большим ударом для наших жителей, а пустующее здание, уникальное в своем роде, станет бременем для города». 

Официальный девиз штата Аляска: «На север в будущее». Слоган одной крупной круизной линии Royal Caribbean, поддерживающей местную экономику, — «Где случается невероятное». Вопрос в том, удастся ли им выполнить свои обещания в век коронавируса: им потребуется помощь друг друга.

Почему так важен Центр морской жизни Аляски

ASLC — единственное учреждение на Аляске, которое сочетает в себе публичный аквариум с морскими исследованиями, образовательной деятельностью и защитой окружающей среды. Эта некоммерческая организация находится в авангарде исследований изменений климата, а также арктической и субарктической экосистем, и параллельно предлагает образовательные возможности для учащихся и гостей. «Для посетителей это зачастую единственная возможность увидеть морскую жизнь Аляски», — говорит президент и CEO Центра Тара Ример.

Пандемия отразилась и на исследованиях морских биологов докторского уровня, которые проводятся в Центре. «Какие-то проекты так и не будут реализованы этим летом, некоторые проводятся с большим количеством средств индивидуальной защиты, а некоторые, как, например, камеры удаленного наблюдения за сивучами на острове Чисуэлл, вообще не пострадали. Сотрудники могут наблюдать за ними из дома», — говорит Ример, отмечая, что эти проекты обсуждают с посетителями во время экскурсий.

Прийя Шукла, студентка программы PhD в Университете Калифорнии, работает в сфере исследований океана и климата и специализируется на культивировании водных организмов. «Очень важно изучать изменения климата и последствия для глобальной океанографии, поскольку океаны определяют климат, и это касается всех от побережья до центра Америки, — говорит она. — Без организаций, которые изучают влияние изменений температуры на океаны, мы не смогли бы реагировать на последствия таких изменений для погоды и производства продуктов питания». 

Кроме того, ASLC — единственная на Аляске организация, которая постоянно занимается спасением и реабилитацией морских млекопитающих и в среднем спасает 10 морских млекопитающих в год. Центр ухаживает за ними, а затем возвращает их в естественную среду обитания.

В июне Центр спас шесть тюленят, которые страдали от голода и обезвоживания. Если бы организации, которая занялась спасением и реабилитацией этих животных, не существовало, их судьба могла бы быть печальна. «NOAA (Национальное управление океанических и атмосферных исследований) или FWS (Служба рыбы и дичи) могли бы помочь, они были бы отданы на милость стихий или местный ветеринар их бы усыпил», — рассказывает Ример.

ALASKA SEALIFE CENTER
ALASKA SEALIFE CENTER

Реабилитация пострадавших животных — лишь малая часть работы ASLC по спасению дикой природы. Кроме того, Центр принимает участие в устранении последствий утечек нефти и других нестандартных событий, что позволяет ему накапливать и распространять научные знания о работе с морской экосистемой Аляски. Его основная цель — изучать животных, оказавшихся в бедственном положении, чтобы лучше понять дикие популяции и сохранить способность реагировать на природные или рукотворные катастрофы.

Поиск средств

Поскольку ASLC является некоммерческой организаций, он не получает никаких выплат от правительственных учреждений. Однако Центр привлек финансирование в размере $1 млн в ходе первого раунда займов в рамках Программы защиты зарплат. Муниципалитет Сьюарда взял на себя обязательство выплатить центру $500 000, и с учетом предполагаемой летней выручки в $1 млн центру нужно еще примерно $2 млн, чтобы продолжать деятельность.

Местный бизнес откликнулся на призыв спасти ASLC, создав мероприятия по сбору средств и даже поставив на прилавки банки для пожертвований. «Множество ресторанов и баров выбрали конкретные позиции в меню: например, Midnight Sun Brewing Company жертвует 100% выручки от продажи своего драфтового пива Puffin Pale Ale на спасение центра», — говорит Ример.

Более крупные компании тоже не остаются безучастными. В их числе GCI, крупнейшая беспроводная сеть Аляски, которая в прошлом месяце предложила соразмерные подписки на сумму до $50 000. Как отмечает Ример, в августе и сентябре запланировано множество аукционов предметов искусства, розыгрышей и других мероприятий.

В середине августа Norwegian Cruise Line Holdings, Royal Caribbean Group и SSA Marine, чьи корабли с марта не работали полноценно, объявили, что учредили совместную инициативу для помощи ASLC. «Мы общались напрямую с сообществами на Аляске, чтобы узнать, как мы можем помочь», — говорит Стив Меллер, старший вице-президент по коммерческому развитию Norwegian Cruise Line Holdings. Партнеры соразмерно увеличат пожертвования в пользу ASLC на сумму до $100 000 в надежде, что частные лица и другие компании заинтересуются возможностью сделать пожертвование.

«Центр морской жизни уникален точно так же, как Аляска уникальна среди множества портов, куда мы заходим, — говорит Престон Карнахэн, директор по развитию бизнеса на западном побережье Royal Caribbean Group. — Для нас было естественным решение поддержать то, что помогает нам, точно так же, как мы помогаем сообществам, которые посещаем во время круизов».[[{"fid":"353765","view_mode":"default","fields":{"format":"default","alignment":"","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"ALASKA SEALIFE CENTER","field_file_image_title_text[und][0][value]":false,"external_url":""},"type":"media","field_deltas":{"2":{"format":"default","alignment":"","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"ALASKA SEALIFE CENTER","field_file_image_title_text[und][0][value]":false,"external_url":""}},"attributes":{"alt":"ALASKA SEALIFE CENTER","class":"media-element fancyboxed file-default","data-delta":"2"}}]]

«Вероятно, мы могли бы организовать это на индивидуальном уровне, но как коллектив, обеспокоенный положением местного сообщества, мы все считали, что добьемся большего, если будем действовать как команда, — говорит Боб Уоттерс, старший вице-президент и директор по развитию бизнеса SSA Marine. — Надеюсь, результат окажется именно таким и мы получим много соразмерных пожертвований».

В сборе средств участвует не только бизнес. Есть и индивидуальные страницы для сбора средств, одну из них создал Аргондицца. «Я никогда не бывал в Центре морской жизни Аляски и не занимался сбором средств, — говорит он. — Я защитник животных, и как только я прочитал, что Центр морской жизни Аляски столкнулся с трудностями, я немедленно взялся за дело и решил принять участие». С конца июля он успел собрать $675.

Ример сохраняет сдержанный оптимизм по поводу того, удастся ли им добиться своей цели в $2 млн. «Мы не знаем, сколько средств нам удастся привлечь, — говорит она. — Ситуация выглядит многообещающе, но это еще не финал».

Перевод Натальи Балабанцевой.