Неизвестный маршрут: куда поехать на машине на пару дней, пока закрыта Европа

Казачья Венеция, гастрономическая столица юга России и осколок империи на берегу Азовского моря — маршрут для тех, кто в этом году остался без Италии и Франции

В этом году у тех, кто любит путешествовать на машине, советский выбор: Сочи, Крым, Карелия, Золотое кольцо и прочие красоты древнерусской тоски вроде Алтая и Камчатки (причем, последняя для москвичей предлагается исключительно по цене Швейцарии). Солнечные Италия, Испания, Португалия, Франции из-за коронавируса доступны лишь европейцам. А чем заняться тем, кто уже успел поплавать в Крыму, покормить комаров в Карелии и хотел бы посетить что-то более актуальное, чем Золотое кольцо, и менее длительное, чем Алтай?

Идея попробовать найти замену французскому Бордо или португальскому Порту в Ростове-на-Дону поначалу казалась безумием. К тому же в середине лета я уже был здесь проездом: мы возвращались с Кавказа, и решили заночевать в городе, утром по привычке отправились в центр в поисках впечатлений. Но быстро поняли, что ни уникальной исторической застройки, ни фокусов урбанистики в виде бескрайних тротуаров в плитке здесь нет. Обойдя за пару часов центр и перекусив в одном из немногих оклемавшихся от коронавируса кафе, мы продолжили свое путешествие, запомнив Ростов как место, где каждый может остановиться в «Метрополе». В отличие от Москвы, тут это простенький отельчик на окраине города.  

Но это была ошибка. Ростов из тех мест, которые надо терпеливо открывать. И только в этом случае найдешь все три обязательные составляющие настоящего автомобильного путешествия: интересную историю, необычную кухню и живописные дороги. А если повезет, то и факультативный компонент, который часто бывает в зарубежных поездках, — интересную машину на время путешествия. Нам повезло: по Ростовской области мы путешествовали на четырех Porsche — иконе спорткаров 911, кабриолете Boxster, самом бюджетном из этой линейки (если вообще так можно сказать о машинах от 4 млн рублей) Cayman и, конечно же, Cayenne (куда без него по России).

Аэропорт Платов. Это первый аэропорт, построенный с нуля в постсоветской России, и первая российская гавань, которая удостоилась пяти звезд авиационной премии Skytrax. Впрочем, если этого не знать, догадаться сложно. Особенно, если вам улетать из «Платова». Такие же очереди на входе к гейтам. А в мрачноватый бизнес-зал удивляет своим аскетизмом. Впрочем, это нас ждало в конце путешествия. Начало же было вдохновляющим — пестрый ряд спорткаров на фоне футуристического шатра первого российского аэропорта. 

Станица Старочеркасская. До нее от аэропорта всего 50 км, но ответ на главный вопрос, можно ли вообще путешествовать по России на спорткаре, мы получили именно здесь. Начав с новой трассы у аэропорта, мы довольно скоро оказались на узкой региональной дороге со всеми ее прелестями, то есть трещинами и выбоинами. Уже первая волна кочек заставила интуитивно вжаться в кресло, но никаких звуков со стороны бампера так и не последовало. Машина спокойно «проглатывала» всю дорожную рябь вместе с «лежащими полицейскими». 

Старочеркасская — столица Донского казачества до 1805 года. Именно здесь родился атаман Матвей Платов, в честь которого назван аэропорт. Здесь играли ту самую Маланьину свадьбу. Меланья Карповна — третья жена атамана Степана Ефремова (1715 — 1784), и свадьба у нее была с размахом. «Кондратий хватил» тоже отсюда. Так Петру I якобы сообщили о смерти князя Юрия Долгорукова, посланного на Дон приструнить казаков. Руководил отрядом казаков, расправившемся с государевым человеком, атаман Кондратий Булавин. И с тех пор это выражение используется для обозначения внезапной смерти. 

В станице сохранились казачьи курени. Это двухэтажные строения. Основная дверь у них на втором этаже. Когда разливался Дон, к ней причаливали на лодке. Первый этаж — хозяйственный, второй — жилой. Из других достопримечательностей — дворец атаманов Ефремовых и Воскресенский войсковой собор с кандалами Степана Разина на входе.   

Дон. Из станицы до Ростова мы добираемся на яхте. Дон здесь извилистый, и длинные баржи выплывают из-за поворотов бесконечной вереницей. Если дует «низовка» (так называют ветер, дующий против течения), то кажется, что река движется в обратном направлении. Наблюдать за тем как ржавые махины вспахивают зеленую рябь можно довольно долго, особенно потягивая вино. Это может быть один из местных сортов, например сибирьковый или цимлянский черный.  

Ростов-на-Дону. Это один из немногих российских городов, в который стоит ехать поесть. Кафе и рестораны здесь на любой вкус. Хотите местной экзотики? Можно отправиться дегустировать раков. Здесь их варят, выставляя перед вашим столом огромный чан с душистым бульоном.

На левом берегу Дона можно найти казачий ресторан, где встречают водкой, готовы зажарить целого осетра, удивить шашлыком на сабле атамана и предложить отведать курник (или казачий пирог).

Для тех, кто скучает по французским бистро, в Ростове есть «Гаврош» (если вы никогда не пробовали паштет из норвежского лосося, то обязательно закажите его здесь). А «Онегин Дача» всем своим видом говорит: да, мы знаем о «Кафе Пушкинъ», и даже не скрываем этого. Здесь можно заказать щучью икру и оладьи с ней.

Для любителей гастрономических экспериментов есть LEO. На правильный лад должна настраивать уже надпись на входной двери — ресторан назван в честь Льва Голицына — человека, без которого невозможно представить русское виноделие. Основатели LEO — шеф-повар Максим Любимов (на фото внизу справа) и сомелье  Сергей Подпорин (на фото — слева) и Алексей Скидан — также не прочь устроить гастрономическую революцию. Они готовят только из продуктов юга России и стремятся как можно полнее раскрыть их вкус. Кефаль с настурцией, мангалица (желательно с рислингом), ягненок с кейлом, рак с кукурузой и лимоном, черные лисички с сельдереем, черная смородина с пастернаком и эстрагоном, — не пугайтесь, если не все продукты вам знакомы: вы в заведении, чей шеф-повар считает эту весну лучшей в жизни, ведь он не пропустил цветение ни одного растения.

Еще один элемент обязательной гастрономической программы — это ростовский рынок. Если вам нужно привезти что-то необычное, поднимитесь на второй этаж. Здесь продают копченые груши (и не удивляйтесь, груши действительно можно коптить). На этих грушах настаивают подсолнечное масло, их добавляют в чай. Что еще необычного можно купить? Моченые сливы, а в сезон — щучью икру из бочки. Чтобы не было скучно бродить между прилавками с сыром, колбасами, рыбой и салом, можно взять стаканчик с варенцом. 

Трасса Ростов-Таганрог. От Ростова-на-Дону до Таганрога около 70 км по обычной российской дороге — 90 км в час и две полосы. Это расстояние мы преодолевали на сочно красном Boxter с откидывающейся крышей. Это автомобиль для тех, кто любит быть в центре внимания: в Таганроге нас разглядывали без преувеличения все, и только ленивый не пытался обогнать. При желании этому можно было легко противостоять: под капотом у этой малютки — двухлитровый двигатель и 350 лошадей. 

Таганрог. Про него говорили: региональный город с имперскими амбициями. Его застраивали те же архитекторы, что и Москву с Питером. Экскурсоводы предлагают сыграть в игру: назвать имя известного человека, а они в ответ обещают рассказать, как он связан с Таганрогом. Пушкин? Здесь останавливался проездом. Чехов? В городе остался дом, в котором торговал его отец, купец Павел Егорович Чехов. О том, каким он был торговцем, говорит такой случай. Как-то в бочке с деревянным (оливковым) маслом утонула крыса. Как бы поступил честный купец? Крысу бы выловил, а масло продал на освещение. Как бы поступил хитрый купец? Скрыл бы от покупателей, что в масло попала крыса. Как поступил Павел Егорович? Заказал освящение масла, после чего у него перестали покупать масло вовсе.

В одном из домов по улице Фрунзе жила девушка, которой мы обязаны появлению «Облака в штанах» Маяковского. В другом доме — Фаина Раневская, правда на памятной табличке на его фасаде мало правды. Ведь она была была не Фаиной, а урожденной Фанни, не Георгиевной, а Гиршевной, не Раневской, а Фельдман. На табличке Раневской на год меньше, чем на самом деле. 

В кафе можно попробовать местную кухню: таганрогскую икру из баклажанов, уху из донской рыбы, а на второе — судака с соусом из кукурузы и базиликовым маслом. 

Море. Прогуляться по набережной можно и в Таганроге, а можно отправиться за город. До моря у нас с напарницей флагман Porsche — модель 911, под капотом 385 лошадей. Прежде, чем тронуться, нажимаю на специальную кнопку на приборной панели и рык двигателя становиться слышен даже на нейтралке. На дороге есть возможность испытать, на что способны все эти лошади: стоит только нажать на педаль газа — машина на мгновенье задумывается, а еще через несколько секунд ваши 70 км в час превратились уже в 130. И каждый раз, сбрасывая скорость, ты жалеешь, что российские дороги не немецкие автобаны, позволяющие (хоть и не везде) ездить без ограничения скорости. Последние 300 метров мы катим по грунтовке. Одна из кнопок на приборной панели позволяет приподнять нос машины и проехать и этот участок без приключений. Да, 911 может ездить и по грунтовке! Оставляем машину, а сами по крутому спуску идем к морю. Мы на безлюдном пляже: ни души на несколько километров влево и вправо. Отличное место, если в голове скопилось большое количество необдуманных мыслей.

Трогаясь в обратный путь, на автомате бросаю взгляд в зеркало заднего вида: там еще остался кусочек ярко-синего моря. Впереди пыльная дорога дачного поселка и путь назад.