От Тодоровского до Ким Ки Дука: главные премьеры и открытия 42-го Московского международного кинофестиваля

Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Специально для Forbes Life кинокритик Иван Афанасьев делится впечатлениями от первых дней работы 42-го Московского Международного кинофестиваля, который проходит с 1 по 8 октября, и рассказывает, какие показы точно нельзя пропустить

ММКФ почитается академической кинокритикой не слишком высоко. Отчасти их можно понять: когда катаешься 4-6 раз в год (минимум) по Европе, чтобы увидеть фильмы Джима Джармуша, Михаэля Ханеке, Квентина Тарантино и других мэтров в конкурсах вроде Канн и Венеции, на программу их московского собрата смотришь с легким снисхождением, которую, как может показаться, собирают постольку-поскольку. Можно относиться к этому тезису скептически, можно его разделять, но факт в том, что, как и на любом фестивале, на нем действительно немало шелухи (как будто программа Берлинале всегда состоит только из шедевров!). Но смысл подобных смотров как раз в том, чтобы открывать для себя нечто неожиданное и приятное уму и сердцу. И в этом году, кажется, будет что открыть.

В связи с ковидной повесткой, фестиваль проходит по новым стандартам: рассадка через одно место, предварительная запись, бронирование и покупка билетов онлайн (с минимизацией походов по кассам) и обязательное дистанцирование. Актер Алексей Агранович, который вел церемонию, даже сказал, что это будет самый дисциплинированный ММКФ за все время своего существования. И, похоже, не соврал: на показах все действительно сидят в шахматном порядке, охрана строго требует носить маску правильно (она, напомним, должна полностью закрывать нос), в пресс-центре журналистов время от времени проверяют на температуру. Хотя на открытии охране явно было тяжело все время контролировать стихийно собирающихся друг с другом людей, на самих смотрах народу стало гораздо меньше – на пресс-показах в первом зале примерно три четверти мест пустуют. На церемонии открытия выступала Татьяна Михалкова, супруга Никиты Михалкова — самого президента ММКФ было не видать. Ровно как и половины режиссеров, чьи фильмы попали в конкурс: зарубежных гостей в этом году, похоже, не будет совсем. Зато особенно радует программа.

Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Последние пару лет фестиваль проходил в апреле, а это автоматически означало, что главная затравка — фильмы с Каннского кинофестиваля — пролетали мимо (Канны проходят в мае). На этот раз картины с Лазурного берега, в этом году пустовавшего, посетят Москву — в небольшом количестве, но все же. Пристальное внимание стоит обратить на Enfant Terrible, новый фильм Оскара Релера, трехкратного номинанта на «Золотого медведя» Берлинского кинофестиваля. Лента рассказывает историю, пожалуй, самого одиозного немецкого режиссера в истории — Райнера Вернера Фассбиндера, скончавшегося от СПИДа в возрасте 37 лет. В отличие от другой «каннской» картины, «Еще по одной» Томаса Винтерберга, «Фассбиндер» в прокат, скорее всего, не выйдет. Ровно как и еще один взбудораживший российскую публику фильм – французский «Гагарин», который рассказывает странную историю темнокожего парижского подростка Юрия, спасающего от сноса свой жилой комплекс, названный в честь советского космонавта.

Но, на самом деле, каннские картины на ММКФ — не главное, ровно как и наиболее очевидные и громкие вещи вроде «Нового порядка» Мишеля Франко, бунюэлевского толка драмы, перерастающей в антиутопию, получившей особый приз жюри в Венеции. Традиционно, самые интересные вещи притаились там, где их никто не ищет. 

Например, корейская картина «Твари, цепляющиеся за соломинку» — дебют, получивший специальный приз жюри на Роттердамском кинофестивале, рассказывающий про нескольких людей, чьи истории сплетаются в стильную криминальную историю в духе фильмов братьев Коэн. Или еще одна азиатская картина — китайский «Полет в небесные просторы», драма о девушке, которая в преддверии операции на яичниках решается изучить свои сексуальные пределы и заводит отношения сразу с несколькими мужчинами. 

В той же программе притаился еще один потенциальный хит «Во время войны» — историческая картина Алехандро Аменабара («Море внутри») о приходе к власти Франсиско Франко, переданная глазами философа Мигеля де Унамуно, поддерживавшего нацизм, но изменившего свою позицию и загремевшего за это в тюрьму. Антивоенная драма, которая необычайно актуально смотрится и сейчас, во времена, когда один сумасшедший автократ, незаконно придя к власти, предает идеалы собственного народа. 

Другой фильм, который легко не заметить — «Безумный мир», картина из программы «Полуночное безумие» в Торонто, снятая режиссером Айзеком Набвангой, которого называют «угандийским Тарантино» за количество насилия на экране (как правило, смешного и нелепого). Это микробюджетное кино о банде террористов, ворующих детей — возможно, самое искреннее, что можно увидеть в этом году на фестивалях и вообще. Особенность фильма — постоянные закадровые комментарии режиссера в духе «воу, как круто ты его убил, карате-пацан!», превращающие кино в подобие уморительного футбольного матча.

Покажут ленту «Черный, черный человек» Адильхана Ержанова, одного из главных режиссеров казахстанского кинематографа, которого уважают за рубежом (последний его фильм, «Желтая кошка», участвовал в «Горизонтах» Венецианского кинофестиваля). Ержанов — регулярный участник ММКФ, его предыдущие картины «Ночной Бог» и «Шлагбаум» входили в основной конкурс, последняя даже получила приз за лучшую мужскую роль. 

Традиционно, интереснейшие картины собраны в программе, которую курирует кинокритик Стас Тыркин, — «Фильмы, которых здесь не было». Здесь, например, покажут белорусский  хоррор-слэшер «Спайс Бойз» , основанный на реальных событиях (sic!), который даже умудрится выйти в прокат в России. В эту же программу попала румынская картина «Заглавными буквами» Раду Жуде, пришедшая с Берлинского кинофестиваля, о мальчике, который писал мелом на стенах послания Николае Чаушеску, требуя свободы — еще один остроактуальный фильм. Другой хит — новая картина мастера современного французского кино Робера Гедигяна «Молитва во имя Бога» о невеселом празднестве по случаю рождения ребенка. Жена и постоянная муза режиссера Ариан Аскарид получила кубок Вольпи за лучшую женскую роль в фильме — и это действительно выдающийся бенефис 65-летней французской актрисы.

Но самое, пожалуй, интригующее кино фестиваля — почти все в традиционно шикарной секции «Мастера», где собираются фильмы признанных мастеров кинематографа. В этом году там немало сюрпризов помимо уже упоминавшегося «Фассбиндера». Например, новые фильмы живых классиков южноамериканского кино, — «В клочья» 89-летнего бразильца Руя Герры и «Дьявол между ног» мексиканца Артуро Рипштейна, работавшего с Луисом Бунюэлем, и известного по экранизациям Маркеса. Там же — две интереснейших документалки: «Киномеханик», новая картина знатно активизировавшегося за последние несколько лет Абеля Феррары («Плохой лейтенант»), и «Парижские каллиграммы», режиссерский автопортрет классика немецкого кино Ульрике Оттингер — она, кстати, четыре года назад представляла на ММКФ ретроспективу своих фильмов, включая 12-часовой (нет, мы не опечатались) «Тень Шамиссо».

Мы сознательно молчим про конкурс — потому что именно там, как правило, скрываются самые неожиданные открытия. ММКФ не зря называют кузницей молодых талантов — в программе, чаще всего, преобладают дебюты из Восточной Европы, Азии и стран СНГ. В этом году даже затесался новый фильм Валерия Тодоровского «Гипноз», а также свежая картина жюрившего фестиваль год назад Ким Ки Дука «Растворяться», снятая им в Казахстане, и потенциально самый интересный гость конкурсной программы — анимационно-игровой фильм «Мелодия струнного дерева» лауреата Венецианского кинофестиваля Ирины Евтеевой. Больше никаких прогнозов давать не хочется — ММКФ всегда был кладезем сюрпризов, и вряд ли в этом году что-то кардинально изменится. Хотя нет, кое-что уже изменилось — новый сайт фестиваля, который наконец-то решился на ребрендинг и стал почти что удобным. Будем считать это началом прекрасной дружбы со зрителем.