Слетелись на огонек: что думают представители российского шоу-бизнеса об отмене новогодних корпоративов

Фото Сергея Фадеичева / ТАСС
Фото Сергея Фадеичева / ТАСС
Из-за пандемии коронавируса многие артисты рискуют остаться без работы в самый прибыльный для них период новогодних мероприятий и корпоративов. Forbes Life спросил у представителей развлекательной индустрии, как на них отразилась отмена концертов

Пандемия оказала влияние на все сферы бизнеса, буквально перевернула рынок. Вирус отразился и на музыке — до 15 января в стране запрещены любые массовые мероприятия, в том числе концерты. Специализирующиеся на проведении корпоративов агентства зафиксировали резкое, минимум наполовину, падение заказов на предновогодние мероприятия. По прогнозам, в этом году доходы всей отрасли сократятся на 30%. Певец Валерий Меладзе обратил внимание на трудности артистов, оставшихся без заказов, ранее он даже призвал артистов игнорировать участие в новогодних программах на федеральных каналах из-за запрета массовых мероприятий. Его пост вызвал большой (хоть и неоднозначный) отклик в индустрии. При этом пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в онлайн-беседе с журналистами сообщил, что каких-либо мер поддержки музыкальной индустрии сейчас не предусматривается, так как власти не останавливают творческую работу, разрешают телевизионные и киносъемки. Как отмена концертов отразилась на представителях музыкальной индустрии? 

Сергей Лазарев, артист:

Я думаю, все, что происходит за последние месяцы, безусловно губительно для индустрии развлечений. Мало кто задумывается, какое количество людей работает «за кулисами». Никакие 25% разрешенных зрителей не окупят затраты на концерты, зарплаты, аренды площадок, райдеров и рекламных кампаний. Ситуация ужасная, так как обычно график выступлений планируется заранее, на год вперед, чтобы успеть подготовиться и успешно провести концерты. Теперь нет понимания, что будет завтра и когда разрешат работать в полном объеме, поэтому все планы на 2021 год туманны.

Я давно в шоу-бизнесе, но это не значит, моя «подушка безопасности» не заканчивается. Уже 9 месяцев я не имею никакого дохода, но продолжаю платить зарплату своему коллективу из 25 человек. Я не распустил команду, эти люди со мной уже много лет, я не могу их бросить. При этом я продолжаю снимать клипы, записывать и выпускать песни, а это огромные расходы, которые зачастую слушатель и зритель не берет во внимание. 

В словах Валерия Меладзе есть зерно правды. Все съемки для артистов на ТВ почти всегда бесплатные, но при этом мы сами платим своим коллективам за них. Таких съемок, особенно в новогодний период, много. Но, когда артисты имели возможность зарабатывать с концертов, никто и не поднимал вопрос оплаты. А сейчас этот вопрос возник. Учитывая, что телевизионные каналы получают большие деньги от рекламы, которая покупается заказчиками в момент трансляции передач с участием артистов.

Другое дело, что большинство артистов, в том числе и я, готовы терпеть и идти на компромиссы, потому что нам важны зрители. А благодаря этим эфирам они смогут на время забыть о всех ограничениях, которые принес 2020 год.

Наzима, артистка:

Конечно, тяжело без концертов. Но я понимаю, что у меня однозначно не самая сложная ситуация. Да, я получала неплохой доход с концертов ежемесячно, который сейчас полностью потеряла. Но, во-первых, остался доход со стриминга и рекламных проектов, во-вторых, у меня нет затрат на содержание коллектива, как у некоторых коллег. У меня нет балета и музыкантов из нескольких десятков человек, которым нужно платить зарплату. Более того, обязательства по содержанию моей, пусть и небольшой, команды исполняет лейбл Black Star, а не я лично. К вопросу о том, зачем нужен лейбл: думаю, с такой большой стабильной машиной проще пережить кризис, чем в одиночку.

Для меня остро стоит проблема закрытых границ и запрета на проведение концертов не только в России, но и в Казахстане, который является для меня даже более важным рынком по объему, ведь в среднем у меня было не менее 60% выступлений в месяц именно там. Однако сейчас там запрещены любые мероприятия.

Bahh Tee, сооснователь музыкального лейбла Zhara Music:

Наши артисты менее болезненно реагируют на запреты концертов, хотя они достаточно востребованы и среди промоутеров, и на корпоративах. У молодых артистов сильная фан-база. Их слушают на стриминговых сервисах, поэтому они получают гораздо больший доход от цифровой дистрибуции. Оставшись без концертов и корпоративов, они легко переключаются на студийную работу и выпускают песни, увеличивая доход со стриминга. Артистам нового поколения студийная рутина более привычна. Они в принципе выпускают в разы больше песен, чем коллеги постарше.

Если говорить о музыкальном лейбле Zhara Music, он пострадал несильно, у нас почти нет концертных контрактов. Основная часть нашего дохода состоит из цифровой дистрибуции и рекламных интеграций, поэтому мы чувствуем себя хорошо. А вот концертное агентство Siyah Booking, представляющее интересы более 20 артистов, среди которых HammAli & Navai, JONY, Morgenshtern, Зомб, Bahh Tee, потеряло более  $1 млн с начала пандемии, а артисты, которых мы с моим партнером Владимиром Шавгулидзе представляем, — в разы больше.

Безусловно, хотелось бы обратить внимание властей на проблемы музыкальной индустрии. Но считаю, что есть вопросы важнее. Когда я вижу очередное видео из больницы где-то в Сибири, где людей размещают в коридорах и лестничных пролетах, когда вижу сколько людей остались без работы в пандемию, мне немного стыдно говорить о своих проблемах. Артисты не бедные люди. Было бы хорошо, если бы каждый в трудный период на своем уровне помог своей команде: музыкантам, танцорам, менеджменту. Мы за время пандемии не сократили ни одного сотрудника и не урезали никому зарплату ни на рубль, хотя периодами нам было тяжело.

Павел Курьянов, сооснователь холдинга Black Star:

Концерты — это примерно 30-40% общей прибыли нашего холдинга. Конечно, запрет концертов плохо отразился на музыкальной индустрии, но нашему лейблу удалось за полгода выпустить большое количество хитов, что поможет более спокойно пережить это время.  

Наши артисты, которые создали хиты, чувствуют себя хорошо, в том числе потому, что большая часть доходов приходит от рекламных контрактов. Это не менее 20-25% от всей прибыли. Сложнее тем, кто в этом году не смог написать сильные песни. Но при этом у всех наших артистов есть бэк-каталог, который ежеквартально приносит им достаточно денег, чтобы прожить это время стабильно.

Я отношусь с пониманием к высказыванию Валерия Меладзе. Более взрослые артисты зарабатывают на стриминге гораздо меньше, чем молодые артисты. Их основной доход — концерты, поэтому я морально поддерживаю Валерия. Но не могу отказаться от подобного формата. Наши артисты не поймут меня как руководителя. Им важно максимально продвигать себя за счет участия в крупных медийных мероприятиях, чтобы в том числе рос доход от стриминга и рекламы.

 

Анна Седокова, артистка:

Карантин сильно повлиял на мою работу. Если в прошлом году мы выступали с 28 декабря по 2 января, то теперь этот народный праздник, скорее всего, отменят. Раньше выступления проходили в парках и были бесплатными. Год назад я сама встречала Новый год на Ходынском поле. 

Сейчас я не завишу от концертов, потому что несколько лет назад ушла в другой бизнес и открыла свой бренд одежды. Это дало мне некий фундамент, чтобы пережить первую волну, когда всех нас закрыли. Другой мой источник дохода — Instagram, для звезд это не только способ общаться с аудиторией. В карантине хуже всего старшему поколению артистов, которое не развивало свои социальные сети достаточно активно. Хотя я не думаю, что изоляция отразилась на Филиппе Киркорове или Николае Баскове — они вовремя адаптировались и сделали свои площадки интересными для рекламодателя. 

Я не до конца понимаю, как бойкот телеканалов, к которому призывает Валерий Меладзе, может быть связан с концертами. Для меня, наоборот, хорошо, что каналы поддерживают артистов и дают им возможность выступать в эфире. Моя бабушка была бы рада увидеть меня в новогоднюю ночь по телевизору. Думаю, что в данный момент правительство должно в первую очередь поддерживать медиков и пенсионеров, на это должны быть направлены все средства. Артисты в силах сами справиться с финансовыми проблемами. Их задача сегодня — помогать людям, давать бесплатные советы по продвижению, проводить онлайн-концерты.  

Юлианна Караулова, артистка:

Очередная волна запретов не сильно испортила настроение, потому что это было предсказуемо и ожидаемо. На нашем рынке ситуация в целом плачевная: с марта большинство артистов сидят практически без работы. В первую очередь обидно и страшно за десятки тысяч людей, которые взаимодействуют с артистами: это музыканты, танцоры, звукорежиссеры, создатели шоу. У них все-таки нет такого финансового задела, как у артистов. Из артистов больше всего сейчас, наверное, страдают фрешмены — ребята, которые стали известными не так давно, их песни возглавляют чарты. Они могли бы сейчас ездить с турами и выступать, собирая самый «концертный сок», но на данный момент это невозможно. Тем не менее они зарабатывают на стриминге, уходят в блогерскую сферу, в TikTok, это тоже дает развитие, в том числе лояльность аудитории и рекламодателей.

Декабрь — самая жаркая рабочая пора для артистов. Конечно, есть дни городов, профессиональные праздники, выпускные, но с декабрем не сравнится ни один месяц. И в этом году артисты потеряли очень значительную часть заработка.

Я стараюсь не унывать. К счастью, есть на что жить, и минимум работы тоже есть. Просто надо смириться, что этот год сложный.

Телеканалы зовут на новогодние съемки, в некоторых я уже приняла участие. Можно бесконечно спорить о том, насколько честно бойкотировать выступления на федеральных каналах. Но стоит вспомнить, что эти съемки дают работу и заработок менеджерам, людям, которые, как я говорила, устраивают выступления. Это их труд, они имеют на него права.

Сати Казанова, артистка:

Ситуация с пандемией, конечно, отразилась на моей работе. Весенняя презентация альбома, концерты — все это отменилось и перестало приносить доход. Я и мой коллектив страдаем от этого, но иногда собираемся и все-таки проводим репетиции, чтобы держать форму. Мне повезло, что у меня есть рекламная деятельность, благодаря ей я выживаю сейчас и поддерживаю команду.

Я в большой степени согласна с Валерием Меладзе, который призывает бойкотировать новогодние шоу. Для меня странно, что общественный транспорт работает, рестораны оставили открытыми, а концерты и общественные мероприятия признали опасными для общества. Но, с другой стороны, лишать людей Нового года тоже неправильно — сейчас и так обстановка депрессивная. 

Влад Khaney, барабанщик, пианист и саунд-продюсер, участник музыкального коллектива группы Artik & Asti и Миши Марвина:

Ситуация с пандемией очень сильно отразилась на материальном положении людей, работающих в музыкальной сфере. В первую очередь это касается музыкантов и всех членов команды.

Если часть доходов артистов — это отчисления со стримов, то заработки команды напрямую зависят от количества концертов. Поэтому сейчас в нас теплится надежда на новогодние корпоративы, которые пока что можно проводить до 23:00. Не секрет, что декабрь — это золотой период для всех музыкантов и артистов, он приносит в три, а то и в четыре раза больше, чем любой другой месяц.

Да, количество концертов существенно снизилось. И я уверен, что абсолютно все музыканты переживают, хотя не все это показывают. И довольно внушительная часть музыкальных деятелей еще во время первого карантина поняла, что нужно развиваться в чем-то еще и искать доход вне зависимости от ситуации на музыкальном рынке. 

Анастасия Александрова, международный event-продюсер:  

Сегодня гонорары артистов не изменились, возможно, они просто не росли с предыдущего 2019 года. Различие лишь в том, что медийные личности, артисты и ведущие идут сейчас навстречу при ограниченном бюджете. Остаться без заработка не хочется никому. 

И это естественно, так как вся ивент-индустрия сильно пострадала. Ноябрь и декабрь — самые прибыльные месяцы. И, конечно, из-за запрета больших мероприятий и мероприятий после 23:00 часов доход упал, а площадки стали резко снижать цены на аренду. Это может привести к закрытию еще нескольких компаний и бизнесов по организации мероприятий. 

Несмотря на это, в декабре возможны как офлайн-, так и онлайн-мероприятия. И все же бренды отдают предпочтения онлайн-формату. Такой ивент считается дешевле за счет экономии бюджета на аренду площадки, услуги полноценного кейтеринга и сервиса. 

Что касается мероприятий офлайн, есть частные камерные мероприятия до 50 человек. И до сих пор возможно легально организовать выездные мероприятия под открытым небом.

Если говорить о площадках, которых не коснулась кризисная ситуация, то можно сказать про частный сектор. Это площадки, зарегистрированные как официальное имущество. А также площадки, которые имеют формулировку под свободные нужды, это определенные ООО или ИП. Но частный сектор, лофты и ивент-холлы все равно предпочитают арендовать площадки до 23:00, опасаясь Роспотребнадзора и космических штрафов.

Лилия Тумаева, директор артиста Мота (Матвея Мельникова):

Около 30-60% музыкального рынка приходится на концертный сегмент в зависимости от артиста. В данный момент индустрии перекрыт кислород. Если раньше в среднем у артистов было по 10-15 концертов, сейчас их лишь три, максимум пять за тот же период времени. Индустрия развлечений чуть ли не первой приняла на себя удар от эпидемии. Ведь каждое зрелищное мероприятие — это труд большого количества людей, которые в этом году потерпели финансовые убытки. Остается лишь ждать, когда можно будет вновь войти в рабочий режим и вернуться к полноценным концертам.

 

Дополнительные материалы

20 звезд российского шоу-бизнеса с самыми высокими доходами. Рейтинг Forbes