Как коронавирус поставил под удар производство шуб и что будет c рынком в будущем

Фото Mads Claus Rasmussen / AP / TASS
Фото Mads Claus Rasmussen / AP / TASS
Главный актив мехового рынка — норок — массово уничтожают на фермах Европы из-за вспышек коронавируса. Как мех постепенно выходит из моды и что ждет индустрию после ковидного 2020-го — в материале Forbes Life

Натуральный мех в словаре фешен-терминов 2020 звучит как архаизм с сомнительной с точки зрения этики репутацией. Многие страны и бренды отказались от этого ретроградного материала в пользу экологичных заменителей, но до fur-free победы еще далеко. Свои коррективы в индустрию внесла пандемия: правительство некоторых стран приказало уничтожить всех норок на фермах, где был обнаружен ковид. Forbes Life рассказывает, что происходит с меховым рынком в 2020-м и какое будущее его может ждать. 

Пушные ценности

Пионером антимехового движения был Кельвин Кляйн, который еще в 1990-х прекратил использовать этот материал. В том же десятилетии вышел знаменитый фотопроект для PETA (People for the Ethical Treatment of Animals — «Люди за этичное отношение к животным»), в котором Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон и другие супермодели позировали обнаженными. Он гласил: I’d rather go naked than wear fur («Я лучше буду ходить голой, чем в мехах»). В то время это была не слишком популярная точка зрения, и разделяли ее разве что активисты-зоозащитники, регулярно прерывающие пикетами показы на Неделях моды. На новый виток антимеховая мода вышла в 2001 году: Стелла Маккартни только создала свой бренд и заявила, что в его ДНК натуральный мех не входит. Но настоящий бум на отказ от этого материала для брендов произошел недавно. За последние несколько лет крупные марки, включая Prada, Burberry, Gucci, Chanel, Versace, Armani и DKNY, полностью отказались от меха. Вслед за ними устремился и масс-маркет: Zara, H&M и Massimo Dutti также отказались от натуральных шуб в угоду экотрендам. Группа Yoox Net-a-Porter прекратила продажи меха в 2017 году, в прошлом году универмаги Bloomingdale’s и Macy's заявили о своих намерениях сделать то же самое. Эти маленькие победы сподвигли Peta торжественно заявить, что fur-free движение победило, и свернуть свою антимеховую кампанию. 

Закон и мех

Торговля мехом уже запрещена во многих странах Европы, включая Бельгию, Германию, Ирландию, Норвегию, Словакию и Великобританию. Ожидается, что Нидерланды, Польша и Дания поддержат подобную концепцию в следующем году, а Франция — в 2025-м. В 2018 году Британский модный совет заявил, что на подиумах Лондонской недели моды меха больше не будет, а правительство сейчас рассматривает вопрос о запрете продажи, хотя производство меха в стране было запрещено еще в 2000 году. Несмотря на то, что в Европе все еще существуют 6000 ферм, где выращивают пушных зверей, цифры говорят об упадке индустрии. По данным итальянской меховой ассоциации Associazione Italiana Pellicceria, розничные продажи меха в Европе сократились на 50% с 2006 года до примерно €800 млн в 2018 году. Чистая прибыль финского аукционного дома Saga Furs за год составила €45,7 млн, что на 13% меньше по сравнению с предыдущим годом. 

Но до тотального мирового отказа от меха еще далеко. Чтобы понять масштабы производства, нужно обратиться к статистике. Международное общество защиты животных HSI сообщило, что в 2018 году по всему миру было выращено 60 млн норок для меха. При этом в Китае — 20,6 млн, на втором месте Дания с 17,6 млн, на третьем — Польша с 5 млн. Последние две, как говорилось выше, подумывают отказаться от этого рынка, Китай же только наращивает прибыль от пушных ферм, ему прогнозируют рост выручки с £6,6 млрд в прошлом году до £6,9 млрд в 2021 году. В 2019 году США рынок шкурок принес $466 млн. А общий объем продаж меха во всем мире за прошлый год составил около €22 млрд, что является небольшой, но все-таки долей рынка предметов роскоши с объемом в €281 млрд. Мировая модная индустрия сегодня взяла вектор на экологичные альтернативы натуральному меху, и это касается даже отделки. Но в том же Китае, который не отличается гуманным отношением к животным, помпоны, отделка для сумок и аксессуаров пользуются спросом. Организация ActAsia в своем отчете по поводу меховой индустрии в Китае заявила, что почти 43% опрошенных предпочитают именно меховую отделку, а не шубы (16,6%).  

Мягкий капкан

В 2020-м очередной удар по меховому бизнесу нанесли уже не экоактивисты, а пандемия коронавируса: норки, являющиеся самым важным активом мехового рынка, стали разносчиками вируса SARS-CoV-2, который вызывает COVID-19. В сообщении ВОЗ говорится, что новая вариация коронавируса Cluster 5 (которую обнаружили и у норок, и у сотрудников звероферм) опасна тем, что снижает способность организма вырабатывать антитела к коронавирусу, а значит, уменьшает эффективность будущих вакцин.

В Нидерландах на норковых фермах в Дерне весной началась вспышка коронавируса. Из 97 протестированных сотрудников 16 ферм 66 человек получили положительный тест на ковид (67% от общего количества). Возникло предположение, что как минимум два человека из них заразились от норок, так как их показатели SARS-CoV-2 были идентичны тем, что обнаружили у животных.  Опасаясь серьезной вспышки и вероятности, что эти локации могут стать длительным источником заражения, Министерство сельского хозяйства приказало уничтожить более 600 000 животных. Также правительство закрыло все меховые фермы до 2021 года, а фермерам приказало либо уничтожить норок (если ферма заражена), либо пустить на мех. Сейчас в Нидерландах насчитывается около 150 меховых ферм, но с 2024 года выращивать норок для меха в стране будет запрещено

До этого, еще в мае, норковую ферму временно закрывали на карантин в испанском городе Теруэле — после того, как у семерых ее сотрудников обнаружили коронавирус. После этого животных периодически тестировали на ковид. В июле Министерство сельского хозяйства, животноводства и окружающей среды Испании приказало уничтожить порядка 100 000 норок из-за вспышки коронавируса на пушной ферме в Арагоне. Следующей страной, где продолжили усыплять норок по тому же сценарию, стала Дания, занимающая второе место по объему выращивания норок в мире: в ноябре 284 фермы оказались заражены COVID-19, еще под подозрением находились 25 хозяйств. Всего планировали уничтожить около 17 млн животных, но пока уничтожено 10 млн. В итоге в стране предложили запретить разводить норок до 31 декабря 2022 года, чтобы остановить распространение вируса, а хозяйствам выплатить компенсации. Ситуация в Дании серьезно пошатнула будущее всей индустрии. Крупнейший в мире меховой аукцион Kopenhagen Fur, принадлежащий Датской ассоциации производителей меха, заявил, что будет использовать свои текущие акции, а также продавать 5 млн шкурок, которые он получит в ближайшее время от норковых ферм за пределами зоны заражения. После этого они планируют закрыться в течение двух-трех лет. 

У массового уничтожения пушных зверей появился побочный эффект — шубы становятся снова эксклюзивным продуктом

На этом история со вспышками коронавируса на пушных фермах не заканчивается. В Греции заражение выявлено на двух зверофермах в районах Козани и Кастория. Министерство сельского хозяйства страны приняло решение уничтожить 2500 животных. Инфекция обнаружена у десяти сотрудников. В Греции существует 90 хозяйств, которые ежегодно выращивают 1,2 млн молодых норок, в этой отрасли заняты более 800 семей, она приносит стране €60-70 млн в год. В ноябре стало известно, что в Ирландии норковым фермам следует готовиться к уничтожению животных, чтобы остановить возможное распространение мутировавшей формы COVID-19. Несмотря на то, что ни одного положительного теста на коронавирус у норок не было обнаружено, главный врач Ирландии Тони Холохан заявил, что все поголовье, которое выращивается в стране, должно быть уничтожено. Это, по сути, действия на опережение, связанные с тем, что ситуация, как у датских норок, может повториться и в Ирландии. 

В середине ноября Франция тоже решила проверить четыре фермы в стране на наличие зараженных коронавирусом норок. И не ошиблась: в регионе Эр-и-Луара обнаружили больных животных. Министерство сельского хозяйства Франции заявило, что 1000 норок, которые там находятся, необходимо уничтожить. Второе хозяйство оказалось невредимым, а на остальных двух еще идут тестирования. Замыкает марафон уничтожения норок Польша, которая занимает второе место в Европе по производству меха. Польские ученые из Гданьского университета выявили восемь случаев заражения ковидом норок на ферме на севере страны, вызвав опасения, что для сдерживания заболевания понадобится уничтожить животных. Сейчас ведутся дальнейшие тестирования: пока что эксперты провели тестирование 91 норки на ферме.

Коронавирус у норок также обнаружили в США, Италии и Швеции, но там пошли гуманным путем и не стали уничтожать все поголовье, а ограничились наблюдением за ситуацией на фермах, так как нет доказательств, что именно норки играют значительную роль в распространении SARS-CoV-2 у людей. Примечательно, что у массового уничтожения пушных зверей появился побочный эффект — шубы становятся снова эксклюзивным продуктом, а из-за дефицита материалов — дорожают. Цены на произведенный в Китае мех за ноябрь уже увеличились вдвое, хотя по качеству он серьезно уступает европейским производителям. 

Что происходит в России

В России тоже есть фермы, на которых разводят норок. Всего в стране 22 таких предприятия. Одно из крупнейших — «Лесные ключи» в Ставропольском крае с более 100 000 норок. По словам советника руководителя Россельхознадзора Юлии Мелано, ни на одной ферме в стране нет подтвержденных случаев заражения вирусом. Но, учитывая ситуацию на европейских норковых фермах, испытания вакцины для норок все же проводят

В России пока нет культуры противостояния меховому бизнесу со стороны зоозащитников (хотя российский центр защиты прав животных «Вита» в конце 2019 года был признан одной из шести организаций мира, влияющих на рынок меха) — большинство россиян пока еще воспринимает шубу как необходимый предмет для выживания в суровом климате. Поэтому на рынок влияет погода: в аномально теплую зиму 2019 года продажи меха в России сократились почти на четверть по сравнению с предыдущим годом. Кроме того, с подачи западной модели осознанного потребления в последнее время натуральные шубы перестают быть мейнстримом даже в России. Об этом говорят продажи на топовых площадках. «Товарная категория шуб на Lamoda представлена в основном изделиями из искусственного меха, в том числе так называемыми моделями тедди («плюшевые шубы». — Forbes Life). Натуральный мех представлен только в отделке верхней одежды из других тканей. В этом вопросе нам важно отвечать на запрос покупателей на более осознанный и ответственный подход к моде», — рассказали в пресс-службе Lamoda и отметили, что спрос на искусственные шубы, наоборот, растет — плюс 115% за год. «Начиная с 2015 года покупатели чаще всего заказывают шубы в ноябре и декабре. Так, например, петербуржцы в январе этого года заказали на Lamoda в 2,5 раза больше шуб, чем в том же месяце годом ранее. В сентябре 2020-го жители Петербурга купили на Lamoda на 33% больше шуб, чем в 2019 году, и на 180% больше, чем в 2018 году».

«Спрос на меховые изделия продолжает падать. Это связано с двумя факторами. Первый и самый главный — доходы населения. Второй — это, конечно, мода», — говорит дизайнер Эмиль Шабаев, который специализируется на меховых изделиях. Он уверен, что в России спрос на меховые изделия снижается в первую очередь именно из-за падения уровня доходов населения: «Люди выбирают в первую очередь необходимые вещи, продукты, лекарства, потом уже одежду, а после — дорогую одежду. Шуба даже в сегменте масс-маркета все равно стоит дорого для среднестатистического жителя». При этом, по словам Шабаева, ситуация с европейскими норками почти никак не сказывается на продажах в России — «розничный покупатель не бросится покупать шубу, потому что в Дании не будет ферм». 

Дополнительные материалы

Люкс эпохи COVID: как продавались в карантин автомобили дороже $100 000