«Не только чемпионат мира по футболу»: посол Катара в России Фахад бин Мохаммед Аль-Аттыйя подводит итоги своей работы

Фото David Ramos / FIFA via Getty Images
Фото David Ramos / FIFA via Getty Images
О том, как связаны катарские жемчуга и наряды российских царей, зачем Катару российское современное искусство, Forbes Life спросил посла Государства Катар в Российской Федерации Фахада бин Мохаммеда Аль-Аттыйи, который в начале января заканчивает свою работу в России

— Господин посол, вы занимаете эту должность с 2017 года. Как вы определяете это время?

— Это путешествие, полное открытий. Я впервые попал в Россию, да и послом я раньше никогда не был. Если честно, у меня не было никаких ожиданий. Я был поражен разнообразием и богатством культуры, добротой и радушием людей. Посетив некоторые города за пределами Москвы, я был приятно удивлен тому, насколько мозаична Россия в этническом и религиозном плане. Мне кажется, это прекрасно. Я благодарен за множество замечательных возможностей: знакомства с новыми людьми из самого разного окружения, чемпионат мира по футболу 2018 года (следующий чемпионат пройдет в Катаре в 2022 году, — Forbes Life), Перекрестный год культуры Катара и России, который мы организовали в том же году. Эти четыре года подарили мне новые знания и друзей, которые останутся со мной на всю жизнь.

— Стремились ли вы изменить представления россиян о Катаре за время вашей службы?

— Надеюсь, что да. Моя задача состояла в том, чтобы познакомить россиян с Катаром, побудить их к созданию деловых и социальных проектов. Нам удалось многое для этого сделать. Но, к сожалению, преимущественно в больших городах. Принимая во внимание масштаб страны, мне, безусловно, хотелось бы добиться большего. Но там, где работа велась, были достигнуты положительные результаты. По крайней мере, не возникает недоумения, когда разговор заходит о Катаре. Люди уже что-то слышали, что-то видели или даже участвовали в каком-то мероприятии, связанном с Катаром. Самый известный факт, конечно же, — в Катаре пройдет следующий чемпионат мира по футболу. Многим знаком бренд Qatar Airways. Люди уже многое знают, но гораздо большего еще предстоит достичь. То же самое относится и к представлениям катарцев о России.

— Как бы вам хотелось, чтобы Катар воспринимался в России?

— Необходимо понимать, что такое Катар на самом деле. Это открытое гостеприимное государство, где живет порядка 150 разных народов. Что касается туризма, следует помнить, что когда в России наступает зима, в Катаре царит прекрасная погода, а когда там становится слишком жарко, можно приехать в Россию, чтобы немножко остыть. Инфраструктура авиасообщений предоставляет для этого множество возможностей. Мы с радостью принимаем людей, которые хотят приехать в Катар отдохнуть, получить образование, изучать языки, вести дела.

Фахада бин Мохаммеда Аль-Аттыйя
Фахада бин Мохаммеда Аль-Аттыйя / Фото DR

— Какую роль в вашей работе играет искусство и культура?

— Очень важную роль. Для меня культура во всех ее проявлениях, будь то изобразительные искусства, театр, музыка, — возможность лучше понять русских людей. Это кратчайший путь, который делает тебя гораздо ближе к людям, чем если бы ты занимался только политикой или бизнесом. Именно с этого начался мой интерес к России.

— Вас часто можно увидеть на выставках и спектаклях. Вы посещаете их как частное лицо или остаетесь представителем Катара?

— В первую очередь я все же человек, которому интересно взаимодействовать с другой культурой. Этот интерес помогает мне как послу, так я больше узнаю и понимаю. Важно быть лично заинтересованным в чем-то, а не просто заниматься этим по долгу службы. Неподдельный интерес позволяет увидеть красоту, благодаря чему возникает восхищение и лучшее понимание. Это необходимо, чтобы объяснить моему народу и правительству, почему так важно выстраивать отношения с Россией, вести диалог.

— Каковы ваши впечатления от российской арт-сцены? Как вам кажется, насколько сильно она отличается от катарской?

— Существует много общих черт, но есть и уникальные особенности — как следствие культурного и исторического окружения. Что касается современного искусства, то схожих характеристик очень много. Не только между Катаром и Россией, но и на более широком международном уровне. Российские и катарские художники в своем творчестве отражают схожие проблемы и тревоги. А когда речь заходит о народных промыслах или об архитектуре, тут в каждой стране более ярко выражена культурная идентичность. Эти области гораздо сильнее обусловлены местным контекстом и используемыми материалами. К своему удивлению я обнаружил, что в России существуют орнаменты, напоминающее те, что есть в Катаре. Мы даже организовали специальное исследование, которое поможет лучше понять, как в столь разных культурных и географических условиях стало возможным возникновение схожих орнаментов. Чаще всего я замечаю их в резьбе по дереву. Мне кажется, некоторые из них уходят своими корнями в языческие времена, предшествующие возникновению христианства. Мы объявили конкурс на проведение этого исследования и получили более 60 заявок. Сейчас мы определяем победителей. Надеюсь, скоро мы сможем поделиться результатами.

Так что существуют как различия, возбуждающие интерес, так и сходства, доказывающие, что мы ближе, чем кажется на первый взгляд. Возможно, этому есть какое-то историческое объяснение, ведь мы находимся всего в нескольких часах друг от друга, нас разделяют одна-две страны. Похожая история связана с жемчугом, который так любили русские цари. Во время экскурсии по Оружейной палате я обратил внимание на жемчужины на царских головных уборах. Они показались мне очень похожими на те, которые добываются у берегов Персидского залива. Мне сказали, что жемчуг привезли из Индии. Но, как мы знаем, в Индии жемчуг не добывали, его покупали у государств Персидского залива. Портовый город Басра служил своего рода транспортным центром, через который перевозили жемчуг, выловленный в катарских водах. Так что, вполне возможно, исторические связи между Катаром и Россией существовали уже 300–500 лет назад, а официально дипломатические связи между нашими государствами существуют всего 30 лет. Вполне вероятно, жемчужины в нарядах русских царей происходят из Катара.

— Катар поддерживает ярмарку Cosmoscow с 2018 года. Почему был сделан выбор именно в пользу современного искусства, а не чего-то более традиционного?

— С 2018 года поддержку ярмарке оказывала компания Qatar Airways. C 2020 года ее поддерживает посольство Катара в лице Creative Cultural Agency (CCA), программного партнера Cosmoscow. Решающим фактором при выборе стало то, что у ярмарки большой охват — она сотрудничает как с российскими, так и с международными арт-галереями. Разумеется, мы хотели, чтобы в числе прочих на ярмарке были представлены и катарские художники. Наше сотрудничество началось в рамках Перекрестного года культуры Катара и России. На тот момент у ярмарки уже был за плечами богатый опыт и международные связи. Но наши инициативы не ограничиваются только областью современного искусства. Мы сотрудничаем с «Крестецкой строчкой» и с «Коломенской пастилой». Есть много других важных проектов, но Cosmoscow, конечно же, остается среди них самым масштабным.

— В этом году на CCA при поддержке посольства провело в рамках Cosmoscow конкурс «Турбулентность». Художникам предлагалось осмыслить темы неопределенности и переменчивости, которые присутствуют сегодня в нашей жизни. Как вам кажется, у них получилось?

— Я не верю в искусство ради искусства. У искусства должна быть цель, оно должно вовлекать, приглашать к разговору. Когда художник поднимает какую-то тему, он ищет отклика у зрителя, пытается найти подтверждение своим идеям. Исходя из этого и было сформулировано задание конкурса. Мы хотели, чтобы это был адекватный ответ на тревоги людей, связанные с эпидемией COVID-19. Мы получили более 600 заявок, многие из которых показались нам очень хорошими. В результате жюри отобрало трех победителей (Полина Канис, Екатерина Муромцева, Алексей Таруц. — Forbes Life), чьи работы были показаны на Cosmoscow. На мой взгляд мы достигли поставленной цели, но решать, конечно же, зрителям. Глядя на работы победителей, я убедился в своих предположениях касательно вопросов, ответы на которые я искал. Я понял, что не один думаю в этом направлении.

— Чем еще занимается CCA и что такое проект EastEast?

— CCA — инициатива некоммерческой организации под названием Катарско-русский Центр сотрудничества. Это агентство занимается реализацией культурных проектов и программ в самых разных областях, таких как театр, музыка, изобразительное искусство, мода, кулинария, фотография и кино. Агентство работает не только с посольством. Оно сотрудничает с частным сектором и культурными институциями, осуществляет деятельность на рынках Катара и России. Что касается проекта EastEast, то мы все, конечно же, жители Востока. Географически огромная часть России расположена на Востоке. Но Восток не един, существует множество уникальных «востоков», каждый со своей культурой, историй, идеологией и философией. Диалог в рамках восточного контекста, как мне кажется, представлен сегодня недостаточно широко. Поэтому мы решили создать единую платформу, помогающую вести этот разговор.

— В следующем году Катар будет представлен на Петербургском международном экономическом форуме. Расскажите подробнее о вашем участии.

— В Санкт-Петербург отправятся бизнесмены и инвесторы из Катара, которые смогут ближе лучше понять российскую экономику и познакомиться с местными коллегами. Надеюсь, что форум станет катализатором российско-катарских деловых связей. Это было бы выгодно обеим странам. Несмотря на то что форум экономический, мы готовим и культурную составляющую. Планируем организовать серию кинопоказов, выставку в Российском этнографическом музее и музыкальный фестиваль Mawaheb, мероприятия которого будут проходить по всему городу. Надеюсь, в следующем году условия для этого будут более благоприятные.

— Какие у вас планы на новогодние праздники?

— Я планирую провести их максимально спокойно. Завершить год в атмосфере тихого вечера, с надеждой на лучшее и на то, что следующий год будет более мирным и успешным.