Неоправданная жестокость: насколько необходимы блокировки аниме

Кадр из аниме «Тетрадь смерти»
Начиная с 1980-х годов аниме перестало быть мультиками для маленьких. Оно поднимает в сюжетах философские вопросы жизни и смерти и не стремится ограждать зрителя от реальности, объясняет специалист по японской культуре, преподаватель НИУ ВШЭ Юлия Магера. Блокировки аниме-сериалов в России показывают односторонний взгляд на японскую культуру и нежелание разобраться в проблематике

Колпинский районный суд Петербурга принял решение о запрете популярных японских аниме «Тетрадь смерти» и «Инуясики» — под блокировку попали две конкретные веб-страницы из-за отсутствия на них маркировки «18+». Иски против показа аниме-сериалов стали поступать в суд Санкт-Петербурга еще в декабре 2020 года — список сериалов, которые прокуратура предложила запретить на территории России, постоянно менялся, но в итоге в поле зрения надзорного ведомства попали «Тетрадь смерти», «Инуясики», «Токийский гуль», «Эльфийская песнь». Прокуратура сочла, что эти аниме пропагандируют насилие, провоцируют агрессию и суицидальные намерения. 

Поводом к блокировке аниме послужил несчастный случай, произошедший с подростком одной из школ Санкт-Петербурга. По информации СМИ, школьник, пытавшийся покончить с собой, якобы носил красный галстук, похожий на галстук главного героя «Тетради смерти» — Ягами Лайта. При этом ничего не сообщается о том, был ли учащийся знаком с этим произведением. 

В конечном счете остается неясным, по каким критериям мишенью для критики стали именно эти четыре аниме, но несомненно одно —  японскую анимацию пытались представить как ориентированную исключительно на детей, что фактически неверно. В частности, три сериала («Инуясики», «Токийский гуль», «Эльфийская песнь») имеют рейтинг «18+». Такие же возрастные ограничения распространяются на выходившую в России мангу «Тетрадь смерти». 

Кадр из аниме «Эльфийская песнь»
Кадр из аниме «Эльфийская песнь»

Утверждать, что жанр аниме рассчитан на детскую аудиторию и ею ограничивается, как минимум некомпетентно. Уже начиная с 1980-х годов аниме перестало быть мультиками только для детей. В японской популярной культуре появилось четкое разграничение целевой аудитории по возрасту и полу: 

  • «Кодомо» — аниме и манга для детей от 6 до 12 лет; 
  • «Сёнэн» — аниме и манга для юношей от 12 до 18 лет; 
  • «Сёдзё» — аниме и манга для девушек от 12 до 18 лет; 
  • «Сэйнэн» — аниме и манга для мужчин от 18 до 45 лет; 
  • «Дзёсэй» — аниме и манга для женщин от 18 до 45 лет.  

Тех, кто незнаком с аниме «Тетрадь смерти» и слышит о нем впервые, может насторожить вызывающее название. И в этом заключается главная проблема. В действительности и комикс, и основанный на нем сериал затрагивают серьезную философскую тему в духе Достоевского о том, имеет ли человек право вершить судьбы других людей. Орудием самосуда становится магическая тетрадь — человек, чье имя в ней написано, умирает от сердечного приступа (если владелец тетради не напишет свой способ убийства человека. — Forbes Life). В Японии эта манга изначально была сериализирована в журнале для подростков (жанр «сёнэн»). Здесь возникает вопрос, почему такие серьезные темы поднимаются в манге для подростков от 12 до 18 лет?

Японская анимация очень разнообразна и в большинстве случаев представляет собой произведения для молодежи и не пытается изолировать зрителя от суровой реальности

Обратимся к истории современной японской поп-культуры, которая начала бурно развиваться в середине ХХ века. Развитие индустрии японских комиксов и аниме связано с именем Тэдзуки Осаму. Свою карьеру в качестве автора комиксов Тэдзука начал в непростые послевоенные годы. Его комиксы предназначались для детской аудитории, но уже тогда Тэдзука считал, что детей не нужно ограждать от тягот жизни, поэтому стал поднимать на страницах своих рисованных историй серьезные и глубокие темы. Это были вопросы использования атомной энергии, противостояние крупных держав, вопросы жизни и смерти. 

Так, в своей научно-фантастической манге «Мир будущего» (яп. «Китарубэки сэкай». — Forbes Life) 1951 года Тэдзука изобразил в пародийной форме напряженные отношения между США и СССР в разгар холодной войны. В манге эти страны соответственно были представлены, как «Нация звезд» и «Федерация Урана». 

Позднее Тэдзука стал выпускать первое телевизионное аниме. Именно его черно-белый мультфильм «Могучий Атом» 1963 года выпуска и послужил прародителем современных аниме-сериалов. Он был снят по одноименной манге и, как несложно догадаться, затрагивал наболевшую для японцев тему применения атомного оружия. После бомбардировок городов Хиросимы и Нагасаки в образе главного персонажа — робота по имени Атом — Тэдзука стремился показать, что атомную энергию можно использовать и в мирных целях, во благо человечества. Первая серия «Могучего Атома» начинается с драматического момента — автокатастрофы, в которой погибает юный подросток. Чтобы спасти мальчика, из него делают робота. Так на свет появляется искусственно созданный мальчик Атом. Концовка мультсериала тоже драматична — Атом погибает, чтобы спасти Землю. И это далеко не единственное произведение Тэдзуки Осаму для детей, в котором главный герой представлен как драматическая фигура, жертвующая своей жизнью ради благих целей. 

Кадр из аниме «Могучий Атом»
Кадр из аниме «Могучий Атом»

В самом начале японские авторы не обходили стороной такие темы, как смерть. Для них это было возможностью показать правду жизни

Милые персонажи и драматический сюжет стали отличительной чертой детских произведений Тэдзуки Осаму. Поэтому в самом начале японские авторы не обходили стороной такие темы, как смерть. Для них это было возможностью показать правду жизни. Особенно характерны в этом отношении аниме и манга «Босоногий Гэн», рассказывающие достаточно натуралистично о жертвах атомной бомбардировки Хиросимы.

Впоследствии по мере взросления читательской и зрительской аудитории манга и аниме взрослели вместе с ними, в них затрагивались новые насущные вопросы. Так появились аниме и манга для студентов, для офисных работников, для пожилого поколения. Поэтому, рассматривая тот или иной аниме-сериал, всегда важно обращать внимание, на какую целевую аудиторию рассчитан этот культурный продукт, в какую категорию он попадает.

Тот же самый «Гарри Поттер», который начинается как добрая сказка про волшебников, по ходу повествования и по мере взросления персонажей поднимает все более сложные темы, от любовных отношений до геноцида, и смерть здесь не является исключением.

Не Мураками единым: почему японская литература снова обретает мировую популярность и чему она может нас научить 

Японская анимация очень разнообразна, в большинстве случаев представляет собой произведения для молодежи и не пытается изолировать зрителя от суровой реальности. Действительно, японские представления о жизни и смерти отличаются от взглядов носителей европейской культуры. Но выводы, мораль и нравственный посыл, которые присутствуют во всех четырех аниме, оказываются полностью незамеченными. К примеру, от экспертов, выступавших на суде за блокировку аниме, ускользает то, что в «Тетради смерти» персонажами движет стремление наказать преступника, а игры человека в бога в итоге не приводят ни к чему хорошему. Вместо того чтобы понять замысел произведения, нам предлагают смаковать вырванные из контекста сцены убийства, которые на сегодняшний день присутствуют чуть ли не в каждом художественном произведении. Все это показывает лишь однобокий взгляд на культурную продукцию страны Восходящего солнца.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Неочевидная Япония: лисья деревня с ручными кицунэ, Великие будды и горячие источники Хоккайдо