«Закупали фены на личную кредитку сотрудника»: как открыть парикмахерскую в разгар пандемии и кризиса

Соосновательница сети парикмахерских Mute Алина Швец рассказала, на какие жертвы пришлось идти, чтобы запустить новый проект в 2020 году, — и чем это обернулось для компании

В 2020-м основатели московской сети парикмахерских Mute Алина и Арсений Швец решили запустить сеть салонов под новым брендом Freckles, но в запланированное на апрель открытие первой точки вмешалась пандемия. В колонке для Forbes Life Алина рассказала, как после выхода из изоляции оборот компании упал на 30% (до пандемии выручка трех салонов сети Mute составляла порядка 9 млн рублей), зачем предпринимателям понадобился новый бренд, почему открытие пришлось отложить на целых полгода и как удалось выйти в плюс с первого месяца работы с нулевым рекламным бюджетом.

Парикмахерская для зумеров

Mute мы создавали, ориентируясь на молодых представителей креативного класса с доходом от среднего и выше. Средний чек 3000 рублей — против привычных тогда 1500 рублей за стрижку. Стильный интерьер, классная музыка в зале — ничего подобного тогда на рынке еще не было, на карте Москвы царствовали мужские залы и салоны с налетом гламура из нулевых.

Бренд завоевал популярность, но в какой-то момент мы поняли, что стали заложниками своей же концепции — нашей аудитории нравится ходить в нишевое место и не нравится быть клиентом сети. Рост замедлился. Парикмахерские уже посещало порядка 100 человек в день, стало понятно, что, открывая новые филиалы, мы потеряем камерность, а делать этого совсем не хотелось. Тогда было решено оставить Mute местом «для своих», а для масштабирования создать новый проект. Так появилась идея открыть Freckles.

«Мы завели блог и начали брать интервью у героев с нестандартной внешностью»

Решили остановиться на молодой аудитории от 12 до 25 лет, так как люди этого возраста больше других разделяют близкие нам ценности инклюзивности. Миссией проекта стало распространение идеи о любви к своей внешности, в противовес погоне за бьюти-стандартами. Мы завели свой блог в IGTV и начали брать интервью у героев с нестандартной внешностью, в которых они рассказывают о принятии себя, показывать в соцсетях «неидеальные» лица. Цены на услуги сделали доступными — 1600 рублей за любую стрижку. Нашли классную косметику, которая отвечает как и идеологии бренда (есть веганская линейка), так и ценовой политике — на полках нет ничего дороже 1000 рублей. Мастеров набрали тоже юных, обучили своими силами.

Замена салонам красоты: партнер однокурсника Медведева стал совладельцем производителей патчей

Под Freckles было решено отдать одно из мест, которое занимал Mute, — с самой невысокой арендной ставкой 150 000 рублей в месяц, именно эта сумма идеально вписывалась в нашу финансовую модель. Mute тем временем освобождал помещение и переезжал в более большую и престижную локацию. Всего на эту рокировку и открытие требовалось 6 млн рублей — сумма довольно небольшая, так как оба помещения (новое большое и старое освобождаемое) не требовали глобального ремонта. В начале марта 2020-го мы отметили переезд Mute и начали отделочные работы по проекту Freckles, параллельно шли съемки промо. Хоть новостной фон и становился все более тревожным, запуск продвигался полным ходом. Открытие первой парикмахерской было запланировано на апрель.

Пустые счета

В середине марта стало ясно, что нашим планам не суждено сбыться. Обороты действующего бизнеса упали с 300 000 до 150 000 рублей в день, офисы крупных компаний перевели сотрудников на удаленку, люди начали массово самоизолироваться, стрижки явно выпали из списка основных приоритетов на повестке дня. Было очевидно, что локдаун неизбежен. 28 марта 2020 наша деятельность приостановилась, по крайней мере в том виде, в котором мы привыкли вести ее раньше. 

«Банк, выдавший овердрафт на развитие бизнеса, отозвал оставшиеся 2,5 млн, даже не удосужившись выслать уведомление»

Десятки сотрудников, запертых дома, полностью парализованная работа парикмахерских, необходимость платить по счетам — было понятно, что самоизоляция вряд ли будет похожа на веселые каникулы. Новый сюрприз ждал в первые дни же локдауна: зайдя в онлайн-банк, мы обнаружили, что на счету, выделенном на открытие Freckles, зияют пугающие нули. Это банк, выдавший нам овердрафт на развитие бизнеса, отозвал остававшиеся 2,5 млн, даже не удосужившись выслать перед этим уведомление. Ремонт и все остальные работы по запуску были заморожены. Денег на это уже просто не было.

Как открыть салон красоты или парикмахерскую после карантина и не прогореть

Попытки что-то заработать во время «каникул» не увенчались успехом — продажа абонементов на будущие услуги принесла 600 000 рублей, но этих денег хватило лишь на небольшие разовые выплаты команде. Сокращение расходов дало куда более ощутимый результат — нам повезло, все наши арендодатели пошли нам навстречу, отменив либо отсрочив выплату за помещения. Редкое везение, судя по рассказам всех наших друзей-предпринимателей. Оказали поддержку и банки, в которых у нас были займы на развитие бизнеса — все платежи были перенесены на более поздние даты. Несмотря на отозванный овердрафт, выплаты по уже потраченным суммам были приостановлены. Так, сведя расходы к минимуму, мы наблюдали, как тают деньги на счетах подушки безопасности и уповали лишь на то, что ограничения снимут раньше, чем закончатся финансовые резервы. Так и получилось. 

Запуск на кредитку

Эйфория первых дней после снятия ограничений быстро разбилась о суровую действительность — истощенные финансовые резервы и сильно выросшие расходы, которые повлекло за собой соблюдение новых санитарных норм. Чтобы оборудовать парикмахерские по новым стандартам ушло порядка 200 000 рублей — рециркуляторы, закупка одноразовых масок, перчаток и халатов, санитайзеры в каждой «горячей точке» парикмахерской. Сумма  150 000 рублей теперь наш регулярный дополнительный расход на закупку индивидуальных средств защиты. Добавьте к этому резко упавшую загруженность парикмахерских в связи с сокращением рабочих мест, как того требует социальная дистанция, и потерю части сотрудников — кто-то решил остаться в родном городе, кого-то на карантине настиг личный кризис и разочарование в профессии. Минус мастера, минус клиенты. И неоткрытая парикмахерская Freckles висит на балансе компании мертвым грузом. Денег на окончание ремонта все еще нет, а аренду за помещения снова надо платить.

Вопрос стоял ребром: либо отказаться от запуска новой парикмахерской, либо найти недостающие 2,5 млн на открытие. В новых реалиях отступить казалось более безопасной стратегией, но терять уже вложенные средства и сдаваться не хотелось. Мы надели лучшие костюмы и отправились в банк за займом, а вернее за чередой отказов. Никто не хочет рисковать, бизнес должен выкручиваться сам. Когда мы уже окончательно отчаялись найти средства, приходит предложение от банка: «Вам одобрен потребительский кредит 1 млн рублей». Других вариантов на горизонте не было, и мы согласились, хотя предлагаемой суммы недостаточно даже для окончания ремонта. Открытие точки запланировали на конец ноября.

«Когда мы окончательно отчаялись найти средства, приходит предложение от банка: «Вам одобрен потребительский кредит 1 млн рублей»

За неделю до открытия мы закупили парикмахерское оборудование, выдернув недостающую сумму из оборотных средств работающих филиалов — так смоги выкроить еще 1,3 млн. Не хватало буквально 200 000 рублей, казалось бы ерунда, но нам не на что купить фены и машинки, и дата открытия на грани срыва. Наш исполнительный директор предлагает потратить деньги с ее личной кредитки. Да, пожалуй это самый безумный запуск бизнеса в нашей жизни.

Салон с доставкой. Как удвоить выручку за месяц, научив людей красить волосы дома

В самый разгар пандемии, когда обороты компании упали, конкуренты закрываются, а клиенты экономят, мы продолжаем реализовывать идею, в которую верим на голом энтузиазме. Покупаем фены, дата открытия в силе. Встает новый вопрос: нам нужны клиенты, а рекламный бюджет все еще равен нулю. Я сажусь за компьютер, пишу всем своим друзьям с просьбой рассказать о нашем проекте. Отправляю письма в дружественные СМИ. Вижу калейдоскоп репостов, выходят статьи и за пару дней на нашем аккаунте появляются первые несколько тысяч подписчиков. В первый рабочий день в парикмахерской полная запись, а в первый месяц работы нас посещает 400 клиентов — этого достаточно, чтобы новая точка вышла на самоокупаемость. Наконец-то можно выдохнуть и вздохнуть с облегчением.

Уже несколько месяцев Freckles ведет работу. Мы, конечно, давно закрыли долг по кредитке и начали рекламироваться более традиционными способами. В новостях все еще статистика заболеваемости, а в первостепенных целях по-прежнему выход на докризисные показатели, который мы планируем осуществить в апреле. Freckles пока генерирует совсем небольшую прибыль, но, учитывая темпы роста и невысокий объем инвестиций, мы планируем вернуть их полностью к концу 2021 года. А когда снова встанем на ноги, будем дальше развивать бренд, открывая новые точки. 

Дополнительные материалы

«Стресс-тест для каждого человека и бизнеса»: героини Forbes Woman подводят итоги 2020 года