Петр Авен — Forbes: «Я обязательно открою музей в Москве»

Фото Александра Карнюхина для Forbes Life
Петр Авен Фото Александра Карнюхина для Forbes Life
Миллиардер Петр Авен приобрел в центре Риги, напротив Национального художественного музея, здание, в котором откроет свой частный музей. Петр Авен рассказал Forbes Life, какой проект он задумал

О том, что коллекция такого масштаба — Петр Авен собирает живопись и графику Серебряного века, агитационный фарфор и лаковую миниатюру, абрамцевскую майолику, латышскую керамику, — требует к себе особенного внимания, коллекционер говорил уже давно. Сделать собрание публичным, открыть частный музей Авен задумывал много лет. Из возможных адресов для своего музея коллекционер рассматривал Москву (но там есть Третьяковка, конкурировать с которой глупо), Лондон (но там принято делать временные, выставочные проекты) и Ригу, историческую родину своего деда по отцовской линии. Несколько лет назад Рига смущала Авена своей глубокой культурной провинциальностью.

Как рассказал Петр Авен Forbes Life, в итоге выбор на Ригу пал случайно: «Из-за пандемии я провел в Латвии пять месяцев. И когда узнал, что трехэтажный особняк конца XIX века в историческом центре Риги, напротив Национального художественного музея, продается, не мог его не купить. (Прежде в особняке на ул. Валдемара, 19 располагался Expobank, — прим. Forbes Life). Купил спонтанно, по цене намного выше рынка».

— Кто будет автором реконструкции? Сколько времени она займет? Когда откроется музей?

— Думаю, что к лету начнем разбираться. Пока нет ни концепции, ни проекта реконструкции. Ремонт и реконструкция, вероятно, займут пару лет.

Пока есть представление о том, что это будет музей русского и латышского искусства, буду показывать и живопись, и фарфор, и керамику, и майолику Врубеля. Обязательно Древина с Удальцовой. Александр Древин — по сути, самый важный латышский художник.

— Какой из частных музеев, на ваш взгляд, можно взять за образец?

— Из всех частных музеев в мире, что я видел, самое сильное впечатление произвели американская Neue Gallery, там небольшая постоянная экспозиция и масштабные выставки. Frick Collection в Нью-Йорке, у них только постоянная экспозиция, зато какая. И музей Тиссена-Борнемисы в Мадриде. Думаю, будем ориентироваться на Neue Gallery, что-то оставим в постоянной экспозиции и будем привозить-увозить выставочные проекты.

— Ваша коллекция традиционно подписывается как D2, по именам старших детей, Дениса и Дарьи. Принимают ли они участие в проекте музея?

— Да, это семейное собрание, и вся наша семья, дети, жена Катя, обсуждают, как будет устроен музей, что будем экспонировать. Создание музея в Риге, безусловно, наше общее семейное решение.

— Вы планируете подарить музей городу?

— Нет, не планирую. И коллекция, и музей останутся частной собственностью. Работы из московского собрания будем оформлять как временный ввоз. Для Риги открытие такого музея — важное большое событие, несравнимое с тем, какой резонанс оно могло бы вызвать в Москве или в Лондоне. Но Рига не отменяет Москвы. Я обязательно что-то сделаю в Москве. Уверен: у нас будут две площадки, и в Москве, и в Риге.

— На сколько лет рассчитан проект музея? 

— Навсегда. Я создам эндаумент-фонд для поддержки музея.

 Планируете ли вы привлекать к проекту спонсоров, других меценатов?

— Нет. Сейчас речь идет только о моих средствах.

— Частный музей обязывает развивать коллекцию по-новому? Открывать новые направления?

— Пока новых направлений нет. Но появилось понимание, чего мне не хватает в коллекции, что нужно докупить к тому, что уже есть. В общем, музей дает стимул для развития коллекции.   

Дополнительные материалы

Сила искусства: самые дорогие работы в коллекциях российских бизнесменов