Елизавета Корпорейшн: сколько зарабатывает королевская семья и как интервью Меган и Гарри может ей помешать

Фото Chris Jackson / Getty Images
Фото Chris Jackson / Getty Images
Сенсационное интервью, которое принц Гарри и Меган Маркл дали Опре, шокировало британскую королевскую семью. Вот как оно повлияет на их бизнес, который работает уже тысячу лет

После 7 марта, когда вышло разгромное интервью Опры Уинфри с принцем Гарри и Меган Маркл, британская королевская семья находится в шатком положении. Маркл уверена, что старшие члены дома Виндзоров должны были предвидеть грядущие необратимые последствия. «Я не знаю, как они могли ожидать, что по прошествии всего этого времени мы будем и дальше отмалчиваться, пока «Фирма» продолжает активно выстраивать стену лжи вокруг нас», — сказала она в интервью.

Зловещее прозвище «Фирма» появилось более 80 лет назад в связи с эпизодом в современной королевской истории, споры вокруг которого не утихают до сих пор, — отречением Эдуарда VIII в 1936 году (он отрекся от престола, чтобы заключить брак с разведенной американкой Уоллис Симпсон. — Forbes). Авторство термина также приписывают отцу королевы Елизаветы II, королю Георгу VI, и ее мужу, принцу Филиппу. Так или иначе мрачное, но точное прозвище для старших членов семьи вошло в обиход. 

«В интервью Опре Маркл говорила о «негласном контракте» с таблоидами, описывая отношения одновременно симбиотические, подхалимские и пугающие»

«Фирма», также известная как «Monarchy plc», — это публичные лица империи, которую оценивают в $28 млрд и которая ежегодно закачивает сотни миллионов фунтов стерлингов в экономику Соединенного Королевства. Пышные свадьбы, транслируемые по телевидению (рост экономики Великобритании после королевской свадьбы Гарри и Меган оценивается в $1,5 млрд), шумные туры по странам Содружества, помпезность и торжественность публичных выходов — все это вызывает огромный интерес и  приумножает прибыль компаний повсюду: от продаж элитной недвижимости в центре Лондона до развития отдаленных сельскохозяйственных угодий в Шотландии.

История королевской семьи оказалась золотой жилой для британских СМИ. В интервью Опре Маркл говорила о «негласном контракте» с таблоидами, описывая отношения одновременно симбиотические, подхалимские и пугающие. История отлично работает и на продажи в газетных киосках, и на рейтинги на телевидении. Три года назад Brand Finance, британская компания по оценке брендов, оценила вклад «Фирмы» в медиаиндустрию почти в $70 млн. Эта сумма кажется небольшой теперь, когда мы знаем, что интервью Гарри и Меган транслировалось более чем в 60 странах. Даже принц признал, что они смотрели нашумевший сериал Netflix «Корона».

Dominic Lipinski / PA / ТАСС
Dominic Lipinski / PA / ТАСС / Dominic Lipinski / PA / ТАСС

Вопрос о том, кто станет частью «Фирмы» и будет пожинать плоды, остается предметом споров на протяжении многих лет. После ухода Гарри и Меган с официальных должностей количество членов королевской семьи, выполняющих свои обязанности постоянно, сократилось до восьми. Ее Величеству в качестве «сотрудников» «Фирмы» помогает элитное подразделение из семи членов королевской семьи: принц Чарльз, следующий в очереди на корону, и его жена Камилла, герцогиня Корнуольская; принц Уильям, второй в очереди на престол, и Кейт, герцогиня Кембриджская; принцесса Анна, дочь королевы; принц Эдвард, младший сын королевы, и его жена Софи, графиня Уэссекская. 

Историк и королевский комментатор Кэролайн Харрис говорит, что в случае «Фирмы» стремление сузить внутренний круг в такой же степени связано с желанием объединить ресурсы, как и со стремлением удержать контроль над репутацией. «Попытки все оптимизировать явно направлены на противодействие общественному мнению, обеспокоенному тем, что грант суверена достанется слишком большому количеству людей и что слишком много средств уходит на содержание членов королевской семьи», — говорит Харрис.

Организационная структура «Фирмы» отражает тысячелетнюю историю семейного бизнеса и показывает, насколько жизненно важна для ее успеха поддержка общества. «Это очень формализованный бизнес агентов влияния [инфлюенсеров]», — объясняет Дэвид Хей, исполнительный директор Brand Finance. Однако в отличие от такой знаменитой семьи, как Кардашьян, Виндзоры не получают личной прибыли от самого бизнеса, хотя, по различным оценкам, до пандемии они ежегодно вносили в экономику Великобритании около $2,7 млрд. 

Netflix, Spotify и публичные выступления: сколько стоят принц Гарри и Меган Маркл

Влияние королевской семьи на экономику Великобритании в основном связано с туризмом, но Хей отмечает, что есть и другие финансовые выгоды, такие как бесплатное освещение Британии в СМИ (которое в 2017 году оценивалось в $400 млн). Есть и множество ценных королевских «отметок качества», которые выдает монарх (когда бренд является официальным поставщиком дворца. — Forbes): по сути, это знак королевского одобрения на высококачественных потребительских товарах, таких как куртки Barbour и виски Johnnie Walker. По оценкам Хея, такая отметка может увеличивать доход держателя на целых 10%. Как считает Хей, экономические преимущества для компаний и учреждений, находящихся в сфере влияния королевской семьи, намного превышают затраты в $550 млн, связанные с огромными текущими расходами семьи.

Однако не все хотят быть винтиком в монархической машине. Огромное давление, связанное с этой ролью, подталкивало покинуть семью многих, включая, конечно же, принцессу Диану, а теперь и Гарри с Меган. Конец не всегда был счастливым для тех, кто решал (или был вынужден) уйти, но, обзаведясь влиятельными и известными друзьями в Америке, а также несколькими голливудскими контрактами, Гарри и Меган могут оказаться в гораздо более удачном положении финансово (и эмоционально), чем те, кто, по словам принца Гарри, остаются «в ловушке».

Елизавета Корпорейшн

С тех пор как в 1952 году королева Елизавета унаследовала престол после своего отца, она оставалась во главе «Фирмы», даже если не принимала финальные управленческие решения. Принц Филип, 99-летний патриарх семейства Виндзор, некогда был влиятельным членом «Фирмы», но формально ушел в отставку. Не считая ухода принца Гарри, в прошлом году «Фирма» изгнала еще одного из своих старших членов, когда стало известно о тесной связи принца Эндрю с покойным финансистом Джеффри Эпштейном. В 2019 году опальный принц тоже дал скандальное интервью.

«В одном только Букингемском дворце работают около 1200 человек, даже если им не всегда по-королевски платят»

Помимо родственников, дом Виндзоров насчитывает тысячи сотрудников по всему миру. В одном только Букингемском дворце работают около 1200 человек, даже если им не всегда по-королевски платят. Согласно описанию вакансии, недавно опубликованной на официальном портале дворца, начинающий ИТ-специалист может зарабатывать в Букингемском дворце от $40 000 в год без учета льгот. Владения Короны (Crown Estate) — учреждение, которое управляет активами монарха, — предоставляют рабочие места еще 450 сотрудникам, включая совет директоров, который принимает финансовые решения в интересах монарха.

От членов «Фирмы» ожидают, что они продолжат генерировать прибыль для будущих поколений. Королевская семья владеет без права продажи активами на сумму почти $28 млрд, куда входят Владения Короны ($19,5 млрд), Букингемский дворец (ок. $4,9 млрд), герцогство Корнуолл ($1,3 млрд), герцогство Ланкастер ($748 млн), Кенсингтонский дворец (ок. $630 млн) и Владения Короны в Шотландии ($592 млн). Forbes полагает, что личные активы королевы Елизаветы составляют еще $500 млн.

За отчетный год, завершившийся 31 марта 2020 года, Владения Короны заработали более $700 млн, причем более $475 млн — это прибыль. Королевская семья получает 25% дохода Владений Короны – так называемый грант суверена, а остальные 75% поступают в Казначейство Великобритании. Последний грант суверена, полученный королевской семьей, составлял около $120 млн: эти средства используются исключительно на официальные расходы, которые включают в себя зарплаты, безопасность, поездки, хозяйственное обеспечение и ИТ. Личные расходы королевы и ее родственников оплачиваются с помощью еще одного вида платежей от герцогства Ланкастер под названием «Личный кошелек». За последний отчетный год герцогство Ланкастер сообщило о чистой прибыли $30 млн.

«Не то чтобы королева в чем-то нуждается. Ее Величество владеет личными активами на $500 млн»

Как и в случае с любым бизнесом, пандемия отразилась на доходах королевской семьи. В сентябре хранитель «Личного кошелька» признал, что финансы королевской семьи, вероятно, столкнутся с дефицитом в $45 млн, преимущественно из-за резкого сокращения потока туристов и посетителей королевских достопримечательностей в Великобритании во время карантина. Он добавил также, что члены королевской семьи не станут запрашивать дополнительные средства у казначейства. 

Не то чтобы королева в чем-то нуждается. Ее Величество владеет личными активами на $500 млн, которые включают в себя инвестиции, предметы искусства, ювелирные изделия и недвижимость, в том числе два замка: Сандрингемский дворец и замок Балморал. Это имущество будет в основном передано принцу Чарльзу, когда он наконец взойдет на престол. Как и его мать, он не будет владеть напрямую большей частью активов в $28 млрд, которые включают в себя личное имущество королевы, активы Владений Короны, их владения в Шотландии, герцогство Ланкастер, герцогство Корнуолл и два дворца: Букингемский и Кенсингтонский.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чарльз Инкорпорейтед

72-летний принц Чарльз ведет самую масштабную деятельность среди членов королевской семьи, уступая лишь королеве. Как герцог Корнуолльский, Чарльз получает доход от герцогства Корнуолл в дополнение к гранту суверена. Эдвард III основал герцогство Корнуолл в XIV веке, чтобы занять своего первенца (и обеспечить его), пока тот еще не стал королем. Сегодня в герцогстве заняты 150 сотрудников, которые управляют более чем 53 000 гектаров недвижимости по всему юго-западу Англии стоимостью почти $1,3 млрд.

Как и в случае с Владениями Короны, принц Чарльз не может продать активы, принадлежащие герцогству, но может на них зарабатывать. Сдавая в аренду недвижимость розничным торговцам, фермерам и жителям, герцогство выручило в прошлом году более $50 млн, причем $30 млн перешли к принцу Уэльскому и его потомкам на зарплаты персонала и поддержание деятельности. Даже без короны герцогство Корнуолл приносит Чарльзу гораздо больше прибыли, чем грант суверена, который в прошлом году выплатил ему менее $2,5 млн. Из этих сумм $7,3 млн ушли на зарплаты 132 личных сотрудников принца, $6,75 — на налоги, а $4,4 млн — на благотворительную деятельность, включая «Траст принца», некоммерческую организацию Чарльза, которая помогает безработной молодежи.

«Худшим из возможных обвинений среди всего, что Меган и Гарри рассказали Опре, оказалось то, что королевская семья проявляет расизм»

Значительная часть этого дохода идет на содержание его сыновей. В прошлом году принц Уильям и принц Гарри получили в общей сложности $7,8 млн на собственные расходы, однако, как отметил Гарри в интервью для Опры, он больше не получает это финансирование. В том же интервью Меган дала понять, что уход супругов могло ускорить намерение семьи помешать их сыну Арчи получить титул принца, а с ним и финансовую поддержку, которая полагается действующим членам королевской семьи. Это, как считает королевский историк Харрис, свидетельствует о том, что Чарльз стремится сократить число старших членов семьи и консолидировать ресурсы. Даже если решение вытеснить Арчи было исключительно деловым, Харрис отмечает, что «выглядит это плохо, поскольку может быть истолковано как исключение из королевской семьи родственника смешанной расы».

«Я не видела паспорта и ключей с тех пор, как стала членом семьи»: главное из интервью Опры с Меган Маркл и принцем Гарри

«Худшим из возможных обвинений среди всего, что они рассказали Опре, оказалось то, что королевская семья проявляет расизм, — говорит Хей из Brand Finance. — Это нанесет удар по финансам [членов королевской семьи]». В своем первом заявлении после воскресного интервью королева затронула этот вопрос, попытавшись уменьшить количество негатива, вылитого на семью прессой. «Поднятые вопросы, особенно расовые, вызывают беспокойство, — заявила Ее Величество в своем официальном послании. — Хотя воспоминания о некоторых событиях могут различаться, мы относимся к ним очень серьезно и обсудим их в кругу семьи. Гарри, Меган и Арчи всегда будут любимы в семье».

Уильям Лимитед

Старший сын принца Чарльза и второй в очереди на престол, принц Уильям не получает доход напрямую из герцогства его отца, однако он и его супруга Кейт, несомненно, могут поднять продажи брендов без королевских знаков, которые, по данным Brand Finance, в 2017 году принесли британской экономике более $165 млн. Популярность Кейт часто увеличивала продажи брендов, которые она носит на публике или которые просто подражали ее стилю. В 2015 году G.H. Hurt & Sons, производитель одеяльца принцессы Шарлотт, зафиксировал 100 000 посещений сайта после того, как в британской прессе появились фотографии новорожденной.

«Благодаря наследству Дианы, которое Forbes оценивает в $10 млн, Гарри и его семья смогли переехать в Калифорнию»

Однако герцог и герцогиня Кембриджские не зарабатывают на своем влиянии. 38-летний Уильям ежегодно получает финансирование от герцогства Корнуолл на оплату личных расходов его семьи. За отчетный год, завершившийся в марте 2020-го, принц получил часть от почти $8 млн, которые ему пришлось разделить с принцем Гарри и Меган Маркл, прежде чем они объявили, что отказываются от выполнения королевских обязанностей. Однако, как и Гарри, герцог Кембриджский не зависит от дохода от герцогства полностью. Принцы получили часть наследства их покойной матери, принцессы Дианы, когда им исполнилось 25 лет. Благодаря наследству Дианы, которое Forbes оценивает в $10 млн, Гарри и его семья смогли переехать в Калифорнию, когда семья «буквально лишила [его] финансовой поддержки» (как он сам рассказал Опре в воскресенье).

Отойти от дел

Уход из британской королевской семьи — это вряд ли финансовый приговор. Переехав в особняк за $14,7 млн в Санта-Барбаре, штат Калифорния, Гарри и Меган заключили несколько удачных контрактов, доходов от которых им хватит на несколько десятилетий. Эти средства необходимы для поддержания круглосуточной охраны, расходы на которую могут достигать $4 млн в год.

У них есть и другие источники дохода. В декабре супруги выпустили первый подкаст на Spotify под названием Archewell Audio. В том же месяце они подписали с музыкальной корпорацией трехлетний контракт на производство подкастов, выплаты по которому могут составить от $15 млн до $18 млн, как сообщал Forbes в феврале. Эта сделка стала дополнением к готовящейся серии передач о психологическом здоровье на Apple TV+, где Гарри выступает в качестве исполнительного продюсера наряду с Уинфри (размер его гонорара не раскрывается), и пятилетнему контракту с Netflix, который королевская чета подписала в сентябре. Ожидается, что они будут выпускать для стримингового сервиса документальные фильмы и сериалы, художественные фильмы, телешоу и детские передачи и получать доход в четыре раза больше того, что они получали от герцогства Корнуолл.

«Освободившись от оков «Фирмы», Гарри и Меган вряд ли столкнутся с финансовыми сложностями»

Выбор шоу Опры в качестве площадки для первого интервью после ухода из королевской семьи оказался одинаково удачным как для будущих проектов пары, так и для телеканала. Когда Меган рассказывала, как страдала от суицидальных мыслей, находясь во Фрогморском коттедже и не имея доступа к психологической помощи, Опра упомянула о ее сотрудничестве с Гарри. «Никто не должен подвергаться подобному, — немедленно сказала она. — Вы знаете, мы с Гарри работаем над серией передач о психологическом здоровье для Apple, поэтому мы слышим много подобных историй».

Освободившись от оков «Фирмы», Гарри и Меган вряд ли столкнутся с финансовыми сложностями, как было с его двоюродным дедом, королем Эдвардом VIII, который в 1930-х годах отрекся от престола, чтобы жениться на разведенной американке Уоллис Симпсон. Как отмечает Хей из Brand Finance, если они выйдут за пределы контрактов с Netflix и Spotify и займутся украшениями и одеждой, «Гарри и Меган могут стать брендом на $1 млрд».

Перевод Натальи Балабанцевой