«Мы знатно повеселились»: как Артем Габрелянов заработал миллионы на комиксах и не встретился с Харви Вайнштейном

Кадр из фильма «Майор Гром: Чумной Доктор»
В преддверии выхода фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» основатель издательства Bubble Артем Габрелянов рассказал Forbes Life о переговорах с зарубежными киностудиями, сорвавшейся встрече с Харви Вайнштейном и о том, почему успех его проекта сыграет на руку российской экономике и индустрии развлечений

В 2011 году выпускник факультета журналистики Артем Габрелянов основал издательство комиксов про русских супергероев Bubble. Со временем компании удалось выйти на полную самоокупаемость — в 2020 году супергерои, по словам Габрелянова, принесли 44 млн рублей выручки. С оглядкой на опыт западных коллег из Marvel и DC в 2015 году Габрелянов объявил о создании подразделения Bubble Studios, на которое легла ответственность за создание киновселенной Bubble. 1 апреля в прокат выходит первый крупный проект киностудии «Майор Гром: Чумной Доктор» — экранизация комикса про майора Игоря Грома и его противостояние с Чумным Доктором в декорациях Санкт-Петербурга. 

— Расскажите, как появилось издательство Bubble? 

— Я окончил факультет журналистики и подумал, что хочу получить второе высшее образование в области режиссуры. В итоге на режиссера я не поступил, но понял, чем хочу заниматься — у меня был опыт в написании текстов, который было решено применить в создании комиксов. Они, по сути, являются экономичным вариантом кино — бюджет на спецэффекты ограничен только фантазией автора. Вместе со знакомыми художниками я основал издательство Bubble. Сначала мы выпускали юмористический журнал, который позднее пришел к своему современному формату — ежемесячные выпуски комиксов про российских супергероев. 

— У вашего отца (Арам Габрелянов, глава издательского дома News Media. — Forbes Life) в 1990-е годы тоже было свое издательство комиксов. 

— Да, сначала оно называлось «Сережка», потом «Арбуз». Именно оттуда пришел один из основателей Bubble — художник Андрей Васин, старый друг моего отца. Он рисовал первые выпуски «Бесобоя» и «Майора Грома». Благодаря его опыту и советам нам удалось достаточно быстро встать на ноги. 

— Как вы объявили о появлении Bubble будущим читателям?  

— Мы знатно повеселились. Я подумал, что надо бы похулиганить, и мы развесили по подъездам в Москве объявления, в которых говорилось: «Семья супергероев снимет квартиру в вашем доме. Обещаем бороться со злом в районе». Еще мы установили часы в Парке Горького, которые отсчитывали время до конца света 2012 года. В общем, довольно креативно ко всему подошли. 

— Каких финансовых вложений потребовал запуск издательств вместе с промокампанией? 

— На запуск издательства потребовалось $3 млн. К промо мы подошли довольно бюджетно, объявления в подъездах стоили копейки. Вот часы были дорогими — их изготовление и установка обошлись примерно в 200 000 рублей. Конечно, гораздо дороже нам обходилось и обходится само издательство: авторские гонорары, работа художников, печать. Комиксы хороши в печатном формате, и издательство отвечает за их производство и логистику. Плюс существует надбавка магазина — мы вынуждены ставить небольшую цену за комиксы, чтобы вместе с надбавкой их стоимость оставалась приемлемой для наших читателей. 

Наши книги комиксов в среднем стоят 350-400 рублей. В принципе это не очень дорого. Тираж каждой книги в целом составляет 3000 экземпляров, но постоянно идут допечатки. Первые выпуски «Майора Грома», например, допечатываются уже в седьмой раз. Плюс у нас есть мерч — с его продажи на фестивалях мы очень много зарабатываем, потому как именно на фестивалях случается всплеск аудитории. 

— За все это время вам удалось окупить первоначальные инвестиции? 

— Да, издательство сейчас на полной самоокупаемости. В 2020 году наша выручка составила 44 млн рублей. В 2019 было больше — 49 млн рублей. Показатели упали из-за пандемии и отмены фестивалей. 

— Как COVID-19 сказался на работе издательства? 

— Как я уже сказал, отменились три очень крупных фестиваля — Comic Con в Москве и Санкт-Петербурге, а также наш Bubble Fest. Из-за этого мы потеряли 6-8 млн рублей. С одной стороны, мы не тратили деньги на допечатку комиксов, но с другой — это очевидно упущенная прибыль с продажи мерча и комиксов на конвенциях. В 2020 году пострадали многие издательства, но при этом не выросли продажи диджитал-комиксов. Люди продолжают покупать бумажную продукцию. То есть в индустрии развлечений за пандемию выросли онлайн-просмотры у стриминговых сервисов, но с комиксами все осталось по старинке. Хотя нам, как и западным коллегами из Marvel и DC, кажется, что будущее за электронными версиями. 

Диджитал-комиксы — это еще одна ступень вперед. Я бы даже сказал, что это новый виток эволюции сторителлинга. Технологии могут оживить комиксы, заставить их двигаться, добавить звука. Это потребует больше времени на создание, но в итоге все с лихвой окупится эмоциями, которые читатель получит от интерактивного комикса. 

— В 2019 году рынок комиксов в России занимал от 1,5% до 2% от общего издательского рынка. Сейчас ситуация изменилась? 

— Да, сейчас на рынок пришли очень крупные издательства: АСТ, «Эксмо». Однажды на Comic Con в России мы с главным редактором Bubble Романом Котковым заметили, что по фестивалю ходят высокопоставленные люди из различных книжных издательств и присматриваются. Они поняли, что появилась новая сила на рынке печатной продукции, и за несколько лет скупили независимые издательства, у которых были права на издание комиксов Marvel и DC. 

«Личный книжный дилер»: как живут (и выживают) независимые магазины книг в России сегодня

— Вам поступали предложения о продаже Bubble более крупному издательству? 

— Нет, не поступали. Я думаю, они понимают, что это бессмысленно — у нас полный цикл производства, и нам в целом никто не нужен. Думаю, на Bubble приходится около 20% продаж всего рынка комиксов в России. Конечно, зарубежные издания покупают больше. В месяц выходит один номер «Майора Грома», а против него отдельные комиксы про Бэтмена, Супермена, Человека-паука. В процентном соотношении мы не занимаем лидирующие позиции по количеству издаваемой продукции. Мы, как ни крути, не можем соревноваться с пятью разными издательствами. При этом в магазинах «Чук и Гик» (старейшая сеть магазинов комиксов в Москве. — Forbes Life) мы стабильно входим в топ продаж. 

Рынок комиксов несомненно вырос, но, к сожалению, этого нельзя сказать про покупательскую способность. Предложений появилось много, а спрос остался прежним. Раньше человек мог купить все пять выпусков, которые вышли за месяц, а сейчас их за тот же период выходит 25 штук и покупателю приходится выбирать, что именно приобрести. 

— То есть рынок перенасыщен? 

— Можно и так сказать. Сохранилось ядро аудитории, которое читает комиксы. Оно выросло, но не так сильно, как количество комиксов на рынке. Мы все ждем взрыва читательского интереса. Ждем, что обычные люди, которые не читали раньше комиксы, присоединятся к сообществу после выхода фильма «Майор Гром: Чумной Доктор». Мне кажется, мы в Bubble можем переломить парадигму мышления людей, которые раньше избегали комиксов в силу разных причин. 

— В 2015 году вы объявили о запуске Bubble Studios — киноподразделения издательства, на которое легла задача создания фильмов. Как все происходило? 

— В создание Bubble Studios был вложен $1 млн — это частные инвестиции. В 2017 году мы выпустили короткометражный фильм «Майор Гром» и поняли, как видим дальнейшее развитие киновселенной и работу студии. Во время подготовки к съемкам мы получали предложения о сотрудничестве от российских киностудий, но всем отказывали. Мы были напуганы историей с Marvel, которые продали свои лицензии разным студиям еще в 1990-е годы. Некоторые фильмы получились откровенно неудачными, другие были сняты совершенно в ином ключе и стилистике, чем комиксы издательства. Нам была важна творческая независимость, поэтому мы хотели снимать фильм самостоятельно — таким, каким мы его видим. Нам не хотелось отдавать права на франшизу в руки людей, которые не горят идеей, а просто хотят заработать денег, не вникая в тонкости сюжетных линий и нашей вселенной. 

— Почему первой вы решили экранизировать именно историю Майора Грома? 

— Все просто: он самый популярный и самый дешевый в производстве. Для экранизации «Бесобоя» нам пришлось бы отрисовывать миллионы демонов, для «Эксилибриума» создавать волшебство с помощью спецэффектов, «Красную Фурию» нужно было бы снимать в самых разных локациях. В «Майоре Громе» все проще, но удивительно другое — его экранизация казалась нам самой простой, но всех наших сил и средств едва хватило, чтобы сделать фильм так, как мы его задумывали. 

Поставь мы себе более высокую планку, что-нибудь могло бы сорваться в процессе производства, на съемках, на монтаже. «Майор Гром» нас не убил, но точно сделал сильнее. 

— Почему вы решили устроить первый показ короткометражного фильма не в России, а на Берлинском фестивале? 

— Это было не на самом фестивале, а на кинорынке в его рамках, где мы общались с потенциальными партнерами. Позднее мы ездили в США на переговоры с местными продюсерами по поводу съемок полнометражного фильма «Майор Гром: Чумной Доктор», потому что на Западе многим понравился короткий метр. В итоге мы решили снимать в России на русском языке для аудитории, которая любит и знает героев и вселенную. 

В Америке у нас была запланирована встреча с представителями кинокомпании Miramax Films, созданной Бобом и Харви Вайнштейнами. Буквально за три дня до встречи в The New York Times вышло интервью Эшли Джадд, где она обвинила Харви Вайнштейна в харассменте. Мы не знали, что нам делать — отменяется встреча или нет. В итоге решили позвонить в Miramax. Сначала они нам сказали, что все в силе, а на следующий день перезвонили со словами: «Не приходите, давайте позже свяжемся». Мы стали свидетелями этих обвинений и разоблачений. Видели, как скандал охватил всю Америку. 

— Вы полностью отказались от иностранной версии полнометражного фильма? 

— Зарубежные студии хотели максимально изменить его концепцию. Сменить Санкт-Петербург на Нью-Йорк, Майора Грома назвать Гарри Тандер, других русских персонажей вообще убрать. Тогда от нашей оригинальной истории ничего бы не осталось. Поэтому мы сделали свой фильм, который изначально и планировали, но добавили к нему иностранные субтитры, чтобы принимать участие в зарубежных кинорынках. Нам важно и нужно, чтобы про Майора Грома узнало как можно больше людей. Было бы круто прийти в кинотеатр в Лос-Анджелесе, взять попкорн и посмотреть там наш фильм. 

— Насколько известно, в ранних версиях сценария «Майор Гром: Чумной Доктор» были отсылки к современной политической ситуации в России. Почему вы решили от этого отказаться? 

— Они, во-первых, присутствуют в оригинальном комиксе, и он остается достаточно актуальным по сей день. От политических аллюзий мы решили отказаться после выхода нашего тизера, где Чумной Доктор призывал сторонников запускать бумажные самолетики в знак того, что они хотят перемен. Это было наше самое эффективное вложение средств на тот момент, потому что мы поняли реакцию общественности и смогли пойти в правильном направлении во время написания сценария. Нас тогда обвинили во всех смертных грехах: с одной стороны, писали, что мы работаем на режим, с другой — называли либералами. Мы намеренно ушли от политического контекста в полнометражном фильме. Это история про классовое неравенство — о богатых людях, которые уходят от наказания, но от огня Чумного Доктора деньги не спасают. 

— В полнометражном фильме вы также значительно изменили одну из героинь, журналистку Юлю Пчелкину — она стала более решительной и боевой. 

— Да, когда мы делали комикс в 2011-2012 годах, то все было иначе. Женские образы были другими. Но мне кажется, если ты про себя прошлогоднего не можешь сказать «какой же я был дурак», то ты просто перестал развиваться, и эту проблему следует решать. Мы в Bubble не стесняемся развиваться и меняться. Да, на старте у нас были проблемы с описанием, действиями и визуализацией женских персонажей в комиксах, но мы подросли во всех смыслах. Мы сделали очень классный апдейт Юли Пчелкиной, и Любовь Аксенова, которая исполнила ее роль в фильме, смогла сделать героиню еще живее. 

БДСМ, ЛГБТ и лассо правды: эволюция первой иконы феминизма в комиксах

— В России партнерами на съемках полнометражного фильма стали «Яндекс.Студия» и «Кинопоиск HD». Что вам даст такое сотрудничество? 

— Команды «Яндекса» и «Кинопоиска» очень помогают нам в продвижении. Сейчас у нас готовится много рекламных акций — мы решили спрессовать промокампанию, поэтому «массированная атака» начнется за неделю до проката. В современном мире у людей короткое окно внимания — я сам не могу вспомнить, что было в январе, хотя прошло всего 2 месяца. Мы решили устроить рекламную кампанию здесь и сейчас на «Кинопоиске» и на платформах «Яндекса» — «Яндекс.Еде» и «Яндекс.Такси». 

Возникла только одна небольшая проблема — в трейлере фильма «Майор Гром: Чумной Доктор» сначала появляется логотип Bubble Studios, а следом логотип «Кинопоиск HD» — это не только стриминг-платформа, но и компания по производству контента. Многие думают, что фильм выйдет сразу на «Кинопоиске», а нам очень важен прокат в кинотеатрах. В сети, на сайте партнеров он появится только после окончания проката. 

— Как Bubble Studios выстраивает отношения с Фондом кино и Министерством культуры? Они заинтересованы в развитии комикс-индустрии в России? 

— Они не финансировали съемки «Майор Гром: Чумной Доктор». Я думаю, что в успехе фильма заинтересованы как минимум люди, которые работают в отечественной индустрии развлечений. Если смотреть шире, то представители других отраслей тоже будут получать бенефиты от хорошего проката. Появление успешного фильма или франшизы качает экономику, привлекает инвестиции из других сфер. Успех также открывает выход на зарубежный рынок — все помнят, сколько было шума, когда российский сериал «Эпидемия» продали на Netflix. Успех внутри страны подогревает интерес у западной аудитории. Это работает на общее развитие индустрии. Я уверен, что люди, которые так или иначе имеют отношение к культуре, заинтересованы в том, чтобы «Майор Гром: Чумной Доктор» заработал как можно больше и все о нем узнали. 

— Как проходили съемки фильма? Сколько потребовалось съемочных дней? 

— У нас было около 85 съемочных дней, каждая третья смена — это каскадерские сцены, где много трюков и драк. Также по сюжету действие часто происходит ночью, а это ночные смены, которые даются намного тяжелее. Много сцен мы отсняли на крышах Санкт-Петербурга, потому что хотели показать панораму города, его вид сверху. Я бы хотел сказать, что все это было очень сложно, но по большому счету наши сложности никого не интересуют. Зритель не узнает, как проходили съемки, он увидит готовую картинку на экране, — если она действительно качественно и интересно сделана, то ему неважно, как это получилось. Без разницы, сколько пота и слез было пролито, сколько кофе выпито. 

Несмотря на сложности, на съемках было очень много запоминающихся моментов. Мы, например, выезжали на огромном мусоровозе с перевернутым инкассаторским фургоном на Дворцовую площадь. Про то, как было получено разрешение на съемку этой сцены, можно снимать отдельный фильм. Это же главное историческое место в Санкт-Петербурге, главнее только Зимний дворец или крейсер «Аврора», и тут мы говорим властям города: «Мы снимаем кино и хотим, чтобы на площадь въехала машина и все разворотила. Вокруг будут взрывы, куча мусора и грязи». Нам, конечно, очень повезло, что с нами работала специалисты, которым удалось добиться разрешения. 

Мы в принципе старались снимать в городе, а это накладывает много трудностей — нужно перекрыть улицы, договориться со всеми жильцами ближайших домов. Проблем может подкинуть погода, если на целый день зарядит дождь. Нам удалось снять все, что мы хотели, и главное, что на кадрах видно — это Петербург, а не павильон. 

— Почему решили выбрать местом действия именно Санкт-Петербург? 

— Город очень красиво встраивается в сюжет своей архитектурой, лепниной, памятниками. Я с трудом представляю Чумного Доктора на фоне московской панельки, а вот когда он стоит на крыше, а позади него виднеется Исаакиевский собор — это выглядит намного честнее. Художник-постановщик и режиссер нашего фильма жили в Петербурге, они знают город и любят его, поэтому смогли воссоздать его на экране живым и интересным, а не просто очередным туристическим центром с Медным всадником. 

— Какие у вас ожидания от фильма? 

— Бюджет фильма составил 600 млн рублей, в прокате нам нужно собрать 1,5 млрд рублей. Это не очень много, учитывая, что фильм «Холоп» собрал 3 млрд рублей. Миллиард в принципе можно рассчитать наперед, основываясь на количестве кинотеатров для проката и числе людей, заинтересованных в фильме. Все, что больше 1 млрд рублей, — этого никто заранее не знает, потому что на прибыль и продажу билетов может повлиять множество факторов. На выходных может пойти ужасный ливень, и никто не придет в кино, а это уже минус один день проката с минимальной выручкой. 

Мы нацелены на 1,5 млрд рублей. Нам нужно отбиться, чтобы вложить деньги в следующий фильм и развитие киновселенной. Мы гордимся тем, что делаем: уже 10 лет выпускаем российские комиксы, у «Майора Грома» в этом месяце выходит юбилейный, 100-й номер. Сейчас редакция Bubble, съемочная группа и наши фанаты замерли в ожидании релиза фильма. В 2012 году у нас произошел взрыв на рынке комиксов, и нам хочется увидеть, что случится теперь. Мне кажется, нам удастся произвести еще один взрыв и сдвинуть тектонические плиты в индустрии развлечений, на которых образуется материк Bubble. 

Дополнительные материалы

5 комиксов на русском языке, которые стоит прочесть